(navigation image)
Home American Libraries | Canadian Libraries | Universal Library | Community Texts | Project Gutenberg | Children's Library | Biodiversity Heritage Library | Additional Collections
Search: Advanced Search
Anonymous User (login or join us)
Upload
See other formats

Full text of "Vestnik pervopokhodnika [serial]"

5?- 



"-. ъ 



Ксрниловл ПСЙ^Л 




^^ф^ 



"ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА 
ежеиесячнкй журнал, посвященньШ Первону Кубанско1.:у 
походу к истории Белых армий. 

"ТЕЗТМХК Р^йУОРОНОБНХКА" 

Моп'ЬЫу Маёаг1пе оГ -ЬЬе 

Яос1е1;у оГ Сепега! КошНоУз Уе-Ьегапз 

оГ -ЬПе ?1г51; КиЪап Сатра1ёп ава1пз-Ь -ЬЬе Со11Ш1ип1з-Ьз. 

1624-1 ЕсЬо Рагк АУе., Ьоз Апее1ез, Са11Гогп1а, 90026, 

РЬопе: 629-8208. 

б-й год издания 1\" 57/58 Июнь-И10ль__1_9бб_г . 



ПЕСНЯ ВОТКИНЦЕВ 



пы онахля подняли восстанья, 
Еабами мы нить не могли 
И, в руки веяв крест испытанья, 
Ис края родного ушли. 

Оставили села и нивы, 
К хршлы, и сладостный труд, 
Н, в скорби своей молчаливы, 
С врагами 1^ вышли на суд. . . 

Покинули в горькой разлуке 
Детей, матерей и отцов 
И, стиснувши зубы от муки, 
Ушли под мечами врагов... 

11ы долго боролись 30, счастье.. 
Была непосильна борьба, 
И те1яные тучи ненастья 
Дарила на1>.1 злая судьба... 



Иы долго боролись - устали... 
Сражаясь в кровавой пыли. 
Враги нашу силу отняли, 
Но дух угасить не могли!.. 

В нас дух наших предков великих. 
Служивших родимой стране. 
Нас с неба приветствуют лики 
Погибших в жестокой войне. . . 

Иы знамя подняли восстанья, 
Рабами не можем мы жить, 
Не можем снести испытанья. 
Греху и безумству служить... 

До волн голубых океана 
Прошли среди грома и тьмы. 
Грозою для вражьего стана 
В победах прославились мы!.. 



Ны русского счастья основы. 
Без страха мы смотрим вперед. 
Всегда мы бороться готовы 
За Правду, за Русь, за Народ!.. 



- 2 - 



ШСЕВЦЫ И вотккнцы. 

Еще не настало время для историка, спокойного, беспристрастно- 
го, который написал бы полную картину страданий русского народа с 
момента падения исторической Государственной власти в 1917 году. Од- 
нако, записки современников, хотя бы и не личные, лишь бы они были 
правдивы и точны, дадут в будущем лучший материал для составления 
истории. 

Наша Задача в данное время сберечь и собрать этот материал и 
передать его "нашей смене". 

Эпизоды героической борьбы рабочих Ижевского и Боткинского за- 
водов мало кому известны, и о них необходимо напоминать. Это необхо- 
димо еще и потому, что на русского рабочего наклеена вывеска, как 
на предателя своей родины, как на главного губителя и д-гучителя рус- 
ской культуры. 

Напо1\гаим, что рабочий класс в прежней России был ничтожнЫ1^1. По- 
чти каждый рабочий был одновременно и крестьянином. Только очень не- 
многие, так называ.емые "цеховые" рабочие, то есть, вернее, мастеро- 
вые были подлинными настоящими рабочими, не имевшими иного зарабоа*- 
ка, как только за свой труд на заводе. Таковы1\ли были Ижевские рабо- 
чие нерабочие Боткинского завода. 

Естественно, что палачи нашей Родины - партии соцпялгистов-рово- 
люционеров и социал-демократов - видели в них свой оплот и считали 
себя выразителями их воли и их мнений. 

В мирное время Ижевский оружейный и сталелитейный завод был 
гордостью России. До 50000 рабочих, разбитых на многочисленные цехи. 
Перечислю лишь часть из них: два механических (оружейный и сталели- 
тейный), ствольный, ложечный, приборочный, литейный чугунный и ли- 
тейный стальной, молотовой, прокатный, кирпичный и другие. 
Основанный при Екатерине Великой на реке Иже, завод был организован 
генералом Дерябиным. К нашему времени он разросся чрезвычайно. Завод 
лежал примерно в 400 верстах от Уфы, в стольких же от Перми и прибли- 
зительно в 350 верстах от Казани. 

Боткинский механический и судостроительный завод находился в 
60 верстах о^ РТжевского завода на реке Каме. 

Характерной особенностью Ижевских рабочих было то, что они бы- 
ли, так сказать, потомственные рабочие. Ремесло о^ца переходило к 
сыну. Завод был для них не случайным, не чуждым, а родной стихией. 
Редкие по качеству ружейники, замочники, ствольники были среди них, 
и они гордились качеством своей работы. Б награду за хорошую работу 
они получали особые, обшитые позументом почетные кафтаны, денежные 
награды, медали и, наконец, пожизненную пенсию. 

Все эти особенности чисто русского быта и организации завода 
были, конечно, бельмом на глазу интернациональной шайки, питающейся 
кровью России. 

В конце лета 1918 года Ижевский и Боткинский заводы восстали 
против власти советов. Печать замолчала, как могла, это событие, По- 
дул1ать только: рабочие восстали против рабоче-крестьянской власти! 
Против их власти! Против власти, давшей им все, сделавшей их хозяе- 
ва.»! и диктаторами! 

Однако, это понятное для нас и непонятное для инострптцрв ообтд- 
тие произошло. Ижевцы и Воткинцы посстали, как восставали в свое 



- 3 - 



время Запорожцы. Восстали за оскорбляемую веру свою, восстали за по- 
руганную Родину, оа свои обычаи и привычки, за родные им заводы. 

Порваны цепи кровавого гнета, 
Гневно врага уничтожил народ, 
И закипела лихая работа: 
Ожил рабочий, и ожил народ! 

Молот заброшен, штыки и гранаты 
Пущены в ход молодецкой рукой. 
Чем не герои, чем не солдаты - 
Люди, идущие с песнями в бой?!! 

Люди, влюбленные в светлые дали, 
Люди упорства, отваги, труда, 
Люди из слитков железа и стали, 
Люди, названье которым - руда! 

Кто не слыхал, как с врагами сражался 
Ижевский полк под кровавой Уфой? 
Как с гармонистом в атаку бросался 
Ижевец - русский рабочий простой?!! 

Годы пройдут над отчизной свободной, 
Сложится много красивых баллад, 
Но не забудется в песне народной 
Ижевец - истинный русский солдат... 

- запели их роты и батальоны. Наскоро сколоченные. С офицерами из 
своей же рабочей среды. Без обмундирования. Одетые в рабочие блузы 
и чуйкк, Ижевцы и Воткинцы, не рассуждая, бросились в борьбу. 

Страшные бои на Иже... под Уфой... Зверства большевиков, осо- 
бенно беспощадных к Ижевцам и Воткинцахи Суровый переход через Ле- 
дяную Сибирь... Тысячи убитых и искалеченных... Байкал. С грохотом 
ломающийся лед... Люди и лошади, исчезавшие в холодной пучине... 
Нет возможности в кратких строках описать все ужасы, испытанные эти- 
ми героями-рабочими, восставшими на защиту своей родины. 

В то время, как бывшие военнопленные - "братья-чехословакн" 
с награбленным ими в Сибири русским добром катили в бесчисленных ва- 
гонах на Восток, Ижевцы и Воткинцы, с другими частями Русской Армии, 
совершали свой крестный путь от Волги к Тихому океану. 

Жуткая весть о расстреле в Иркутске социалистами-революционера- 
ми преданного союзниками Верховного Правителя Адмирала Колчака, же- 
стокие холода, смерть от сыпного тифа, косящего ряды, - ничто не сло- 
мило этих рабочих. 

Их роты и полки, упорно стиснув винтовки в руках, пробивали се- 
бе путь на Восток... 

Ныне они - обломки когда-то сплоченной, многотысячной массы, 
выброшенные на чужбину, как и все мы. О них как-то забыли. Социали- 
сты-революционеры молчат по понятньш причинам: им, духовны^! союзни- 
кам палачей России, эти единственно настоящие русские рабочие явля- 
ются навсегда живым укором. Остальные русские молчат о них, ибо или 
забыли, или не знают. Но молчать о чих нельзя. Ижевцы и Воткинцы - 
больше, чем обыкновенные добровольцы. Это люди, не только умиравшие 
за Родину нашу, но и люди, благодаря которым смыт позор с честного 
имени русского рабочего. 



- 4 - 

Окасзалось, что для них Вера Православная, Россия, наши обычаи 
так же дороги, как они дороги казаку и крестьянину-добровольцу. 

Вот почему можно верить, чт'о страдания Ижевцев и Воткинцев не 
пройдут бесследно. Тысячи и тысячи их погибли за русское дело. 

16-го августа они празднуют годовщину восстания пх заводов. 

Г'1не верится, что в этот день по всему пространству рассеяния 
Русской Рати мы услышим безмолвную команду: "Смирно! На молитву Шап- 
ки долой!" В наших церквах мы услышим моления: "Во блаженном успении 
вечный покой подаждь, Господи, убиенны^.!, умученным и погибший рабам 
Твоии воинам Ижевцам и Воткинца1л, имена же их Ты, Господи, веси... 
и сотвори им вечную память". 

Не безнадежные рыдания услышат эти погибшие герои, а тихую 
грусть и радость, что они не забыты, что среди миллионов погибших де- 
тей России они занимают одно из срл-адх почетных мест. 

Пусть в этот день оставшиеся в живых немногочисленные, но могу- 
чие духом йжевцы и Воткинцы споют свою боевую песню: 

"Вспомним же, братцы, как полк наш сражался, 
Ижевский полк под кровавой Уфой, 
Как с гармонистом в атаку бросался 
Ижевец - русский рабочий простой..." 

Кап. 2 ранга Б.Апрелев 
(Рз газеты "Слово" № 854, 
16 авг. 1931 г.) 

оОо 




- 5 - 

ИЮЛЬСКИЕ ДНИ ВБЛИЗИ ЕКАТЕРИНБУРГА В 1918 ГОДУ. 

25 мая 1918 г. следовавшие по Западно-Сибирской жел. дороге на 
восток чешские эшелоны при попытке их разоружения красными власттш 
в ряде сибирских городов - Челябинске, Кургане, Омске, Новониколаев- 
ске - оказали сопротивление и, при помощи русских тайных офицерских 
и общественных организаций, свергли большевистскую власть. 

В Омске появилось Временное Сибирское правительство, избранное 
Томской Областной Думой. Во главе правительства стоял томский при- 
сяжный поверенный Петр Вологодский, по убеждениям эс-эр. На террито- 
рии освобожденной от большевиков Западной Сибири было восстановлено 
демократическое управление. Чехословацкие части, вместе с русскими 
добровольцами и мобилизованными офицерами и казаками, повели дальней- 
шую борьбу по очищению Сибири от большевиков. 

Из столицы Западной Сибири Омска Центральное Западно-Сибирское 
большевистское правительство (Сибревкоь;) бежало на Урал двумя путя- 
ми - на пароходах по р.Иртышу через Тобольск и по жел. дороге на Ека- 
теринбург. Из попутных городов по линии жел. дороги Омск- Екатеринбург 
большевики вывозили все, что возможно было вывезти. Ограбили банки, 
увозили товары из складов и магазинов частных лиц, готовые изделия 
и сырье с фабрик и заводов, муку и зерно с мельниц и элеваторов, уво- 
дили паровозы и вагоны с жел. дорожных станций. В течение продолжи- 
тельного времени один за другим шли товарные поезда в сторону Урала. 
Придорожное население долго ломало голов^г, что означало это необыч- 
ное движение • поездов. 

Разъяснилось деле, когда по линии жел, дороги были расклеены 
приказы главнокомандующего красным сбродом товарища Шебалдина, пред- 
лагавшего всех сторонников Сибирского правительства - офицеров, быв- 
ших чинов полиции, чиновников и духовенство - беспощадно расстрели- 
вать на местах. Путь отступления красных ознаменовался цельп/! рядом 
невинных жертв из разных сословий. Поэтому при приближении красных 
недисциплинированных частей, состоявших в большинстве из доброволь- 
цев (фабричных рабочих, многие вынуждены были укрываться в лесах и 
болотах. 

Из Омска красная пехота отступала вдоль линии Омск - Екатерин- 
бургской жел. дороги. Русские и чешские части преследовали красных, 
ведя ежедневные стычки. Когда Царская Семья переживала последние 
трагические дни своей жизни в Екатеринбурге, фронт приближался к 
гор.Тюмени (300 верст от Екатеринбурга). 

7-го июля большевистские банды потерпели сильное поражение око- 
ло станции и реки Вагай, в результате чего бежали без оглядки, не 
оказав сопротивления на р.Тоболе, у гор.Ялуторовска, только подорвав 
одно звено жел, дорожного моста через эту реку и расстреляв заключен- 
ных в городской тюрьме. 

Чтобы задержать паническое бегство красных героев, крестьяне 
ближайшей к Ялуторовску деревни разрушили полотно железной дороги и 
подпилили несколько телеграфных столбов. Красные вошли в деревню для 
поиска виновных, но виновных никто не мог указать, так как разруше- 
ние жел. -дорожного пути было произведено ночью. Красные задержали 
четырех человек, в том числе 15-летнего мальчика, вывели их на по- 
лотно жел. дороги и тут же расстреляли. Напрасно несчастный мальчик 
божился и клялся в своей невиновности, на коленях умоляя о пощаде: 



- 6 - 

его мольбы нисколько не подействовалп на осверелых людей. 

Оставив без боя г.Ялуторовск, красные задержались под го-о.Ткие- 
нь», в 30 верстах, 10 июля заняв село Богакдинку, причем станцкя Бо- 
гандинка находилась в руках белых. Село Богандинка расположено в из- 
гибе реки Пышмы, окрухсено лесами и болотами. Большевики здесь окопа- 
лись и оказывали упорное сопротивление, продержавшись целую неделю, 
вероятно, для того, чтобы дать возможность красной администрации гор. 
Тюмени эвакуировать свои сек^ьп, учрежл:дения и богатейшие склады это- 
го крупного промышленного центра. В Тю^тени много разных заводов, осо- 
бенно кожевенных. Большевики вывезли весь запас кожи, как выделанной, 
так и невыделанной. Вывезли 1\Шого фабричных машин и много мапин при- 
вели в негодность. 

Чтобы ускорит^ь занятие села Б., белые со станции, в обход села, 
послали сильный отряд, который встретился с таким же отрядо!.: больше- 
виков, посланным из села в тыл станции. Близ деревни Железный Пере- 
бор встретившиеся противники вступили в бой. Прижатый к реке больше- 
вистский отряд почти весь был уничтожен. Спаслись только дезертиры, 
которые в начале боя бросились в реку и переплыли на другую сторону. 

В то же время партизанский отряд полковника Смолина обходными 
путя1.1и захватил уже в тылу у неприятеля след-у'юцую за Тюменью станцию 
Подъем, пустив в ход несколько броневиков, посланных пз Екатеринбур- 
га. Захват ст. Подъем вызвал панику среди большевиков гор.Тю1.:ени и, 
несо1.шенно, ускорил падение этого города. 

Об этом партизанском отряде срели местных жителей передавались 
легенды. Отряд неожиданно появлялся в глубоком большевистской тылу, 
производил уничтожение большевистских учреждений и, наведя панику, 
на следующий день появлялся в еще более глубоком тылу, пользуясь сла- 
вой неуловимого. 

15-16 июля происходила непрерывная пальба из пушек по селу В., 
в котором продолжали укрываться красные. В ночь с 16 на 17 июля в 
селе вспыхнул пожар, уничтоживший половину селения. Красные сожгли 
деревянный мост на р.Пышме и, подорвав жел. -дорожный мост, бежали в 
гор.Тюмень, который был сдан без боя. 21 июля г.Тюмень торжественно 
отпраздновал свое освобождение от большевиков. 

После падения Тюмени фронт подвинулся к Камышлову и вскоре к 
Екатеринбургу, задержавшись на долгое время при станции Богданович. 

Крестьянское население встречало белых, как избавителей. Б ко- 
роткое время своего владычества красные показали, на что они способ- 
ны. По деревням были организованы комитеты бедноты. У более зажиточ- 
ных крестьян отнимались излишки зерна. Производился учет скота и вся- 
кого крестьянского имущества. 1'1ногие из крестьян за сопротивление 
властям были заключены в тюрьмы. Какие-то отряды разъезжали по дерев- 
ням и просто грабили крестьян, отнимая одежду, обувь, подушки, посу- 
ду - якобы для организуемой красной армии. При малейшем сопротивле- 
нии крестьяне подвергались избиению. 

Поэтому крестьянство сочувственно относилось к белому движению 
и помогало, чем могло, снабжая воинские части продовольствием, давая 
подводы, перевозя воинские части на дальние расстояния. По изгнании 
красных крестьянство зажило прежней спокойной жизнью, но среди насе- 
ления оставалось много большевиков, которые вели яростную пропаган- 
ду против правительства, срывали мобилизацию молодежи и даже вызыва- 
ли восстания, как Кустанайское и даже в самой столице Сибири, Омске 
(восстание рабочих жел. -дорожного депо). Но это - уже другая тема. 



- 7 - 

Одновременно наступление на Екатеринбург велось с юга, из Челя- 
бинска, группой чехов и оренбургских казаков, под начальством полко- 
вника (впоследствии генерала) Войцеховского, которая и заняла Екате- 
ринбург 25 июля 1918 года. 

Примечание: Судьба ген. Войцеховского. По окончании белого дви- 
жения ген.Войцеховский уехал в Чехословакию, где в последнее вреия 
был военншл министром. При захвате Чехии большевиками жена генезэала, 
сын и невестка в самый последний момент чуть не пешком ушли из Чехии 
и благополучно прибыли в Германию. Генерал Войцеховский, как человек 
долга, остался в Праге, ссылаясь на невозможность оставить свой пост 
в такое исключительное для страны время. Вероятно, он разделил участь 
всех белых вождей. Рассказ о судьбе ген. Войцеховского автор статьи 
лично слышал от семьи генерала. 

Калио^орння. Сибирский Летописец. 

оОо 

1. 
КРАСНОЯРСКАЯ КАТАСТРОФА. 

В первых числах января 1920 года большая часть Белой Сибирской 
армии, продолжавшей свой легендарный Ледовой поход, находилась в 15 
или 12 верстах от г.Красноярска. Дальнейший отход армии был здесь 
задержан изменой Красноярского гарнизона, состоявшего из отведенных 
сюда на отдых и пополнение частей 1-й Сибирской армии, во главе с 
ген . Зиневкчем . 

Автор настоящей статьи - нижний чин, доброволец и пишет, как 
сохранилось это событие в его памяти, что он наблюдал и перехсил лич- 
но и что слышал от заслуживающих доверие людей. 

3-го января мы прибыли на ст.Минино, в 15 верстах от Краснояр- 
ска. Помню себя здесь лежащим на цементном полу в зале 3-го класса 
этой станции. Мне дали прочитать листовку, выпущенную в Красноярске 
и предназначенную для нас, отступающих. Только из этой личтовки я 
понял, в каком кп.тострофическом пол'^жении находится армия. Пребывая 
в непрестанных боях и непрерывном передвижении, мы не представляли, 
что происходит в тылу. Начальствующие, может быть, и знали. Мы же, 
рядовые, думали, что где-то находится эвакуировавшееся из Омска пра- 
вительство, которое готовит нам смену и хотя бы непродолжительный 
отдых на зимних квартирах для продолжения дальнейшей борьбы. 

Из прокламации же я узнал, что с падением Омска правительство 
перестало существовать, что никаких резервов нет, что помощи ожидать 
не от кого и неоткуда, что край весь объят пламенем восстания, что 
Красноярский гарнизон, увлеченный большевистской агитацией, произвел 
полубольшевистский переворот и требует от нас сложения оружия. 

Перед каждым из нас стоял вопрос: быть или не быть? Впереди 
красные, в тылу - красные, а с флангов - тоже красные партизаны, Впе- 
реди ничего, кроме смутных надежд на атамана Семенова и предположе- 
ния, что у ген. Деникина все обстоит благополучно. Ко времени нашего 
приближения к Красноярску власть в городе уже перешла к настоящим 
большевика:.:, генерал Зиневкч был выведен в расход, а власти усилили 
гарнизон мобилизацией рабочих фабрично-заводских предприятий и слу- 



жащих государственных и городских учреждений. Красноярские рабочие 
всегда были революционно настроены, а в 1905 году существовала даже 
Красноярская республика. 

Как б о я ьн ого тяжелой формой тифа, меня мучила нестерпш.^ая жаж- 
да. Воды не было даже в колодцах: всю вычерпали проходящие части. 
Даже чистого снегу вблизи станции не было, а только перемешанный с 
конским навозом. Только в полуверсте от станции нашли чистый снег, 
которым я и утолял жажду. Со времени заболевания тифом меня сопрово- 
ждал самоотверженно ухаживавший за мною товарищ по оружию, не поки- 
давший меня как во время похода, так и в красном плену. 

В тот же вечер 1лы переехали на ночлег в дер.йинино, где ншд от- 
вели хорошую комнату у очень предупредительных, отзывчивых к услуж- 
ливых крестьян которые с беспокойством ожидали конца событий. 4-го 
января лш переехали в дер.Заледееву , которую солдаты справедливо 
окрестили Злодеевкой, как место нашей катастрофы. 

В деревнях йинино и Заледеево стояли отступающие Белые части и 
многочисленные обозы, как войсковые, так и беженские. В Заледеевой 
мы простояли ночь и день 5-го января. Вечером распространился слух, 
что командованием отдан приказ: завтра утром выступить в поход, при- 
чем нестроевые части и обозы, не отставая, должны следовать каждый 
за своею строевой частью. Мы знали о предполагаемом обходе революци- 
онного Красноярска с севера и что красноярские повстанцы будут пы- 
таться преградить нам путь отступления и что поэтому неизбелсен бой, 
возможно, даже на два фронта, так как преследовавшие нас красные на- 
ходились в расстоянии одного перехода или полуперехода. 

б-го января с рассветом отступающая армия выступила в поход, а 
за нею двинулись обозы. Стояла тихая зимняя погода, с морозом граду- 
сов в 15-18 - по-сибпрски это небольшой. Уже при выходе из деревни 
обозы шли в беспорядке, в несколько рядов, стараясь при малейшей воз- 
можности обогнать один другой. За деревней начинались сопки, то есть 
небольшие возвышения, почти голые, так как снег с них сметен ветрами. 
При спуске с одной сопки наш возница не мог сдержать лошадей и ко- 
ренная передними ногами залезла в передние сани. К счастью, передняя 
подвода остановилась и кучер высвободил ноги лошади, но в это время 
вывернулась из саней оглобля. Пока ее привязывали, мы отстали от 
своих, как ни старались держаться вместе. 

Впереди находилась подгородная деревня Дрокпно, в 5 верстах от 
Красноярска. 1'1ы проехали, вероятно, не более версты от дер, Заледее- 
вой, как у дер.Дрокиной начался жаркий бой. Трещали пулеметы. Движе- 
ние обозов приостановилось. Лавируя между санями, мы сумели присое- 
диниться к своим, и на душе стало легче. В обозе нашего полка нахо- 
дилось несколько офицеров нестроевой команды, и это придавало нам 
некоторое успокоение. Было несколько саней с больньаш и выздоравли- 
вавшими. г-1ы с минуты на минуту ожидали открилтойся возмо'аности дви- 
нуться вперед, вопллгля цядежду на Господа Бога, мудрость своих вож- 
дей, доблесть армии и вынс^.чииость лошадей. 

С тех пор прошло 45 лет. Я не могу сказать, сколько часов длил- 
ся этот бой -2,3 или 5. Около 2-х или 3-х часов дня начался об- 
стрел столпившихся обозов. Поднялась паника. Обозники с подводшли 
метались из стороны в сторону, двигаться было некуда: все простран- 
ство было забито подводами. Через несколько минут началось беспоря- 
дочное движение назад. Не знаю, стреляли ли красные для острастки, 
в воздух или по ЛЮДЯ1Л, но стрельба продолжалась долго. Офицеры еры- 



- 9 - 

вали с себя погоны. Были случаи самоубийств. Паника продолжалась, и 
наконец среди подвод появились красные. Вероятно, это были мобилизо- 
ванные красноярские рабочие, потому что одеты они были в разнообраз- 
ную цивильную одежду, с аршинными красными лентами на грудп. 

Они неистово орала: "Товарищи, бросай оружие, долой войну, до- 
вольно проливать братскую кровь"... Увлекаемые общим потоком, мы очу- 
тились на дороге, ведущей в Красноярск. На дороге стояли заставы, 
пропускали подводы, требуя сдачи оружия. Они заглядывали в сани. На 
санях у нас стоял сундучек с одеждой. Он показался подозрительным. 
Ударом приклада красные сломали крышку к, убедиы^ись, что в сундуке 
оружия нет, нас пропустили. 

Взволнованные и потрясенные происшедшим, мы двигались к Красно- 
ярску. Зная, как жестоко красные расправляются с военнопленнЫ1'1П, не- 
вольно думалось о том, что ожидает нас и какая участь постигла наши 
строевые части, пробились ли они или тоже попали в лапы красньк. О 
том, что часть армии пробилась, я узнал только через много лет, очу- 
тившись вне пределов досягаемости для красных. 

Уже начинало темнеть, когда мы въехали в Красноярск. Вероятно, 
было около 5-6 часов вечера. Раздавался торжественный колокольный 
звон к рождественской всенощной. Вспомнились мечты некоторых наших 
вождей и статьи газетных писак: "В ].4оскву, под звон колоколов!" До 
самого Красноярска по дороге встречались небольшие красные отряды. 

При въезде в город нам объявлялось: располагаться на ночлег в 
любом доме, но на второй день Рождества явиться на регистрацпг", о 
времени и месте которой будет объявлено в афишах. Ехавший впереди 
офицер облюбовал один большой двор с несколькими домами. Г1ы въехали 
в этот двор. Другие подводы нашей части заняли соседние дворы. Люди 
старались держаться вместе. Лично лш заняли небольшой домик в глуби- 
не двора, любезно встреченные хозяйкой дома. 

В доме была праздничная чистота, тепло, уютно и приятно. Перед 
иконой теплилась лампадка. Узнав о моей болезни, хозяйка устроила 
чистую постель и сейчас же ушла к своему доктору. Вместо праздничной 
радости на душе был кошмар. 

Скоро пришел доктор. Осмотрев меня, он констатировал возвратный 
тиф и прописал лекарство, но это было совершенно бесполезно из-за не- 
возможности купить его по безденежью. Точно у Гоголя: "Человек про- 
стой, если умрет, то и так умрет, а если выздоровеет, то и так выздо- 
ровеет". 11ежду тем хозяйка приготовила обильный ужин, какого кш дав- 
но не видали. Хозяина дома не было. Возможно, он был мобрглизован 
красными. 1'1ы отошли ко сну с тяжелой мыслью: что день грядущий нам 
готовит? 

Какое количество белоармейцев было взято в плен, сказать не мо- 
гу. Красные же в своих газетах называли десятки тысяч людей, десят- 
ки тысяч лошадей, много оружия и всякой иной военной добычи. Говори- 
ли о сдаче целых полков, передвигавшихся на санях и застрявших сре- 
ди обозов. Несомненно, красные цис^пы грешат преувеличением. 



- 10 - 

2. 

В КРАСН0ЯРСК01-1 КРАСНОМ ПЛЕНУ. 

В Красноярск мы вступили в качестве военнопленных и вечер под 
праздник Ро:::дества Христова и первую ночь провели в частной квартире 
доброй женщины, которая по-христиански дала нам приют и приняла нас, 
как гостей, а ко кне, больно1/.у, пригласила даже врача. Усталые н из- 
мученные, первую ночь в плену мы провели, точно дома. Проснувшись, 
мы обсудили свое положение и план дальнейших действий. Лой др^т от- 
правился в собор к обедне. Зимний день короток. Вернулся он почти 
вечером. Я сильно мучился ожидание!.:, опасаясь, как бы не случилось 
с ним чего-нибудь непоправимого. 

Наоборот, мой друг возвратился в бодром настроении. Возле хра- 
ма он встретил каких-то знаког.сых, узнал о положении и настроениях в 
городе, а самое главное и для меня неожиданное - он нашел к снял ком- 
нату в полуподвальной квартире уральских беженцев, в которую мы сей- 
час не к водворились. Таким образом, мы выбрались из расположения 
полка, благодаря чему избежали регистрации в качестве военнопленных. 
11ой друг проявил удивительную находчивость и деловитость, к я считаю, 
что ему я обязан жизнью и свободой. Больной тифом, без посторонней 
помощи, я не мог бы благополучно выйти из постигших нас тях-селых ис- 
пытаний. 

Дня через два, с большими предосторожностякш, друг мой отправил- 
ся в гостеприимный до1^;, в котором мы провели первую ночь. Здесь он 
узнал, что все солдаты и младшие офицеры после регистрации были объ- 
явлены мобилизованными и в тот же день отправлены на оронт для пре- 
следования отступающих - вчерашних своих друзей и соратников. Стар- 
шие офицеры были Куда-то увезены, вероятно, под арест. 

В первые дни нашего пленения самым тяжелым вопросом был вопрос 
питания и регистрации. Деньги Сибирского правительства были сразу же 
аннулированы, советских ни у кого не было. Продукты в первые дни вы- 
давались бесплатно всем по карточка!^'!, в коайне ограниченном количес- 
тве. Продовольственные карточки выдавались только лицшл, прописанным 
в полиции. За несвоевре.ленную прописку грозило строгое наказание. 
Регистрация также производилась и в учреждениях по роду занятий бе- 
женцев, то есть по их специальности, так как полиция не справлялась 
с регистрацией. Все мужчины до 45-летнего возраста подлежали мобили- 
зации и должны были являться в военкомат (военный комиссариат) .Боль- 
шие трудности при регистрации представляло отсутствие док'^плентов,но 
здесь помогали свидетельства знакомых и объявление в по.тшцип о поте- 
ре документов. 

Как выздоравливающий после тифа, временно от мобилизации я был 
освобожден. Другу моему удалось зарегистрироваться в качестве учите- 
ля, а учителя от мобилизации освобождались, но обязаны были возвра- 
щаться к месту своей прежней службы. Уклонение от мобилизации счита- 
лось дезертирством. Выехать из города без разрешения было невозможно. 

Таким образом, нам удалось зарегистрироваться и получить продук- 
товые карточки. Так как по карточкам продуктов выдавалось ограничен- 
ное количество, скоро расцвела меновая торговля. Горожане на базарах 
променивали крестьянам разные вещи на картошку, муку, мясо и т.д. 
Тащили на базар остатки своего барахла и беженцы. 

По улицам продолжительное время валялись трупы дохлых лошадей, 
погибших от голода. Постепенно эти трупы собирались и свозились на 



- 11 - 

Енисей, в надежде, что весенняя полая вода снесет их в океан. На 
Енисей было свесено тысячи лошадиных трупов. 

В первые дни нашего пребывания з Красноярске на станцию ::сел. до- 
роги были доставлены эшелоны с оамерсшими людьми - беженцаь.'и п ране- 
нЫА'Ш и больньаш белыми воинами. Эшелоны эти были оставлены на путях 
и в тупиках без паровозов и без пищи. Где-то в тупике, на глу:хом 
разъезде, был обнаружен эшелон с замерзшими женщинами. Это чешские 
герои оставили своих русских жен и невест, не желая вести их в Чехию. 

Как только произошла смена власти, в городе начался террор. Губ- 
чека каждую ночь выводила в расход людей, преимущественно пленных 
офицеров, бывших высших правительственных чиновников и буржуев. Не- 
прерывно шли обыски и аресты. За нахождение сибирских денег пли воин- 
ской одежды, после объявленного распоряжения о сдаче, тащили на рас- 
праву в Губчека.Люди стали бояться, подозревать и избегать друг дру- 
га. В газетах печатались все новые и новые сообщения о победах над 
белобандитшлп. Захлебываясь от злобы, оповестили о расстреле адмира- 
ла Колчака. Жители рады были бы приходу партизан Щетинкина. Этот 
предводитель минусинских повстанцев сначала вел борьбу с бельц.ш, а 
потом, как говорили, повел борьбу и с красными. Город был полон са- 
мых разнообразных слухов. 

Спустя недели две, мой друг встретил на базаре обрицера нашего 
полка и пригласил его к себе. Офицер был в подавленном состоянии и 
за скромньш обедом рассказал, что он находился в казармах Военного 
Городка, где под стражей содержались пленные офицеры и солдаты» При- 
шел он на толкучку с разрешения, чтобы променять что-либо из вещей 
на продовольствие. Кроме пайки ржаного полусырого хлеба и холодной 
некипяченой воды, пленным ничего не давали, а спать приходилось, не 
раздеваясь, на голом цементном полу, даже соломы не было. 

Всех ос'рицеров чекисты подробно допрашивали, в каких частях при- 
ходилось служить при царском режиме и при белых, в каких боях участ- 
вовали, кто были начальники и где они находятся. 1'1ногие из допрошен- 
ных исчезали; посылались ли они в красную армию или выводились в 
расход - кто знает? Офицер обещал при случае заходить к нах.!, но так 
и не появлялся. От него мы узнали, что во время боя прд Дрокиной не- 
которым частям удалось беспрепятственно миновать Красноярск, обойдя 
его с южной стороны. Хотя зависть и грех, но мы сильно завидовали 
всем ушедшим. 

Благодаря нашему множеству, красные не имели физической возмож- 
ности начать немедленную расправу над нами. А кроме того, забрали 
нас в плен вчерашние белые, части 1-й Сибирской армии, еще не успев- 
шие достаточно покраснеть, хотя над своим вождем, ген.Зиневичем,они 
уже успели расправиться - может быть, по приказу красного командова- 
ния, к которому Зиневич, от имени гарнизона, обращался с маниловским 
предложением прекратить войну. 

Но не все военнопленные и беженцы отделались так благополучно, 
как мы. Следовавшие по нашим пятам красные части, имевшие большой 
опыт в грабежах и насилиях, при захвате обозов первым делом принима- 
лись грабить. Отнимали одежду, особенно валенки и полушубки. При не- 
возможности быстро снять кольца или серьги у женщин, случалось, от- 
резали пальцы и уши. Я слышал рассказ женщины, имевшей длинные воло- 
сы, собранные на голове в узел. В этот узел она спрятала две золо- 
тых монеты. Ее сильно таскали и трепали за волосы, найдя эти монеты. 
У кого находили <?ружие, тех подвергали сильному избиению, сопровож- 
дая неслыханными ругательствами. 



- 12 - 

В ночь под Новый год я настолько ослабел, что приглашенный врач, 
сделав два укола камфоры, предупредил, что часы боттьного сочтены и 
что он едва ли переживет ночь. По уходе врача произошел сильный при- 
падок болезни: я неистово кричал, метался, пытался бежать, бредил. 
Это был кризис, после которого я стал быстро поправляться п под 
праздник Сретения был уже в состоянии пойти в собор ко всенощной. 
Большой храм был переполнен молящимися. Известно, несчастья прибли- 
жают нас к Богу. До сих пор не могу забыть чтения кафизмы, которую 
громким голосом и вразумительно читал чтец посреди церкви, перед 
праздничной иконой. В памяти звучит еще и сегодня: "Рече безумец в 
сердце своей: несть Бог". В храме стояла необыкновенная тишина. Со- 
держание псалк^а так соответствовало времени: в городе началась на- 
зойливая безбожная пропаганда. 

Очень скоро начальство приступило к разгрузке города. Были рас- 
клеены объявления, что беженпы должны возвратиться к месту своего 
прежнего жительства, не опасаясь никаких преследований, так как все 
преступления против советской власти амнисФированы и даже смертная 
казнь, по случаю победы над Колчаком, декретом Совнаркома отменена 
навсегда. Конечно, это была обычная большевпцкая ложь. Объявление 
заканчивалось предупреждением, что беженцы будут лишаться продоволь- 
ственных карточек. 

Некоторые категории беженцев подлежали ре- эвакуации в принуди- 
тельном порядке, например, учителя. Аой друг как раз подходил под 
указанную категорию. Освобожде'гный от мобилизации, я получггл разт)е- 
шение на выезд из города вместе со своим другом, как его родственник. 
Учительский персонал повестками был вызван в наробраз (отдел народ- 
ного образования). Оказалось около 150 человек, подлежащих отправке 
к месту службы. Это были преимущественно народные учителя с Волги, 
Урала п Приуралья, с их семьями. Большинство из них - учительницы. 
Учителей гтшазии - единицы. 

л^елезная дорога должна б'лла предоставить три вагона - конехшо, 
товарных. Для отопления вагонов в складчину были куплены дрова, в 
ка^гсдый вагон - печка-б^,фжуйка и выданы продукты в расчете на две не- 
дели. К каждому вагону был прибит кусок красного кумача с надписью 
круггнЫ1.1и буквами: "РАПОСИСОК/ЛЬТ" , что означало - "работники просве- 
щения и социалистической культуры". Так в те времена назывались учи- 
теля. Теперь, кажется, их переоктябрили в не менее благозвучное - 
"шкрабы" - "школьные работники". 

Слово "рапросисокульт" имело магическое действие. Бывало^ какой- 
либо вооруженный красноармеец пытается залезть в вагон. Стоило толь- 
ко, обязательно строго, гтгюизнести: "Нельзя, здесь рапросисокульт", 
- п красноармеец удирал б •;: оглядки, вероятно, предполагая, что 
з^'есь помешлется какой-то советский сатрап со своим штабом, от кото- 
рого надо удаляться подальше и поскорее, чтобы не нарваться на непри- 
ятность. 

В вагонах были двойные нары, и помещалось в них приблизительно 
до >0 человек. Днем печка топилась почти непрерывно: надо же было 
свар1^ть чай, картошку или о-уП на 50 человек. Поэто1лу днем в вагонах 
было тепло. 

Из Красноярска 1>ш выепалп 23 февраля, то есть через полтора ме- 
сяца после падения Красноярска, а за Урал перевалили в самом конце 
марта. Раньше это путешествие продолжалось не более 5-6 дней. Ваго- 
ны нашЕ часами задерживались на станциях, а иногда, на больших стан- 
циях, к по суткам. Случалось, для паровоза не хватало дров. В таких 



- 13 - 

случаях на станциях мы ломали оаборы и тащили на паровоз. Не хватало 
и воды. Водокачки лежали в раовалинах, взорванные белыми при отсту- 
плении. Паровозы за водой уходили далеко от станций. Были случаи, 
что ведраьш носили в паровоз снег. Выданных нам продуктов не хвати- 
ло. Пришлось покупать на станциях у торговок. На некоторых станциях 
в числе торговок мы узнавали и жен наших офицеров, оставленных по 
дорогшл. 11ы сообщали им о судьбе знако1ЛЫХ офицеров, а от них узнава- 
ли местные новости, особенно интересуясь положением возвращающихся 
беженцев и военнопленных. 

На станции Новониколаевск были расклеены объявления, в которых 
говорилось, что за мародерство и насилия над жителями осуждены к 
высшей мере наказания белобандиты, и далее шел перечень фшжлнй осуж- 
денных ос5ицеров, с указанием их чина и заключением: приговор тогда- 
то приведен в исполнение. Это и означает отмену смертной казни. Юмо- 
ристы объясняли эту отмену так: в советском законодательстве нет тер- 
мина "смертная казнь", а есть: "высшая мера наказания". Значит, боль- 
шевики не лгали, говоря об отмене смертной казни. 

В Новониколаевске царила эпидемия тифа. Умерших не успевали хо- 
ронить. 1'1х сваливали в кучи, потом сжигали. Таким образом, как гово- 
рят, было сожжено 30 тысяч человек. Тиф проник и в наш "рапроснсо- 
культ": заболели по дороге три учительницы. Кх оставляли на станциях, 
где имелись вблизи больницы. При больных оставался кто-нибудь из пас- 
сажиров в качестве сестры или брата милосердия. После Тайги и Ново- 
николаевска стало свободнее: ушли тогличи и алтайцы. 

В Омске нас свели в два вагона: один направили через Челябинск 
на Волгу, другой через Екатеринбург в Пермь. Взорванный белЫ1^ш желез- 
нодорожный мост через Иртыш еще не был восстановлен, и поезда пере- 
правлялись по льду. Здесь нас задержали на сутки, чем я воспользовал- 
ся для посещения знакомых. Недавнего оживления в городе не осталось 
и следа. Настроение у знакомых панихидное, полное безнадежности. Го- 
ворят шопотом, потому что стены имеют утпи. Боятся друг друга» Жалу- 
ются на острый недостаток продовольствия, который пока восполняется 
"товарообменом" с деревней. Каждую ночь происходят обыски, аресты, 
расстрелы. . . 

Зашел в собор. Шло богослужение. Поминали новопреставленного 
архиепископа Омского Сильвестра. Был 9-й день после его смерти в 
тюрьме. Не помню, выдали ли тело для погребения. Передавали, что в 
Омской тюрьме находились все эвакуировавшиеся с Волги, Урала и Запад- 
ной Сибири архиереи. 

Вернулся в свой эшелон, подавленный происходящим. Выехали из 
Омска. По дороге один по одному покидали вагон наши товарищи по не- 
счастью. Тяжело было расставаться. Все томились тяжелыми предчувст- 
витш. Еще тяжелее было покидать вагон, зная, что тебя ожидает зна- 
комство с чекистами... Наконец, мы на месте своего постоянного жи- 
тельства. Регистрация в милиции. Трудность получить когжату. Вызов 
в Губчека. Заполнение анкеты: почему убегал? где пребывал? не служил 
ли у белых? если да, то в какой части? в каких боях участвовал? кто 
начальники? где находятся? происхождение? отношение к сов.власти?ги 
так далее. 

По заполнении анкеты - замкнутый образ жизни на более или менее 
продолжительное время и все прелести подсоветского жития. 

Эх, яблочко, куда котишься? В Губчека попадешь, не воротишься... 

Доброволец Ш. 



- 14 - 

КУБАРЩЫ ПОД БЕЛОЙ ГЛИНОЙ 
(Февраль 1920 г.) 

Работая над темой о последнем перкоде Грах:данской войны на Се- 
веро— Кавказском театре, пишущий эти строки встретил большие сатрудй 
ненкя при попытке осветить действия Кубанской армии. Документальные 
материалы о последней, повидимому, погибли, воспоминаний об этом пе- 
риоде Гражданской войны вообще мало, обращения к ряду кубанцев, участ- 
ников событий, дали очень слабые результаты. 

11ежду тем, есть очень серьезные ос чования предполагать, что об- 
щепринятая версия о Кубанской армли (той части ее, которая держала 
фронт) в последние месяцы Гражданской войны на Сев, Кавказе, мнение 
об ее полной деморализации, развале, потере боеспособности - далеко 
не соответствуют действительности и подлежат пересмотру. В качестве 
наглядного примера этому могут быть приведены события, связанные с 
катастрофой 1-го Кубанского корпуса в районе с. Белой Глины 8 февра- 
ля (ст. ст. ) . 

Состояние Кубанской армии в период боев на Маныче и южнее в ян- 
варе-феврале 1920 г. изображается в официальных документах в крайне 
мрачных красках. Вот, например, запись ( от 7 февраля) из "Журнала 
военных действий Донской армии": "Из ряда разговоров по аппарату с 
офицерами генерального штаба Кубанской армии выясняется постепенное 
ее таяние, дезертирство, шкурничество и заболеваемость. Главное - 
преступное дезертирство" . . . 

О самом ходе последнего боя 1-го Кубанского корпуса в "Описании 
боевых действий Вооруженных Сил Юга России" за время с 27 ноября 
1919 г, по 12 марта 1920 г., составленном по официальные^ донесениям 
летом 1920 г. в Крыму, дается перечень частей, "сдавшихся полностью 
в плен, "разбежавшихся" или "разошедшихся" по своим станицшл" . . . 
О штабе корпуса сказано: "Противник взорвал мост в тылу 1-го корпу- 
са. Эшелоны штаба корпуса захвачены полностью в плен"... Отметим, 
что это последнее сведение - о пленении штаба корпуса - имеется и в 
других документах. Так, в записи "Журнала военных действий Донской 
армкк" от 9 февраля, содержащей сведения о разгроме кубанцев, гово- 
рится: "Взят в плен штакор вместе с командиром корпуса генералом 
Крыжановскил" . 

Этим данным можно в настоящее время противопоставить другие. 
Свидетельства кубанских офицеров, непосредственных участников боев, 
а кроме того - что, пожалуй, еще более существенно - свидетельства 
противников - совершенно иначе освещают происходившее. 

Вот, в немногих словах, ход событий: 

По отходе за р.Йаныч Кубанская армия (1-й и 2-й кубанские кор- 
пуса) заняла фронт от жел. дороги Царицын-Екатерин о дар на восток по 
левому берегу Маныча и далее по озерной линии. 

Попытки красной 10-й армии в январе форсировать ланыч к югу 
от Великокняжеской были кубанцами отражены. Новое наступление крас- 
ных, уже соединеннЫ1.ш силами 10-й и 1-й Конной красных арш^й, встре- 
тило кзэайне упорное сопротивление кубанцев на фронте Бараниковское - 
- Екатериновка - Шаблиевка. 1-й Кубанский корпус, действовавший по 
сторонам железной дороги, атакованный значительно превосходными си- 
лами (именно против этого корпуса был направлен главный удар к}зас- 
ных) Понес очень серьезные потери и должен был отойти в район ст. 



- 15 - 

Торговая - с.Воронцовское. Здесь 3-го февраля он выдержал новый тя- 
желый бой с ударной группой 10-й красной армии, поддержанной коннк- 
цей Буденного, и к вечеру принужден был начать отход на следующий 
рубеж - Николаевка-Богородицкое. 

Нельзя не упомянуть о том крайнем упорстве, которое, по свиде- 
тельству советских источников, проявили в этих боях части 1-го Ку- 
банского корпуса. Атаки красной пехоты не раз захлебывались, прихо- 
дилось вводить в дело конные дивизии Буденного, обходившие с^^тханги 
обороняющихся. Во взятых уже красными деревнях отдельные группы за- 
щитников отбивались чуть не до последнего. 

Как раз на следующий день по оставлении кубанцами района Торго- 
вая-Боронцовское подошла к Вотэонцовскому донская конная группа ген. 
Павлова. Совершенно вымотанная своим форсированным маршеы в сильный 
мороз по лишенным населенных пунктов степям, она неудачно ата.ковала 
красных и отошла затем назад, к ст. Целине и Ср.Егорлыкскоыу. 

Этот отход и временная небоеспособность Донской конницы дали 
красному командованию возможность нанести решительный уДар 1-мз'" кор- 
пусу, вновь приготовившемуся к упорной обороне на фронте Ннколаевка 
- Богородицкое. В то время, как этот корпус был связан с фронта на- 
ступлением стрелковых дивизий ударной группы 10-й красной армии, кон- 
ные дивизии Буденного, пройдя в промежуток между приводившейся в по- 
рядок Донской конной группой и левьм флангом Кубанской армии, вышли 
у Белой Глины в тыл кубанцам, перехватив здесь их пути отхода. В ре- 
зультате 1-й корпус был окружен и погиб. Из окружения пробились лишь 
дезорганизованные остатки его частей. 

Штаб корпуса из боя не вышел и погиб. О том, как он погиб, ска- 
зать необходимо. 

Сообщаемое ниже изложено по свидетельству врагов, по советской 
книге"11аныч - Егорлыкское - Новороссийск". Автор этого труда, Б. Май- 
страз:, во время боев на Маныче командовал 20-й красной дивизией и 
рассказывает о событиях, как очевидец. 

8-го февраля поездной состав штаба 1-го Кубанского корпуса сто- 
ял на ст. Белая Глина. Тут же было и два бронепоезда. По получении 
донесений о нахождении в тылу красной конницы, штаб корпуса и броне- 
поезда двинулись на Тихорецкую, но путь уже был перехвачен красными, 
и у взорванного моста поезда застряли. Скоро на них вышла конница 
Буденного: 4-я и 6-я кавал. дивизии. Сгоряча командир 2-й бригады 4-й 
дивизии т.Лироненко повел части своей бригады и 35-й полк б-й диви- 
зии в конную атаку на бронепоезда. Атака была отбита командами бро- 
непоездов и присоединившимися к ншм ос1)ицерами штаба корпуса. Т.Миро- 
ненко и командир 35-го полка были убиты. Конница отхлынула. 

Тогда по приказанию прибывшего к месту боя Буденного были вызва- 
ны на открытую позицию конные батареи, начавшие бить прямой наводкой 
по белым. 

Держаться далее в бронепоездных составах было нельзя. Воорз^хив- 
шись винтовками, штаб и команды бронепоездов, с ген.Крыжановским и 
инспектором артиллерии корпуса ген.Стопчиным во главе, стали отхо- 
дить от железной дороги. Сразу же они оказались окруженньпш красной 
конницей. Несчлотря на совершенно безвыходное положение, - пишет Б. 
1"1акстрах, - белые не сдавались и пытались пробиться в степь. Конные 
атаки красных встречались и отбивались выдержанным залповьш огнем. 
Красным, по свидетельству Б.Майстраха, хотелось захватить окзоуженную 



- 16 - 

группу осТмцеров живьп.си, но после того, как несколько атак буденнов- 
цев было отбито и они понесли порядочные потери, пришлось отказать- 
ся от этой мысли. Конница отошла, и вперед выдвинуты были пулемет- 
ные тачанки, открывшие огонь по кучке белых. В 2-3 минуты пулеметный 
огонь скосил ее. Тогда вновь бросилась вперед конница п дорубила тех, 
кто еще был жив. 

К книге Б.Майстраха приложены иллюстрации. На одной ис них вос- 
произведены последние хминуты ген.Крыжановского и его офицеров. Сумер- 
ки сиинего дня, низкое хмурое небо, уныло-однообразная снежная степь. 
На первом плане - отстреливающиеся, сбившиеся в плотную группу офи- 
церы, вокруг - маячащие лавы красной конницы. 

Прошли уже десятилетия со дней Маныча и Белой Глины, но и .те- 
перь для большинства участников борьбы на юге России действительный 
облик этих событий не ясен. 1''1ногие бывшие соратники ген.Крыжановско- 
го, быть может, и до сих пор верят официальной версии об его конце. 
Для них, думается, не безразлично будет узчать, как умер ген.Крыжа- 
новский и те, кто с ним были. 

Ген. В.Чернавин. 
оОо 

БРОНЕПОЕЗД "ГЕНЕРАЛ АЛЕКСЕЕВ" 

(Продолжение, см. Р 55-56) 

8/9 - 12/9 1917 г. - Пребывание личного состава с базой на. ст. 
Андрее-Дмитриевской Армавиро-Туапсинской ж. д. 

13/9 - Переезд на ст.Екатеринодар. 

14/9 - 26/9 - Стоянка на ст.Екатеринодар и формирование броне- 
поезда. Получение материальной части: одной орудийной бронеплатфор- 
мы с З-дюй^ювым орудием 1902 г. с круговым обстрелом и одной пуле- 
метной бронеплатформы с 4-мя пулеметш.ш. 

27/9 - Отправка на фронт на участок ст. Торговая - ст.Велккокня- 

28/9 - 30/9 - Боевые действия в означенном районе. 

1/10 - Боевые действия там же. Получение еще одной бронеплат- 
формы с орудием 95 г. на тумбовой установке с круговым обстрелом. 

2./10 - 13/10 - Боевые действия в том же районе. 

14/10 - Переезд на ст. Армавир в распоряжение начальника 3-ей 
пехотной дивизии Добрармии. Командиром бронепоезда вместо полк.Стре- 
моухова назначен полковник Зеленецкий. 

15/10 - 18/10 - Боевые действия в районе ст.Убеженская. 

19/10 - 23/10 - Боевые действия в районе ст. Державная. 

24/10 - Боевые действия между ст. Державная и ст.Убеженская. От- 
ход за реку Кубань. Спасение одного легкого орудия, брошенного нашей 
батареей у ж.-д. моста на правом берегу реки Кубань. 

25/10 - Боевые действия у ж.-д. моста через р. Кубань. 

26/10 - Переброска на 14инераловодское направление. Командиром 
бронепоезда вместо полковника Зеленецкого назначен полковник Гонор- 
ский. 

27/10 - Наступление на ст.Невинномысская. Крушение бронепоезда. 
Разбиты: одна орудийная бронеплощадка и три контрольных. Убиты: пор. 
Калмыков и два казака. Ранены: шт. кап. Борисов и пор, 14ух ортов. 



- 17 - 

Подробности боя следующие: 

27-го октября бронепоезду было приказано совместно с кубански- 
ми конны^ш частями занять ст.Невинномысскую с целью дальнейшего на- 
ступления вдоль жел. дороги. Ввиду того, что по полученным сведениям 
путь до ст.Невинномысской был в полной исправности, а ст.Невинно^шс- 
окая была занята слабы1\ди силами красных, было решено боевой частью 
бронепоезда совместно с базой занять ст.Невинномысскую, после чего, 
оставив базу на означенной станции, развивать дальнейшее наступление. 
Не доезжая до ст.Невинног^тысской, левый путь на протяжении многих 
верст оказался забит брошенными красными при поспешном отступлении 
порожними составами. Правый путь совершенно свободен. Путь шел под 
уклон и медленно закруглялся влево, благодаря чему видимость пути 
перед бронепоездом была ограничена. Не доезжая 3-4 верст до ст.Невин- 
номысской, бронепоезд неожиданно наскакивает на шпалы, положенные 
поперек пути. Контрольные площадки сходят с рельс и врезаются в по- 
рожняк, стоящий на левом пути. Вслед за ними терпят крушение пуле- 
метная бронеплатформа и следующая за ней орудийная. У бронепаровоза 
смяты буфера и поврежден левый цилиндр. Немедленно было приступлено 
к извлечению из-под обломков раненых и убитых, для чего потребова- 
лась помощь вспомогательного поезда. Наша кавалерия, видя гибель бро- 
непоезда и встретив редкий огонь со стороны красных от ст.Невинно- 
мысской, начала отходить. Бронепоезду пришлось спешно организовать 
самооборону на случай возможного наступления красных, для чего были 
использованы извлече !ные из-под обломков исправные пулеметы и разме- 
щены вокруг бронепоезда и на крышах вагонов базы. Одновременно с из- 
влечением раненых и убитых из-поД' обломков, потребовавшим несколько 
часов усиленной работы, производилось спасение имущества. Красные 
держали себя пассивно, что дало возможность без помехи с их стороны 
произвести все необходимые работы и спасти все мало-мальски ценное 
имущество, как то: орудие с бронеплощадки, пулеметы, огнеприпасы, 
телефонное имущество и пр. По окончании всех работ, при по:.аоци вспо- 
могательного поезда, база и остатки бронепоезда, состоящие из повре- 
жденного бронепаровоза и одной орудийной площадки с орудием 1895 г., 
были отведены на ст. Армавир. 

28/10 - Переезд на ст. Тихорецкая для ремонта. 

29/10 - 16/11 - Стоянка на ст. Тихорецкая в ремонте. Получение 
материальной части: одной бронеплатформы с орудием 1900 г. на лафе- 
те с колесами без кругового обстрела, одной бронеплатфоркш бомбомет- 
но-пулеметной и одного бронированного десантного вагона. Приказом 
Главнокомандующего Добрармии от 1б ноября "1-й Бронированный поезд" 
переименовывается в"1-й Бронированный Генерала Алексеева поезд". 

17/11 - Переезд на ст.Песчаноокопскую для содействия успешному 
проведению мобилизации. 

18/11 - 19/11 - Содействие означенной мобилизации. 

20/11 - переезд на ст.Невинномысскую в распоряжение ген. Ляхова. 

21/11 - 26/11 - Позиция и сторожевое охранение у разъезда Двор- 
цовый совместно с 8 Пластунским Батальоном. 

27/11 - Боевые действия у ст.Киан. 

28/11 - 3/12 - Боевые действия и сторожевое охранение в районе 
ст.Киан - ст. Водораздел. 

4/12 - 10/12 - Боевые действия в районе ст. Водораздел - ст. Кур- 
савка. 

11/12 - 14/12 - Боевые действия в районе ст.Курсавка совместно 



- 18 - 

с бронепоеодаглк "Офицер" и "Единая Россия". Убит пор.Броунс, конту- 
жен пор.Ивачев. 

15/12 - 18/12 - Боевые действия в том же районе. Убит вольно- 
определяющийся Грицевич, ранены: пор.Сапешко, подпор. Курбас, подп. 
Протасов и прап, Третьяков. 

19/12 - Боевые действия там же. Убит капитан Головач, ранены: 
пор.Коковнн, прап, Захаров, прап.Флавицкий и прап. Борисов, контужен 
пор.А11асийскнй. 

20/12 - Боевые действия в том же районе. Во временное командо- 
вание бронепоездом вступил подполковник Шамов. 

21/12 - 22/12 - Боевые действия там же. Отравлены газшл! хими- 
ческих снарядов подполковник Шамов и шт.кап.Тер-Никагосов. 

В период боев с 27 ноября по 23 декабря бронеплатформы и мате- 
риальная часть вследствие множества прямых попаданий были приведены 
в совершенную непригодность и разновременно направлены в гор.Екате- 
ринодар для ремонта. 

23/12 - Боевые действия в том же районе Выезд бронепоезда в бой 
в составе небронированного паровоза и обыкновенного товарного ваго- 
на о пулеметами. 

24/12 - Пере.езд на ст. Кавказскую в ремонт и за получением новой 
материальной части. 

25/12 - 31/12 - Стоянка на ст.Кавкаская в ремонте. 

1919 год. 

1/1 - 27/1 - Стоянка на ст. Кавказская, ремонт к получение новой 
материальной части: одной бронеплатформы с 3-дюймовым орудием 1902 
года, двух бронеплатформ с орудиями 57 мм. системы Норденфельда и 
одной Пулеметной бронеплатформы. Командиром бронепоезда выесто пол- 
ковника Гонорского назначен полковник Кельберер. Бронепоезд вошел в 
состав 1-го Бронепоездного дивизиона (тяжелый бронепоезд "Единая 
Россия" и легкие бронепоезда "1-й Бронированный генерала Алексеева 
поезд" и "Вперед за Родину". Командиром дивизиона назначен полковник 
С копии). 

28/1 - 2/2 - Переезд в Донецкий каменноугольный район на ст. 
Горловка в распоряжение командира 1-го Армейского корпуса генерала 
Май-Паевского и далее в распоряжение командира Офицерского Дроздов- 
ского полка полковника Кельнер. 

3/2 - 4/2 - Боевые действия в районе ст. Доломит - ст. Роты сов- 
местно с офицерской ротой Дроздовского полка. 

5/2 - Боевые действия в районе ст.Константиновка совместно с 
частя!-.1И Дроздовского и Марковского полков. Ранен командир бронепоез- 
да полковник Кельберер, убит один казак. 

6/2 - Боевые действия в том же районе. В Ростовском госпитале 
умер от тифа прап.Флавицкий. 

7/2 - Боевые действия в районе ст. Доломит - ст. Роты совместно 
с осоицерской ротой Дроздовского полка. Взятие бронепоездом в плен 
около одной роты красных. 

Подробности боя следующие. 

Рано утром 7-го февраля бронепоезд получил задание совместно с 
офицерской ротой Дроздовского полка наступать по линии ст. Доломит - 
ст. Роты. В этот период весенней распутицы все операции в Донецком 
бассейне производились вдоль многочисленных в этом районе железных 



- 19 - 

дорог. Бронепоезд, пройдя с рассвето!:: ст. Доломит, медленно продви- 
гался, ведя артиллерийский бой с бронепоездом красных. Офицерская 
рота Дроздовского полка следовала по полотну жел. дороги верстал в 
2-5 позади, закрепляя за нами пройденный район. Не доезжая 4-5 верст 
до ст. Роты, бронепоезд был встречен сильным ружейным огнем цепи крас- 
ных, расположенной поперек жел .дорожного полотна в районе х<ел. дорож- 
ной будки путевого сторожа. Кз будки бил пулемет. Два снаряда, попа- 
вших в будку, заставили замолчать пулемет красных. Бронепоезд быс- 
тро выдвинулся вперед, въехал в цепь красных и, остановившись, не 
прекращая боя головным орудием с бронепоездом красных, открыл по 
цепи беглый огонь из всех пулеметов и винтовок. Продержав красную 
цепь под огнем некоторое время, огонь был прекращен и красньш было 
предложено сдаться. Собрав всех пленных, количеством около роты, их 
передали подошедшей к этому времени офицерской роте, бронепоезд же 
продолжал развивать наступление. 

Кап. А.Осипов 
(Продолжение следует) 

- - оОо 

X 
X X 

То не буря завывает, 
Дикой яростью полна, 
То на берег набегает 
С плеском радостным волна. 

Многоводный и широкий, 

Всевелнккй Тихий Дон, 

Шлю тебе я, сын далекий. 

До сырой земли поклон. 
Здравствуй, батюшка любимый, 
Здравствуй, русская река, 
Ты прими привет, родимый, 
От донского казака. 

Изнывая на чужбине. 

По степям твоим скорбя, 

И в лишеньях, и в кручине 

Помню всюду я тебя. 
Совершая подвиг тяжкий, 
С вечной спутницей - тоской - 
Заменили наши шашкп 
Мы лопатой и киркой. 

Но в тревогах и в неволе, 

В злой юдоли мрачных дней 

Не забыть нам прежней воли. 

Царской вольности твоей. 
Не забыть станиц далеких, 
В мирной степи хуторов, 
И казачек светлооких, 
И радушных стариков. 

СБехтеев. 



- 20 - 

НАШ ПУТЬ В РОССШ. 

Что такое эмиграция? Только ли путь с родины, погнание? Нет, и 
восвращенне, путь на родину. Наша эмиграция - наш путь в Россию. 

Ега1§гаге шачнт "выселяться". Слово это для нас не точно. Иы 
не выселенцы, а переселенцы ис бывшей России в будущую. 

Два пути переселения: один - там, в бывшей России, через страш- 
ную, родную пустыню, другой - здесь, через пустыню мира; два крест- 
ных пути, и мы не знаем, какой из них более крестный. 

Русская эмиграция, продолжающаяся русская революция, есть нечто 
небывалое во всемирной историк. С чем ее сравнить? С иудейским "рас- 
сеянием" или с вавилонским пленением Р'зраиля, или с Исходом из Егип- 
та? Сколько нас, от полярного круга до тропиков - один, два, три 
миллиона? Этого мы сами не знаем; мы - несчитанные, неисчислимые, ц 
целое новое племя, новый Израиль, такой же, как тот, древний - без- 
земельный, бездомный, бесправный, отовсюду изгнанный, всеми гонимый, 
такой же проклятый, а, может быть, и святой и уж, во всяком случае, 
такой же страдающий. 

Сами себе мы кажемся очень слабыми, потому что очень страдаеп. Но 
если в порядке низшем, эмпирическом, страдание всегда слабость, то 
в порядке высшем, духовном - не всегда: здесь оно может быть и силой. 
В судьбах народов, так же, как отдельных людей, печать страдания бы- 
вает печатью избрания. Нет ли и в этом сходства нашего с Израилем? 

Наше страдание подобно слепоте. Свет очей, Россию, отняли у 
нас. Что значит свет, знают только слепые; так, только на чу:хбине 
мы узнали, что значит Россия. Внешне ослепнув, мы прозрели внутренне 
и увидели невидимую Россию, Святую Землю, Обетованную. Сорок лет, 
может быть, будем блуждать в пустыне, и кости наши в ней падут, но 
мы должны итти через нее в Обетованную землю. 

Надо лишиться земли, чтобы полюбить ее неземною любовью. Наша 
неземная, бесконечная любовь к России - бесконечная сила. 

Сила героя познается в трагедии. Русская эмиграция - действую- 
щее лицо великой русской трагедии - оказалась сильнее, герог.чнее 
всех эмиграции - настолько сильнее польской или французской! Тем со- 
чувствовала и помогала вся Европа; нас же ненавидит и гонит, п. сочув- 
ствует и помогает нашим врагам. Вся Европа, весь мир как будто реши- 
ли: "Нам быть - России не быть". И вот, под этой двойною тяжестью - 
изгнания и гонения - мы все-таки выжили и до конца, по всей вероят- 
ности, выживем: выжили десять лет, выживем двадцать, тридцать, со- 
рок - сколько нужно Р'стории. ны оказались крепче, огнеупорнее, чем 
са..'1и Думали. Наша сила, наш героизм уже в том, что мы - ьш, Россия 
в Ш!ре, бывшая и будущая, вечная. 

Тело народа - земля. Землю нашу, тело, мы потеряли и носимся в 
мире, как бестелесные духи, всюду проникая, проходя сквозь все и все 
заражая ношим русским духом - литс^ратурой, живописью, музыкой, рели- 
гией. Дома всюду - всюду чужие; во все вливаемся, но не сливаемся 
ни с чем. Строим наши русские твердыни, вьем наши гнезда - Гетто - 
в Париже, Лондоне, Берлине, Шанхае, Сан-Франциско. Русские лица сра- 
зу мозхно узнать в европейской толпе, как некогда можно было узнать 
иудейские лица в эллинском рассеянии. гШ всемирны, всечеловечны и, 
в то же время, замкнуты, загадочны, отдельны, особен-ны; кш в мире, 
как масло в воде. 

"1Ш - сор для мира", по слову Апостола; но, может быть и этот 



- 21 - 

сор, как тот, будет солью зе1.:лк. "Йы не известны, но нас узнают; нас 
почитают умершими, но вот, мы живы; нас казнят, но мы не умираем;1.!:ы 
нищи, но многих обогащаем; мы отовсюду притесняеьш, но не стеснены; 
мы в отчаянных обстоятельствах, но не отчаиваемся". Носим в себе 
мертвость России, чтобы и жизнь ее открылась в нас, ибо МхЫ непрестан- 
но предр^емся на смерть за Нее, бессмертную. 

О, если бы мы знали нашу силу! Но вот, не знаем, ^'ш, как слепой 
исполин: слабые дети вяжут его и ведут. Что же ослепило нас? Неугке- 
лп, и вправду, свет России потух в наших глазах? Как могли ьш забыть, 
что у нас одна Россия, один враг и воля должна быть одна? Если бы 
мы имел:: единство волк, мы имели бы все, что нужно, для освобождения 
России. 

"Скоро ли вернемся?" - спрашивают глупые. - "Вернемся ли когда- 
нибудь?" - спрашивают те, кто поумнее, а самые умные молчат. - "Будь- 
те покойны, не видать нам России, как ушей своих!" - злорадствуют 
тоже не глупые, но всегда при.лиренцы, возвращенцы, соглашатели. 

Что им ответить? Вот что: пусть мы сами никогда не вернеьюя, а 
вернутся только наши дети, внуки, правнуки, но жить и действовать 
мы должны так, как будто сами вернемся наверное, и очень скоро. Да 
и вовсе не в том вопрос, когда мы вернемся, а с чем. Если ни с чем, 
то лучше никогда. Пусть каждый спросит себя, готов ли он, и если ни- 
кто не посмеет ответить: "готов", - значит, рано. Только что будем 
готовы - вернемся. День возвращения придет, как тать в ночи; но если 
мы уснем, как немудрые девы без масла в лампадах, то, как бы скоро 
ни пришел Жених, мы все равно Его не увидим. 

Наше изгнание подобно морскому плаванию. Узкая полоска берега 
таяла, таяла, пока мы уходили в море, и, наконец, истаяла, исчезла 
совсем; нас поглотила безбрежность вод. Плыть можно было только по 
звездам; но и звезды исчезли в тухлане. Мы сбились с пути к уже не 
знаем, куда плывем. Но хуже всего то, что у нас нет кормчего, пли, 
вернее, их два, спорящих: тот хочет править туда, этот - сюда, и ко- 
рабль стоит на месте или плывет, неизвестно куда, а ведь это гибель. 

Два лица у русской эмиграции, противоположных, как у бога Яну- 
са. Республика или монархия? Спор важный и нужный в порядке отвле- 
ченном, умственном, но в волевом, жизненном - пустой. 

Чем будет Россия, респз"бликой или монархией? Может быть, ни 
тем, ни другим, а чудовищной или чудесной помесъю обеих форм. Опыт 
русской революции так нов и неизвестен, что и плоды его неизвестны. 



"Возрождение" 
Декабрь 1927 г. 



+ Д.С.Мережковский. 



оОо - 







- 22 - 



НИКИТА ЛЬВОВ 

"Вспоили вы нас и вскормили, 
Отчизны родные поля, 
И мы беспредельно любили 
Тебя, страна снега и льда".. 

Прошла моя жизнь, и теперь, на закате моих дней, 
в мою зиму жизни, я памятую с великой благодарностью 
все те добрые, честные начала, которые вложило в мою ду- 
шу воинское воспитание, 

И если подчас оно бывало сурово, то это и выработа- 
ло во мне ту выдержку и силу воли, которые позднее по- 
могли мне стойко перенести великие испытания, выпавшие 
на долю истинно русских людей в тяжелое лихолетье, по- 
стигшее нашу Родину. 

1^0 все проходит. Возродится великая Россия, созда- 
дутся со временем и согласно новым требования!/! войны но- 
вые военные школы, и в них, я уверен, воскреснут для но- 
вых поколений те заветы и традиции, которые с (елалп из 
нас - юнкеров и вольноопределяюцкхся военного времени - 
настоящих русских офицеров, беззаветно любящих свою Ро- 
дину. 

- о - 

Лолодой техник Никита Львов работал на единственном в России 
большом металлургическом заводе морского ведомства - Ижорском. Вер- 
нее, это не завод, а заводы, расположенные на р.Ижоре под Петербур- 
гом. Продукт выделки этих заводов - броня для военных кораблей Рос- 
сийского с^жота. 

ГустьП'.^. черным дымом окутывались многочисленные высокие завод- 
ские трубы. 

Визгливо пели круглые пилы, разрезая раскаленные стальные бал- 
ки, осыпая все кругом снопами ярких искр. Дрожала земля под ходом 
тя:;селых валов бронепрокатной мастерской. Громадные огненные глыбы 
металла калились в огро1;шых печах, прогревая свое тело форсунками. 
Большие гидравлические прессы, в 15000 тонн, изгибали в причудливые 
фор1/1Ы (согласно чертежам) толстые брони. Страшное горячее "молоко" - 
расплавленная сталь - текло из плавилен по формам. Многочисленные 
токарные станки механической мастерской распевали свои песни на раз- 
ные лады. 

Тя;:селым запахом несло от газовой мастерской. 

Сердито шумела колоссальная электрическая станция на беспрерыв- 
ную раздачу своей энергии всем мастерским. 

Сильный чад от горелого масла окутывал бронезакалочную мастер- 
скую, где в огромных масляных бассейнах кипело масло, закаливая ог- 
рог.шые брони. Беспрерывно стучали молотки в бронеотделочной и модель- 
ной мастерских. Сильным жаром тянуло из меднолитейной и медно11}юкат- 
ной. Визгливо работали электрические сверла железно-котельной и труб- 
ной. 

Наверху же всех мастерских, точно в перегонку, носились электри- 
ческие к)эаны, неся в своих железных когтях неимоверно тяжелый по ве- 
су груз. 



- 23 - 

Жизнь на заводах кипела ключем, а в унисон этой жизни бились 
сердца русских рабочих. В их взорах была видна гордость п ответствен- 
ность. Как же им было не гордиться, ведь они ковали и создавали опо- 
ру и мощь своей родине, они в то время строили чудо морской техники 
- могучие, новейшие боевые корабли, которые готовились к спуску в 
августе 1917 года. Это были: "Наварин", "Кинбурк", "Измаил", и "Бо- 
родино" - по 30,000 тонн, со скоростью в 31 узел хода и снабженные 
1 4-ДЮйглОвыми орудиями. Это был как бы ответ "отсталой" России "пере- 
довой" Европе. 

- о - 

В один непрекрасный летний день 1914 года в завод, в 20-тысяч- 
ную нассу рабочих, влетело страшное слово, только из пяти букв: - 
война. 

Загудел, зашевелился заводской лкд. 

Восторженные крики: "Да здравствует Россия!", "Да здравствует 
Император!". "Да здравствуют наши победоносные Армия и Флот!". 
"Война до победы!". "Смерть не;.щак'2! " , и т.д. 

Над целым лесом национальных флагов колыхался в руках рабочих 
огромный портрет Государя Императора Николая Александровича. 

Все это торжественно-потрясающее шествие глушилось :.'1огуществен- 
нЫIV^ национальным гимном - "Боже, Царя Храни!"... Подъем духа был не- 
описуемый. Победа светилась в глазах каждого рабочего. 

По российскому закону о мобилизации рабочие этих заводов не под- 
лежали набору в армию. Несмотря на такую привилегин?, через неделю 
уже отправлялись с завода около 600 человек добровольцев на войну. 
В числе этих добровольцев ушел с завода и Никита Львов. 

Болело сердце у Никиты, что не дала война закончить корабли, к, 
зарядившись ненавистью к врагам-немцам, он торопил себя со сборами, 
боясь скорого окончания войны. 

Стройный, сильный спортсмен, 18-летний Львов попал в артилле- 
рию, в один из запасных дивизионов недалеко от Петербурга. 
Военная служба пришлась по душе Никите Львову, и он с большим рве- 
нием усваивал воинские уставы, полюбил начальство и са1Л был им лю- 
бим. 

Время летело незаметно, и Львов уже был в учебной команде, где 
особенно ему нравился неизменяемый образцовый порядок во всем - от 
выкладки обмундирования, чистки лошадей, манежной езды, гимнастики 
до практической учебной стрельбы на полигоне. Спустя некоторое вре- 
мя, его солдатский погон вольноопределяющегося имел уже поперечную 
нашивку бомбардира. 

В один холодный декабрьский день 1914 года Львов двигался в 
очередном эшелоне на фронт. Приближаясь к фронтовой полосе, он впер- 
вые увидел признаки войны - в воздухе высоко парил аэроплан против- 
ника, облепленный рваными белыми облачками рвущихся вокруг него шрап- 
нелей. Откуда-то били по нему два легких орудия. 

Первое боевое крещение Никита Львов получил в Восточной Пруссии 
в К'^ской артиллерийской бригаде и воспринял его неважно, от сильной 
канонады немного кружилась голова и даже слегка тошнило, но вскоре 
все это прошло, привык, обстр<ъ7ялся и уже потом с большим интересом 
отмечал дели своему орудию. Из него выра^^атьтрплоя хорогаий артилле- 
рист. 



- 24 - 

Дальнейшие бои на фронте дали ему не только два ранения, но н 
два Георгиевский креста - он уже старший фейерверкер. Львов, как име- 
ющий образовательный ценз 1 -го разряда, был откомандирован в тыл 
для поступления в одно ис артиллерийских училищ. 

Но, как говорят, "от судьбы не ^шдеть", и вот эта-то судьба и 
повернула по другому артиллерийскую службу Львова. 

По дороге в тыл Львов заболел паратифом в сложной форме и, до- 
ехав до г.Полоцка, был там положен в госпиталь. Болезнь затянулась 
и помешала ему поступить в училище. По выздоровлении он решил было 
ехать обратно на фронт в свою бригаду, но встреча с друзья1,си вольно- 
определяющимися одного запасного пехотного батальона привела Львова 
в стены известной когда-то на всю Россию Офицерской стрелковой шко- 
лы в Ораниенбауме. В 1915 году там была размещена школа прапорщиков, 
в которую как раз начинался прием, и вот эта-то военная школа и да- 
ла Львову чин прапорщика. Окончил он ее в числе первых. 

Короткая служба в одном из запасных батальонов на юге России 
чуть не затянулась надолго и могла кончиться тем, что прапорщик 
Львов мог легко попасть в "кадр", а это значило - не видать войны. 

Командир запасного батальона явно благоволил к молодому прапор- 
щику, кавалеру двух крестов, и назначил его сразу после прибытия в 
батальон младшим о(|зтцером учебной команды. 

В дальнейшем, присматриваясь к аккуратной службе прал. Львова, 
командир уже метил его на должность начальника учебной команды. Но 
такое "окапывание" в тылу было противно натуре Львова. Он ведь мог 
и на заводе просидеть всю войну - не для этого пошел он добровольцем. 
Неоднократные упорные просьбы прапорщика Львова к командиру батальо- 
на об отправке его на фронт с одной из очередных отправок офицеров 
одиночным порядком - всегда встречали от командира отказ. 

Но в конце концов командир уважил просьбу Львова, и он был от- 
правлен с первой же группой офицеров, едущих на фронт одиночны!.: по- 
рядком. 

Теперь прапорщик Львов ехал на фронт не как новичек, а как бы- 
валый, обстреленный воин. Львов отчетливо понимал разницу в своей 
положении в первую поездку на фронт и теперь. Первый раз он ехал на 
фронт старшим над десятком человек, а теперь ему придется нести от- 
ветственность значительно большую, а главное - не уронить честь и 
достоинство русского ос^цера во всех отношениях, ибо офицерский мун- 
дир - будь то простая гимнастерка — очень тяжел, и носить его надо 
с честью. Такими думами была забита молодая голова прапорщика Львова. 

Прибыв на йронт в один из вновь формируемых полков, прапорщик 
Львов был назначен в команду пеших разведчиков, с которыми он почти 
ежедневно входил в так называемое "соприкосновение с противником", 
за что вскоре и получил гордость молодых офицеров - "клюкву" - орден 
Св. Анны 4-й степени "За храбрость" (красный темляк на шашку). 

В резервное время, когда полк уходил на отдых, прапорщик Львов 
разъезжал по всевозможным курсам, которые в то время рождались по 
мере их надобности. Львова было резоннее спросить: "какие курсы ты 
еще не прошел?" Адъютант полка, получив бумажку об отправке на оче- 
редные курсы стольких-то офицеров, обязательно писал первым Львова, 
не спрашивая его согласия, зная, что оно будет дано. 

Курсов всяких Львов прошел порядочно. Правда, все эти курсы бы- 
ли хепродолжительны, как-то: бомбометные, гренадеров, телесТюнные 
(связь), прожекторные, минометные и курсы по подготовке конных раз- 



- 25 - 

ведчпков, - но если к этому добавить его познания по артиллерии в 
объеме учебной артиллерийской команды, подправленные практикой на 
войне, и пулеметные познания, полученные в Ораниенбаумской пулемет- 
ной школе, тогда можно представить себе, какими военными познаниями 
обладал этот молодой офицер. 

За бои 1916 года Никита Львов был произведен в чин поручика. Ко- 
мандир полка, боевой полковник Б-ч, серб, успел заметить в поручике 
Львове качества и способности офицера, могущего быть более, чем ко- 
мандиром роты, и спустя некоторое время поручик Львов уже командовал 
одним из батальонов полка. 

К началу невеликой и кровавой революции 1917 года Никита Львов 
был штабс-капитаном, грудь которого украсилась также и офицерскими 
орденшчШ, до ордена Св. Владимира 4-й ст. включительно. 

Наступил 1917 год. На горизонте этого года вдруг стали сдвигать- 
ся черные, мрачные тучи, и играли на бархате пурпура золотые ленты 
молний. Там, в глубоком тылу, в самом сердце страны, остались те, 
кто был мозгом, кто был душой нации, державшие чити мысли и слова - 
интеллигенция великой страны, сытая, довольная. 

Этим передовым людям скоро надоел и скоро у них прошел экстаз 
подъема духа. Спрятав национальные флаги первых дней войны, они зе- 
вали над телеграммами с фронта и скучали от затянувшейся войны. 

1'!х не касалось великое горе России, они не слышали боевых ко- 
манд. Лениво брела, шатаясь, праздная жизнь. Среди залитых светом 
улиц больших городов, в стильных фойэ театров, среди взвизгивающих 
оркестров кабаков и шантанов, дымя ароматными сигаршми за столаг.ш ре- 
сторанов, - они спорили, говорили и мечтали о "великом братстве" на- 
родов, о призрачном сне потрясений, и их осоловевшие глаза и янрно- 
обрюзгшие фигуры грезили о революционных взрывах. 

Они не видели Родины. Было скучно. Их жены, развалившись в ко- 
лясках, не видели ни идущих в глубоком трауре женщин, ни девушек с 
грустными глазами, в белых передниках с красным крестом. 

А молодые чопорные дендк, сыновья богатых скучающих отцов и ма- 
терей, не сльш1я.ли призыва Родины, затыкали уши от криков раненых. 

Чтобы не стыдно было встречать взгляды девушек и калек в серых 
шинелях, на костылях, они тоже надели шинели. Они устроили маскарад 
Великой войны. 

Они нарядились в фантастические фермы, надели сабли, погоны и 
вензеля - это были веселые "земгусары" и блестящие "уланы Красного 
Креста". 

Они появились в глубоком тылу в банных летучках, на питатель- 
ных Пунктах, в перевязочных отрядах и этим сберегли свое гнусное, 
жалкое тело - тело кретина, раба и труса. 

А мимо них шли другие, светлые юноши в студенческих фгуракках, 
в гимназических шинелях, в кадетских мундирах - шли в военные школы 
и в ряды войск, на смену тем, кто умирал. 

И вот... Страшное совершилось. Произошло то, чего без дрожи и 
волнения описать нельзя. 

Революция. Это слово облетело всю Святую Русь и вырва- 
ло у русского народа веру в Бога, присягу Царю и любовь к Родине, а 
у доблестной армии революция вырвала ее душу. 

Иехсдународная шайка политических проходимцев, при помощи 50 мил- 
лионов немецких золотых марок, свергнула РТмператорское правительство 



- 26 - 

Росспк и заменила его "временным правительством" - именно вренеинш^-!, 
полугодовы!,!, лжпвьш: , бездарным и не русским, при полном попуститель- 
стве и соглашательстве Государственной Думы с главными персона:^:а:ли: 
Родзянко, 1-1илюков, Львов, Гучкоз, Чхеидзе, Шульгин *). 

"Да здравствует свобода!" - "Долой войну!" - "Без аннексий и 
контрибуций!" - "Долой офицеров!" 

Что это? Штабс-капитан Львов ничего не мог понять. В его голо- 
ве происходил полный Сумбур: "Как, Царя свергли? Почему? Как это мог- 
ло так быстро случиться? Что же делала Ставка Царя? Где >хе верная 
Царю гвардия? Где же доблестные полки армии и почему ни один не 
встал на защиту Государя? Где же верные, преданные Царю и Престолу 
генералы?". . . 

Львов был поражен всем происшедшим. И только и мог он сказать 
помощнику командира полка, который собранию господ офицеров предла- 
гал примениться к обстановке: 

- Господин полковник, никакой обстановки здесь нет, чтобы мы 
могли к ней примениться, а есть хаос. Теперь все погибло, и Ар1.:ия, 
и Флот, а, может быть, и сама Россия. Я не нахожу слов, чтобы выра- 
зить свое возмущение происшедшим. 

Правда, полк, в котором служил Львов, оказался в то время на 
редкость крепким. Солдаты еще стеснялись что-либо плохое выкинуть 
против своих начальников-оо^ицеров, да, правду сказать, не было у них 
и основания это делать, так как жили они в окопах дружно, деля радо- 
сти побед и горечи поражений. Но раз организм получил заразу и ее 
не лечат, то она прогрессирует, организм сдается и умирает. Так по- 
лучилось и здесь. Новые пополнения все больше и больше привозили на 
фронт разных разлагателей и пропаганды, и в полку через некоторое 
время заговорили о выборе начальников. В первую очередь решили вы- 
брать себе нового командира полка. 

Полковой комитет заседал почти целую ночь и утром объявил свое 
постановление, которое гласило: 

"Пользуясь правом, данным нам, военным, революцией выбирать се- 
бе достойных начальников, то полковой комитет Н-ского полка, испол- 
няя волю чинов полка, постановил: "старого командира полка, полков- 
ника Б-ча, как несоответствующего Духу революции, отрешить от коман- 
дования полком, а вместо него выбрать нового командира, штабс-капи- 
тана Львова. 

Здесь чаша возмущения шт. капитана Львова переполнилась. Ночью 
он пригласил к себе председателя полкового комитета, ст.унтер-ос|жце- 
ра Ф-ко, когда-то верного и расторопного разведчика, взводного, при- 
мерного солдата, и откровенно выразил ему свое возмущение тем оскор- 
блением, которое полковой комитет нанес старому, боевому командиру 
полка полковнику Б-чу, выбрав на его должность его, Никиту Львова. 
Та.кой способ выбирать себе начальников штабс-капитан Львов назвал 



') Пр имечание редакции : К этому списку следует прибавить также 
Керенского. Присяжный поверенный Н.Карабчевский в своих воспомина- 
ниях "Что глаза мои видели" рассказывает (на стр.66): "Керенский на 
совещании Петроградских адвокатов в январе 1917 г. призывал начинать 
революцию: "Поймите же, наконец, - говорил Керенский, - что револю- 
ция может удасться только сейчас, во время войны, когда народ воору- 
жен, и момент этот может быть упущен навсегда..." 



- 27 - 

идиотским и вредным не только для общего дела, но и для самих ;:<е 
с о л дат . 

Штабс-капитан Львов категорически отказался от такой выборной 
честк. Настойчивые просьбы председателя полкового комитета остаться 
хотя бы на время с полком еще больше раздражали Львова, к его воому- 
щенпе росло с каждьи.": словом уговаривающего председателя полкового 
комитета. 

Наконец, Львов предъявил ультиматум: намедленно собрать полко- 
вой комитет и аннулировать вынесенное постановление об отрешении от 
должности командира полка полковника Б-ча и с извинением просить его 
остаться на своем месте. Председатель на это ответил, что этого те- 
перь сделать невозможно. А раз это невозможно, то невозможньп^^ считал 
шт. капитан Львов ему оставаться в полку н просил председателя полко- 
вого комитета, по старой дружбе, сейчас же выдать ему проездные до- 
кументы и дать под вещи подводу до ближайшей станцик Полесье, чтобы 
покинуть полк до утра. 

В результате всех разговоров и возражений председатель полково- 
го комитета согласился с доводами Львова и уважил его просьбз'' - вы- 
дал проездные литера и снарядил подводу, на которой Львов и покинул 
полк, предварительно зайдя проститься к "забракованному" командиру. 
Календарь показывал вторую половину сентября 1917 года. 

Прибыв на станцию Полесье, штабс-капитан Львов встретил тах: сво- 
его старого приятеля, офицера одного из гусарских полков ротмистра 
Л-ва, ехавшего из отпуска и ожидавшего на станции себе лошадей. 

Штабс-капитан Львов подробно рассказал ему все события послед- 
них дней и свое вынужденное решение оставить полк. 

Ротмистр Л-в предложил Львову служить в его конной части - Удар- 
ном, имени ген. Корнилова, конном дивизионе. Отличительньши знаками 
этого отряда были черно-красные углы, носимые на левом руказе (удар- 
ники) . 

Ротм1"Стр Л-в обрисовал Львову в свою очередь положение в тылу, 
где беспомощная власть ничего не может наладить, а, наоборот, свои- 
ми распоряженияглк производит хаос. 

В!табс-Капитан Львов, не долго ду1лая, согласился служить с Лебе- 
девы11, те1/1 более, что служба в кавалерии ему была знакома. 

По прибытии в указанный дивизион Львов был назначен старший 
офицером в один из эскадронов. Спустя некоторое время штабс-капитан 
Львов б'Ш переименован в штабс-ротмистры с зачислением по армейской 
кавалерии. 

В конце октября 1917 года "глава" временного правительства, 
"главком" Керенский, убежал за границу, переодевшись в женское пла- 
тье. 

Бросил свою, добытую революцией, власть на дорогу, где ее быс- 
тро подобрали большевики. Когда власть полностью перешла к большеви- 
кшд, то ударным отрядам было нечего делать - они самоликвидировались 
и разошлись, кто куда мог. 

- о - 

В январе 1918 года ротмистр Лебедев и шт. ротмистр Львов приеха- 
ли в Иоскву, куда их просили прибыть такие же офицеры, как и они, 
чтобы в^десте ехать туда, "где еще бЬЕ>тся". 

Петровская гостиница в йоскве была местом сбора двенадцати не- 
покорных советской власти людей. Маршрутов указывалось много, куда 



- 28 - 

можно было ехать, а именно: через Архангельск ехать на слу5лбу к ан- 
гличана:.:, в Иностранный легпон Францгк, на Дальний Восток к атшлану 
Семенову, на Дон к ген. Корнилову и даже упоминался адрес Скоропад- 
ского - одним словом, куда угодно, хотя бы с чортом, лишь бы драться 
с предателя1^п и разрушителями Родины - социалистами и кошлунистаьш . 

Как и следовало ожидать, общего решения, куда всем ехать, не 
нашли. Каждый старался выставить свое предложение, свой план и скло- 
нить всех его принять. В результате такого разногласия Никита Львов 
и Степан Лебедев, отойдя в сторону, сговорились и решили вдвоем 
ехать на Дальний Восток к восставшему против большевиков есаулу Се- 
менову. 

В сильный февральский снегопад покидал Москву сибирский поезд, 
увозя в неизвестность двух русских офицеров. 

Б набитых солдатами и "мешечникамк" вагонах ехали они на Даль- 
ний Восток, среди ругани, табачного дыма и давки . 

Нес:яотря на то, что Львов и Лебедев были также в солдатских ши- 
нелях бес погон, опытному глазу сразу было видно, что это ойпцеры, 
тем более, что ротмистр Лебедев носил пенснэ. 

Конечным пунктом своего передвижения эти офицеры наметили город 
Иркутск, совершенно не зная тех препятствий, которые неминуемо нача- 
лись бы для них значительно раньше, чем они предполагали. 

Подъезжая к гор.Омску, на одной из остановок Львов и Лебедев 
стояли на вагонной площадке, когда к ним подошел с виду солидный го- 
сподин, железнодорожник, и пригласил их пройти к нему в его служеб- 
ное купэ попить чайку, на что они и согласились. 

Во время беседы железнодорожник, присматриваясь к ним, сказал: 

- Господа, я вижу, что вы не солдаты, почему и пригласил вас 
сюда. Вы ос1|зицеры и безусловно едете в отряд есаула Семенова, но 
имейте в виду, что в Красноярске и Иркутске имеются на станциях осо- 
бые контрольные большевицкие пункты, где всех подозреваеьлых в том, 
что они офицеры, снимают с поездов и отправляют для допроса в город, 
в Чрезвычайку, и там уже подробно разбираются. Я думаю, что вы зна- 
ете, что это за учреждение, и что офицеру выйти оттуда на свободу 
очень трудно. Мой же совет вам такой: перемените маршрут. Вот, бу- 
дет следующая остановка - слезайте с этого поезда и переса::спваытесь 
на поезд, идущий обратно. Доезжайте до станции Курган, которую тш 
уже проехали, и там оставайтесь до благоприятного, может быть, для 
нас времени. Город Курган тихий, и там вы спокойно поживете, осмо- 
тритесь, а потом видно будет, как обернутся события. 

Наши собеседники переглянулись и решили последовать совету доб- 
рого человека. Так и сделали. При остановке поезда, поблагодарив за 
добрый совет своего нового знакомого, они сошли с поезда. 

Небольшой, но сравнительно богатый город Курган неза1.1етно при- 
нял приехавших. Советская власть себя здесь активно еще не проявля- 
ла, и, действительно, пока жилось спокойно, но с каждой неделей ста- 
нов1-1Лось заметнее, что в город прибывают небольшие отряды красной 
вооруженной силы, состоящей, главным образом, из матросов и латышей. 

Население Кургана насторожилось и стало проявлять некоторое 
беспокойство, особенно после того, как Курганский совдеп обложил 
контрибуцией почти все состоятельное население города и национализи- 
ровал все частные торговые предприятия, а через некоторое вре:.1я на- 
чались и аресты. Стало неспокойно. 



- 29 - 

В конце марта 1918 года на ст.Кт/тэган прибыл первый эшелон че- 
хов, которые вместе с красными пользовались железнодорожной станци- 
ей, телеграфом и подвижным составом. Прибытие чехов в Курган населе- 
ние встретило с тихой радостью. Оно думало, что в случае каких-либо 
репрессий со стороны красных чехи их защитят. 

Офицерская тайная организация, куда с большим трудом удалось 
попасть Львову и Лебедеву, с появлением в Кургане чехов повела более 
активную работу по свержению красной власти в городе. 

Руководители этой организации вошли в связь с чехами, дабы вы- 
яснить, какую позицию займут чехи по отношению к возможному восста- 
нию антнког/шунистов (белых) против советской власти и смогут ли они, 
чехи, чем-либо помочь восставшим. 

Ответ белые получили очень для себя рискованный, а именно: чехи 
катего]5кчески отказались от помощи белым живой силой, но согласились 
дать 50 русских винтовок с бО-ью патронами на каждую, два легких пу- 
демета "Люис" с десятью дисками на каждый (470 патронов) и 50 ручных 
гранат, но с условием, что если переворот удастся и чехи будут по- 
ставлены перед совершившимся фактом свержения советской власти, тог- 
да они признают новую власть в Кургане; но еслг белые потерпят пора- 
жение от красных, тогда чехи совместно с красньоли приступят к разо- 
ружению белых. 

Этот ответ чехов породил неуверенность и даже страх в некоторых 
членах офицерской организации - к счастью, в меньшинстве. Глава оСои- 
церской организации подполковник К-ов категорически отказался при- 
нять тг.кие условия чехов и открыто выступать против красньп:, считая 
такое открытой выступление пока преждевременным и опасным. 

Львов и Лебедев и еще несколько офицеров настойчиво требовали 
принять немедленно условия чехов, напоминая, что "промедление време- 
ни - смерти подобно есть". 

Большинством членов организации было решено немедленно высту- 
пать против советской власти. 

Несогласившихся членов организации, в числе девяти человек во 
главе с полковником К-вьп.:, арестовали домашним арестом до того вре- 
мени, когда восстание будет совершившимся фактом. После переворота 
они были выпущены и вступили в ряды вновь сформировавшегося добро- 
вольческого отряда в Кургане. 

Выступление было надитечено на ночь на 1 июня, но ввиду того, 
что чехи не смогли еще полностью выдать боевое "снабжение", пзэи- 
шлось восстание перенести на ночь на 3 июня. 

Раннее утро 3-го июня 1918 года в г. Кургане огласилось ружейной 
стрельбой и таратореньем пулеметов - это кучка добровольцев, белых 
повстанцев, в числе 120 человек, бросила вызов красным захватчикам. 

Во главе этих храбрых добровольцев были Степан Лебедев и Никита 
Львов. Курган был взят в течение пяти часов. Пехотная рота в 100 шты- 
ков при двух уже тяжелых пулеметах "Максим", отнятых у красных, вось- 
ми легких "Люиса" с конным взводом в 30 коней - была вооруженной си- 
лой белых повстанцев. 

Взяв Курган, через неделю белые повстанцы, организовав охрану 
города совместно с чехаглп, двинулись на другой город, Шадринск, что 
в 80-ти верст., от Кургана и принадлежит уже к Пермской губернии. Го- 
род был взят у красных с боем, с захватом большого количества снаря- 
жения и вооружения, а главное было в том, что по взятии Шадрпнска 



- 30 - 

местные добровольцы сформировали свой, Шадринскнй, повстанческий 
большой отряд силою около 400 штыков под командой энергичного боево- 
го капитана Куренкова. 

Курганские добровольцы стали именоваться Курганским доброволь- 
ческим отрядом, и сила его по взятии Шадринска увеличилась до 200 
человек пехоты и 50 конных. 

Отдохнув пять дней в Шадринске, Курганцы двинулись на следующий 
город Далматов, находящийся в 45 верстах от Шадринска. 

И этот город был взят Кур ганцами, но победа досталась дорогой 
и очень дорогой ценой. Почти половина отряда была выведена ис строя 
убитьц.ш и раненьилк, ввиду того, что красные здесь имели артиллерию 
на двух броневиках, которая почти в упор расстреливала курганцев, 
наступавших со стороны монастыря и вокзальной площади. Б этом бою 
был убит и начальник отряда ротмистр Лебедев. 

Пехоту возглавлял боевой офицер шт. капитан Титов, а конный от- 
ряд принял Никита Львов. 

Курганцы двигались дальше. Ст.Козел-Паклевская, Каменский завод, 
дер, Сухой Лог, Синарская, с.Ирбитские Вершины, ст.Кунара, д.Елкина 
- и ухсе почти доходили до большого села Егоршино, что на р.Пышме, но 
благодаря неустойчивости старшего начальника полк.Панкова взятые ра- 
нее Пункты пришлось снова оставить красным и отступить до ст. Богда- 
нович. 

К этому времени от Курганского отряда остались жалкие остатки, 
ибо этот боевой отряд при всех наступлениях всегда был головиьц^.Что 
касается конного отряда ротмистра Львова, то тот закончил свое суще- 
ствование, как боевая единица, после взятия г.Алапаевска. 

С остатками своего отряда ротмистр Никита Львов был переброшен 
на Юзгшый фронт в период больших успехов Сибирской армии, хсоторая дви- 
галась быстро в центр России. В это время Никита Львов уяе командо- 
вал ка,валерийским дивизионом. 

Ю::сная армия белых войск, под командованием доблестного Атамана 
Дутова, наносила Красной армии удар за ударом, но вскоре была выну- 
ждена прекратить свое продвижение вперед и двинуться назад, ибо обо- 
значился общий отход на восток всей Сибирской армии, а посему был 
обна>:сен правый фланг, который и заставил Южную армию тоже отходить. 
Красный генеральный штаб сумел разъединить Южную армию с Сибир- 
ской, с полным прекращением связи между ними. Южная белая армия, опе- 
рировавшая в районах, бедных железнодорожными путя1.ш, естественно, 
не могла согласовать свой отход с Сибирской армией, а потому оста- 
лась при отступлении далеко уступом впереди от отступающей на восток 
Сибирской армии. 

Попытки Южной армии соединиться с Сибирской были безуспешны, 
ибо на главном пути предполагаемого соединения красными были ^л^е за- 
няты города Челябинск, Кустанай и Троицк. 

Потеряв всякую надежду на соединение с Сибирской армией, Ю>лная 
армг^я Повернула свое нолравление на г. Верный, в надежде соединиться 
с частя1.1И атамана Анненкова, но и здесь потерпела неудачу, проиграв 
сра^гсение у ст.Челкары, где обнаружилось наступление на белье: Турке- 
станского советского корпуса. 

Ю::сная армия, опять переменив направление, двинулась к Аральско- 
му морю в надежде соединиться с частя1>ли ген.Акулина у г. Гурьева, но 
время было упущено и оттуда двигались большие силы красных. Путей 
отступления не осталось. Видя такое безвыходное положение, при нали- 



- 32 - 

чии большой усталости, в армии начался развал. Появились какие-то 
юркие, горластые люди, уговаривавшие солдат и касаков никуда не дви- 
гаться, а ожидать прихода красных, которым и сдаться, а чтобы крас- 
ные не были так суровы к казакам и солдатам, агитаторы предлагали, 
даяе требовали арестовать всех офицеров, как виновников всего пзэоис- 
шедшего. В это время Южная армия состояла из 8-ми казачьих полков 
Оренбургского войска и не казачьей 21-й пехотной Яицкой дивизии с 
малочисленньши полка1ЛИ по 200-300 человек в полку (полки 81, 82, 83 
и 84), плюс гусарский дивизион ротмистра 1'1арсова, конный дивпзион 
ротмистра Львова, каждый примерно по 100 сабель, и артиллерийский 
дивизион подполковника Гринева (4 легких трехдюШловых пушки). Вот 
такая воинская группа фактически была окружена красными с трех сто- 
рон, и лишь с восточной стороны никто не наступал и не угрожал, ибо 
с этой стороны зияла желтая "пасть" русской Сахары - голодной, без- 
людной Тургайской степи, и вот сюда-то и были прижаты остатки Южной 
арг.шп. 

Оренбургские казаки, составлявшие три четверти этой аршш, как 
аборигены этого края, прекрасно знали эту страшную площадь горячих 
песков и, конечно, не думали туда уходить. Но не казачьи части упо- 
мянутой вьше 21-й дивизии предпочли лучше погибнуть в горя^шх пес- 
ках, че:,! сдаться красным. 

Стоял жаркий август 1919 года. 21-ая дивизия, перейдя границу 
сьшучих песков у последнего населенного пункта, маленького поселка 
"1<азачий", была поглощена "русской Сахарой". 

Через четыре дня путешествия по пескам, раскаляемым жаркш.! ав- 
густовским солнцеь!, пали все до одной лошади, не имея воды и корма, 
и, конечно, была брошена и артиллерия (взорвана). 

То1.шмые голодом и жаждой люди брели, как тени, имея для еды 
примерно отунт муки и самое ограниченное количество воды. 

На пятый день добрели до маленького киргизского поселка - го- 
родка 1'1ргио, где стоял охранный отряд Олашь-Орды, примерно 100 чело- 
век. 

Усталые, голодные люди сделали здесь двухдневный привал. Запас- 
лись водою, кто как и сколько мог ее набрать, а главное то, что на- 
чальник этой группы ген. Галкин (начальник дивизии ген.Гоппер был бо- 
лен) распорядился закупить у киргизов 300 верблюдов, которые к были 
доставлены через два дня. 

Не буду здесь описывать этот ужасный поход остатков Южной армии 
(примерно 1500 чел.) по горячим пескам бесплодной пустыни, продолжа- 
вшийся более двух месяцев. Этот поход мною уже давно был описан в 
газете "Наше Время" 26 марта 1960 г. с Сан-Франциско. Здесь буду кра- 
ток. Кз степи отряд вышел в Акмолинскую область, на г.Кокчетав, в 
числе 1200 человек. Здесь предполагалось начать переформирование, но 
этого сделать не удалось. Артиллерийская канонада на курганском на- 
правлении становилась все слышнее и слышнее - это отступающая Сибир- 
ская армия вела сильные арьергардные бои на реке Тоболе. 

Вышедшие из степи остатки Южной армии были влиты в Сибирскую, 
как пополнение, и начали, не отдыхая, другой боевой поход. Ледяной, 
где горячие пески пустыни сменились трескучими сибирскими 1,1ороза14и. 



- 33 - 

в Сибирский поход ротмистр Львов выступил уже в должности ко- 
мандира кавалерийского полка, имея 400 всадников. 

Омск, Алтай, Красноярск, Щеглов, Сибирская тайга, Нюше-Удинск, 
ст.Зииа, Чере:лховскпе копк, "священный" Байкал, Ворхне-Удинск (где 
ротинстр Львов был проиозеден в полковники) , Чита, ст. Оловянная, Да- 
урия и Борзя - были бесмолвными свидетелш.ж физических страдглпй и 
больших потерь живой силы Белой армии в кровопролитных боях с крас- 
ными • 

Эти колоссальные потери живой силы давали себя знать. Полки ус- 
тавших былых бойцов доходили до 300 штыков, не имея возможности хотя 
бы частично пополнить эти ужасные потер.ч. 

Эта героическая белая армия, защищавшая родш/ю землю от захвата 
ко^шунистшл: и прошедшая боевой путь от Волги до Манджуркк, не отда- 
ла красному дьяволу свое знамя чести и веру в правоту своей с нн;д 
борьбы. 

Прижатая к границе Китая, Белая армия, долго не разк^шшляя, про- 
шла через Китай в русское Приморье - последний кусочек земли когда- 
то великой России, сдав Китаю свое оружие. 

Наличие в Приморье японских войск дало возможность пришедшей 
Белой ар1.1ин отдохнуть более полугода. Утвердившаяся в Приморье "ро- 
зовая" власть "товарища" Тобельсок-Краснощекова (Дальневосточная рес- 
публика) быстро была ликвидирована безоружной Белой армией и перешла 
в руки Временного Национального правительства, которому снова уда- 
лось, хотя и частично, вооружить малым количеством винтовок безоруж- 
ные части белых, пришедших в Приморье, 

Снова заиграли трубы на учебных плацах: армия готовилась к рас- 
ширению занятой территории, без оккупационных японских войск. Заиан- 
чивой целью был город Хабаровск. 

Зимою 1921 года Белая армия повела общее наступление на север, 
на гор.Хабаровск, который и был взят белыми. Победа эта да.ла белым 
полное вооружение вплоть до артиллерии и бронепоездов, но к стоила 
опять больших жертв. В жесточайшие морозы под 50 градусов ниже нуля 
белые воины в резиновых галошах, рваных шинелях и полушубках, с не- 
досто.точным питанием, почти без медикаментов, с малочисленньш соста- 
вом в строевых частях, а главное - среди враждебно настроенного к 
белЫ1Л местного населения - вели неравную борьбу с противником, имею- 
щим неисчерпаемые запасы во всем. 

Большая убыль в частях ранеными, убитыглк, обмороженны1\.ш и боль- 
ными сделали боевые части настолько малочисленными, что пришлось от- 
казаться от дальнейшей борьбы, покинув завоеванную территорию, и вер- 
нуться в исходное положение: в районы приморских городов - Спасска, 
Никольск-Уссурийского, Раздольного и Владивостока. 

Белые воины, отдав Родине все, что могли, усталые, больные, об- 
мороженные, израненые - покинули родную землю в конце октября 1922 
года и опять безоружно утпли в Китай. 

К так закончилась героическая борьба истинных сынов Националь- 
ной России, белых борцов, с интернациональными красными полчищами, 
захватившими всю Россию и поработившими русский народ, при полном 
попустительстве и даже помощи красным европейских союзников, кото- 
р.:е не хотели понять, что Е' лые армии проливали реки своей крови не 
толы'о за Россию, но и за ссюзников, даже за весь свободный мир. 



- 34 - 

И вот только теперь онк, вероятно, поняли свои ошибки, которые они 
совершили, поддерживая ком1\лунистов, и узнали цену русской крови в 
написанных и предъявленных ш.с счетах. 

- о - 

Никите Львову было 25 лет, когда он с аркией покинул родную зем- 
лю и оказался в Харбине бес всяких средств к существованию. Поиски 
какой-либо работы не увенчались успехоы, уж слишком много в Харбин 
понаехало людей из России. Никита Львов, как человек большой о>10иче- 
ской силы, бывший спортсгьсен, молодой, здоровый, потеряв наде^сду на 
скорое получение какой-либо службы или работы, поступил в работав- 
ший в то время в Харбине цирк в качестве борца, что дало ему возглож- 
ность безбедно прожить два месяца. Потом был грузчиком на лесопиль- 
ном заводе Китайской Восточной железной дороги, а позднее полтора 
года работал кочегаром у одного местного коммерсанта. 

Но все эти профессии были не по душе Никите Львову. 

В конце 1924 года вспыхнула война в Китае. Воевал антнког/шунк- 
стическкй Север против коммунистического Юга. 

Правитель Северного Китая, маршал Чнан-Зо-Лин, решил сформиро- 
вать у себя большой русский отряд всех родов войск: пехоту, артилле- 
рию, кавалерию, инженерные части, бронепоезда и авиацию с русскш-си 
начальниками. Русский отряд возглавил доблестный русский генерал Не- 
чаев К, П., лихой кавалерист Р^мператорской армии. 

Бросил свою работу Никита Львов. Собрал из бывших своих сорат- 
ников 90 человек, которым он верил и которые ему верили, и с ними 
поехал в Китайскую армию к ген. Нечаеву. 

Генерал, зная Никиту Львова по русской армии, охотно его при- 
нял с отрядом и назначил командиром дивизиона в форйшруемом конном 
полку в чине капитана китайской армии. 

Начались строевые занятия русских солдат на китайской земле. 
Опять, как в России, красивые кавалерийские сигналы запели на учеб- 
ных плацах, и звуки их таяли где-то далеко в горах этой "китайской 
Швейцарии". 

Снова боевые походы, снова бои, снова победы и поражения - по- 
бед больше - и снова клинки русских кавалеристов окрасились вражес- 
кой кровью. В 1928 году кончилась и эта эпопея. Юг Китая, при явной 
поддержке некоторых европейских стран, из этой борьбы вышел победи- 
телем над Севером. 

В результате такого положения, ненужными оказались в кита.йской 
армии русские штыки, сабли, пушки и т.п. Русский отряд, прошедший 
Китай от Мукдена до Шанхая, от Циндао до Калгана, был расформирован, 
и что же после него осталось там? 2000 могил русских офицеров к сол- 
дат, разбросанных по разным города^л, деревням, горам и рисовьня полтл. 

Никита Львов оказался в г.Тяньдзине, где находилась сравнитель- 
но большая русская колония. Здесь Львов устроился сравнительно хоро- 
шо — писал плакаты для одного кино-театра. Ка.залось, можно было как- 
то существовать. Но вдруг по городу поползли какие-то зловещие слу- 
хи о том, что всех бывших участников Русского отряда, воевавших на 
стороне убитого маршала Чжан-Зо-Лина, будут арестовывать и сажать в 
тюрьму. 

Никита Львов, не долго думая, решил покинуть Тяньдзин и уехал 
в Шанхай. 



- 35 - 

Шанхай принял Никиту Львова неприветливо, сурово. Трудттооч'ь ипй 
ти сразу работу или службу, не зная английского языка, пугала Льво- 
ва, и он стал посматривать в сторону наименьшего сопротивления, что- 
бы найти работу, и решил поступить в Русский охранный отряд (пото1л 
переименованный в русский полк) Шанхайского Международного Волонтер- 
ского Корпуса. 

... Опять военная служба. Караулы, патрули, винтовки, пулеметы 
и участие в японо-китайском конфликте, войне в 1932 году, где Ники- 
та Львов был, как и некоторые другие, ранен ружейной пулей в плечо. 

Никита Львов был сержанто!.:. 

Прослужил Львов в этой полу-русской, полу-ан1'ли йеной (по орга- 
низацкк) воинской части 8 лет тт, наконец, сказал себе: 

- Довольно, надо демобилизоваться! 

Календарь показывал 1936 год. 

1'1 поступил Никита Львов на частную службу в неждународное Сбе- 
регательное Общество в Шанхае. 



Ал. Ленков. 



- - оОо 



X 
X X 



В наших жилах течет вековая 
Захмелевшая буйная кровь, 
И сродни нам печаль ветровая, 
Да седая ковыльная новь. 

Наши предки гнездовьтш жклк; 
Быт веками ковали в глушк 
И в скиты от монгол уходили 
Для спасенья мятежной души. 

Свет нездешний в глуши сокровенной 
В немудреных теплился сердцах, 
Где отшельники подвиг смиренный 
Принимали в дремучих лесах. 

Мы прияли весенние зори. 
Рощи белых несмелых берез, 
И лазурное южное море , 
И на севере мшистый утес. 

Закручинит нас доля лихая, 
Заведется ль зазноба в груди - 
Мы гоняем, тоску размыкая, 
На коне, словно ветер в степи. 

Дорога нам печаль роковая, 
Как люба соболиная бровь, 
В наших жила^лс течет вековая, 
Захмелевшая буйная кровь. 

Г. Пронин. 



- 36 - 

во 2-й ФИНЛЯНДСКОЙ СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ (Июль 1915 г.) 

(Пережитое) 

Службп моя в должности старшего адъютанта 3-ей Фх^нляндокой 
Стрелковой дпвиоик кончалась. Со дня на день я ждал нового насначе- 
ния во вновь формируемый где-то в тылу штаб 40-го Армейского корпу- 
са. 

Но пеня ожидала совершенная неожиданность. Помнится, 11-го июля 
(1815 г.) утром начальник дивизии получил телеграмму о нег.ге дленном 
командировании меня в Тарнополь, для временного принятия Штаба 2-й 
Финляндской Стрелковой дивиоии и для отправления с ним сегодня яе 
на Северо-Зппадный фронт... 

Через полчаса я выехал и в полдень, в Тарнополе, принял Штаб. 
Полки Дивизии уже грузились в Волочиске, откуда начиналась русская 
колея. Штаб, уже погруженный в вагоны западной колен, только ожидал 
своего нового Началь^Iика штаба (т.е. меня) и немедленно был отправ- 
лен в Волочкск, где перегрузился на русскую колею и начал свое дви- 
жение на север уже по родной земле. 

Перевозка нас на север была сверх-ср очной, но куда именно п для 
чего - сведений не было. В дивизии и штабе ее не было никакого на- 
чальника: старый начальник дивизии (ген. ф.Нотбек) получил новое на- 
значение и убыл, новый еще не был назначен; начальник шт<аба давно 
уже убыл к новому месту служения; его помощник, старший адъютант ге- 
нерального штаба, также убыл; его заместитель, капитан Никитин, прав- 
да, как и я, -уже прибыл, но это был офицер, окончивший Академию по 
2-му разряду и потому нормально не имевший даже права на причисление 
к Генеральному Штабу, занимавший должность преподавателя Военного 
Училища. В то время, ввиду некомплекта офицеров генерального штаба, 
было разрешено прикомандировывать таких офицеров к штаба!^: для месяч- 
ного испытания их по службе генерального штаба, по истечении каково- 
го срока Начальники штабов имели право представлять их к причислению 
к Генеральному Штабу. Он был огромного роста и казался мало подвиж- 
ный и несколько ратерянным человеком. В штабе не было у меня ни од- 
ного знакомого человека. 

В Волочиске к нам присоединился и новый начальник дивизии, но 
он оказался таким же, как я: это был полковник Калишевский, командир 
4-го ФИНЛЯНДСКОГО Стрелкового полка (1-й Финл. Стр. диви зии ) , ожидав- 
ший производства в генералы и отправления на должность командира бри- 
гады какой-то далекой от нас дивизии. 

Конечно, я, представляясь ему, просил его сообщить мне •.:есто и 
зада.чу нашей переброски. Но он так же ничего не знал, как п я: его 
таюхе сорвали телегра1УГмой с его места и посадили в поезд для "времен- 
ного возглавления" увозящейся на север дивизии. Не знали этого, ве- 
роятно, и посылавшие нас - ген. Алексеев, в чье распоряжение мтл пере- 
возились, не разглашал своих намерений. 

Всю дорогу до Вильны (постепенно выяснилось, что нас везут в 
Вильну) полк. Калишевский ждал телеграш;1Ы и предупреждал меня, что 
по получении ее он немедленно нас покинет. Везли нас двое суток, но 
■■гРлеграмила не приходила, и мы благополучно доехали, имея "начальни- 
ка дивизии"... В Вильне он не успел выйти из вагона, как эту телеграм- 
му ему вручили, и он тут же, в вагоне, со мной простился. Дивизия 
передавалась во временное командование старшему из командиров полков. 



- 37 - 

Таковшл был Генерального штаба полковник Кельчевский, бывший 
мой преподаватель в Акаде1.'.нп. Я был на старшей классе Академии даже 
в его партии по практическим занятиям по тактике. Но не успел я об- 
радоваться, что попадаю под команду своего профессора, как он мне 
сообщил, что и он жден с минуты на минуту телеграммы о происводстве 
в генералы и отправлении к новому месту служения... Все же мы не 
только выгрузились в Вильне под его командованием, но на другой день 
(14 июля) отбыли всей дивизией на парад перед ген.ф.Веделеп, в кор- 
пус которого (34-й) мы теперь входили, и затем совершили 75-килоиет- 
ровый марш на р.Свенту в г.Вилькомир - место нашего назначения. 

Тагл его уже ждала эта телеграшла, и. . . во главе дивизии стал 
командир 5-го Финл. Стр. полка, также ожидающий производства в генера- 
лы полковник Шиллинг (кзмайловец) . Через два дня его сменил прибыв- 
ший новый командир бригады нашей дивизии (2-й Финляндской), фп.милию 
которого я забыл, а еще через два дня прибыл и новый начальник диви- 
зии, ген. шт. генерал-майор Кублпцкнй-Пиотух. Еще через день прибыл, 
наконец, и вновь назначенный начальник штаба - ген. шт. подполковник 
Ш-о, - и я смог отправиться назад в Галицию, йежду тем, последние 5 
из перечисленных дней дивизия была уже в очень сложном и ответствен- 
ном бою. И, как видит читатель, за эти 10 дней, исключительно труд- 
ных для управления дивизией, в ее штабе был всего один несненявший- 
ся человек, и то совершенно чуждый этой дивизии и при том в чине ка- 
питана, вместо полагавшегося полковника (я говорю о себе). 

Я подробно останавливаюсь на этом вопросе еще и потому, что та- 
кая перетасовка начальников была не случайной. То, что происходило 
во 2-й У1^нл. Стр. дивизии, в большей или меньшей степени происходило 
во всей действующей армии. Основных причин было, по-моему, две: про- 
шел целый год войны (19 июля), и за этот год для многих полков созда- 
лась особо победная репутация. В то же время в армии открылось мно- 
го вакансий на младшие генеральские должности (для генерал-майоров) 
- за убылью в боях, продвижением на высшие должности или, наоборот, 
за отчислением от должностей лиц, не вполне соответствующих. С дру- 
гой стороны, к этому времени нам стало совершенно ясно, что Германия 
в эту кампанию 1915 года поставила себе задачей вывести Россию из 
строя или же ослабить ее настолько, чтобы немцы могли бросить все 
свои силы на свой западный фронт, без чего (т.е. ведя войну на два 
фронта) 5 как стало ясно уже в конце 1914 года, победа для Германии 
невозможна. (После войны, в официальном описании :-'1ировой войны гер- 
манским генеральным штабом ("Дер Вельткриг") эта мысль, действитель- 
но, подробно изложена). Три огромных Германо-Австрийских операции 
(в соеврале, мае и июне), хотя и стоили нам огромных потерь в людях 
и территории, но не повели к разгрому нашей армии." она. сохранила пол- 
ный порядок; и стали получаться несомненные доказательства, что про- 
тивник готовится к четвертому, колоссальному наступлению "на восто- 
ке" - так сказать, к "генеральному сражению". 

Весь этот "восток" со стороны Германии был подчинен фельд1.1арша- 
лу ф. Гинденбургу; тот же фронт с Русской стороны (Северо-Западный) 
с 26 марта 1915 г.") был передан в главнокомандование ген. Алексеева, 
в распозэяжение ко'порого Зга лето было передано все, что было возмож- 
но, с Юго-западного фронта ген. Иванова и из новых формирований. К 
концу июля (ст. ст.) в руках ген. Алексеева сосредоточено было не ме- 

*) Деникин' "Путь русского офицера", стр.348. 



- 38 - 

нее 3/4 всех Российских вооруженных сил. 

К этим переброскам из Галнцпп на север относится и описанная 
мною переброска 2-й Финляндской Стр.дивиони. 

Вместе с тем шло спешное выдвижение опытных и твердых полковни- 
ков на младшие генеральские должности (что, повидимому, делалось не 
по лпчны:.! аттестациям производимых, а по победной славе тех полков, 
которьши эти полковники командовали). Может быть, этот порядок был 
практически правильнЫ1л: сам ли полковник своими исключительнытп: ка- 
чествад\'1и добивался побед, пли он "не мешал" делать это свок.: помощ- 
никам, по сути дела было безразлично: этого же можно было ожидать от 
него и на генеральской должности. Вредными же для дела оказывались 
те, кто и сам не был способен вести войска к победе, и другим не да- 
вал этого делать. А таких (увы!) было много. Основываться же на "ат- 
тестациях" - далеко не всегда приводило к правильным решениям, ибо., 
"а судьи были кто?"... (Сравни: "Пережитое" 1914. Стр. 93-94). 

Парад дивизии 14 июля сошел благополучно, но, как мне казалось, 
серовато: генерал ф.Ведель здоровался, благодарил, даже хвалил, но 
казался человеком "без эмоций", и, кроме того, неприятное впечатле- 
ние производил его чисто-немецкий акцент... Больше мне не пришлось 
его видеть. Однако, мне не хотелось бы, чтобы у читателя "Пережито- 
го" остался только такой "сероватый" отзыв об этом генерале. Позже 
(с октября) мне пришлось сослужить с командиром телеграфной зэоты ка- 
питаном Рутковским, и он мне рассказал следующее. Недели через три 
после описываемых событий штаб 34 Арм.кормуса стоял на жел, дороге в 
3-4 станциях восточнее крепости Ковно, считавшейся крепостью 1-го 
класса, рассчитанной на долгую оборону. Это был день, когда герман- 
цы, впервые приблизившись к Ковно, помнится, под вечер, открыли по 
крепости огонь тяжелых батарей. До полуночи никаких серьезных доне- 
сений нз Ковно не поступало. Около полуночи к Штабу Корпуса подошел 
какой-то поездной состав, из него вышел незнакомый генерал-от-кава- 
лернЕ и вошел в телеграфную комнату штаба корпуса. 

- Какие у вас сведения о Ковно? Держится ли еще крепость? - 
спросил он у дежурного офицера-телеграфиста. Последний вызвал коман- 
дира роты, ночевавшего в соседней комнате. На его вопрос генерал се- 
бя назвал: 

- Я комендант крепости Ковно, генерал Г. 

Рутковский поспешил доложить командиру корпуса ген.ф.Веделю и 
вместе с ним вернулся на телеграф. 

- Кто вы такой? - спросил Ведель. 

- Я комендант крепости Ковно. 

- Комендант крепости находится в крепости! А вас я арестую... 
Господа о(5ицерыЭ Шашки вон! Отведите генерала в комендантское упра- 
вление и прикажите содержать его под караулом!.. 

Генерал Г. был предан суду и, если я не ошибаюсь, приговорен к 
10-летнему заключению в крепости. 

- о - 

Возвращаюсь к действиям 2-й Финляндской Стр. дивизии. 

Обстановка, в которую попала наша дивизия, оказалась необычной: 
вся масса войск, подчиненных ген. Алексееву, была введена в дело по 
отражению третьего из гермптто-прс.т]жциких наступлений, о которых я 
упоминал. Глаппой зг|дачей в эти Дни для пои1'оОерс]^о-Я,-»ппл11пго геронта 



- 39 - 

было вывести из "Польского мешка" (т.е. Русской Польши) нпшн войска, 
отреоае:.1ые там концентрическим ударом противника с Северо-запада, в 
обш.ем направлении на Брест, и с юга, кз Галиции, на тот же Брест. В 
эти дни предстояло неизбежное оставление нами Варшавы. 

Все, что было возможно, было брошено к Бресту, чтобы поиешать 
противнику приблизиться к не1.:у и перерезать пути отхода наших войск. 
С направлений, где противник не проявлял активности, все наши силы 
были сняты. Так, 100-километровый промежуток между кр.Ковно и г.По- 
невежем был совершенно открыт, а между тем появились признаки заин- 
тересованности германцев этим направление!^: угадывая уже неудачу 
своих усилий отрезать русских в "Польском мешке", ф.Гинденбург начи- 
нал, как я уже говорил, подготовку к своему гигантскому четвез^тому 
наступлению. 

И нш.'ГП, в не только не обороняемый, но и не наблюдаег.жй с нашей 
стороны промежуток бросается 2-ая Финляндская Стр. дивизия. Ей прика- 
зывается выдвинуться на 75 км. на северо-запад от Вильны, за р.Свен- 
ту, Б район г.Вилькомира (ныне - Укмерже).. Сколько мне помнится, 
мы выступили в тот же день, после парада. 

При составлении мною оперативного приказа на этот марш, несмо- 
тря на то, что я в этих краях никогда не бывал, и карта, 1-1 обстанов- 
ка мне показались знакомыми. Сначала я недоумевал, но скоро вспомнил: 
и задание дивизии, и обстановка задания почти совпадали с тем зада- 
нием, которое я получил когда-то (в окт. 1909 г.) от того же полков- 
ника Кельчевского в старшем классе Академии: как и теперь (в дейст- 
вительности) так и тогда (в учебной задаче) большие бои шли где-то 
много южнее Вильны, так же отдельно действующая дивизия бросалась 
из Вильны за реку Свенту навстречу противнику, о котором не было по- 
чти никаких сведений, так же на широком фронте впереди не было наших 
ча.стей (ближайшими соседями в академической задаче указывались: сле- 
ва - гарнизон кр.Ковно, справа - конница нашей "северной" армии, и 
дазхе не у Поневежа (как теперь), т.е. в 110 клм. от Вильны, а у Бир- 
жей (в 170 км.). Тогда, при разборе задачи, очень много говорилось 
о мерах разведки и охранения на марше и о связи с далекими соседями. 

И я составил наш приказ почти тождественно с академическим. 
Вспомнил, между прочтем, что для проверки действительного нахождения 
нашей конницы в Биржах и связи с нею в том приказе высылался "офи- 
церский разъезд-зонд" со специальным заданием (как тогда рекомендо- 
валось Уставом). Я включил то же самое и в свой нынешний проект, в 
виде посылки в район Поневежа упомянутого мною кап. Никитина с б-ью 
казака1.:и. "Вот ему, - подумал я, - и испытание по службе генерально- 
го штаба, чтобы я мог представить его к причислению к Генеральному 
Штабу^ . 

При подписании полк.Кельчевский задумался и наконец сказал: 

- Это что-то знакомое: неужели это - данная вам мною в Академии 
задача? - V без возражений подписал . 

Это нес':олько анекдотическое совпадение академического задания 
с реальной обстановкой во время войны показывает, насколько жизнен- 
но было поставлено дело преподавания в Академии моих лет (1908-11). 

ххарш к Вилькомиру был совершен беспрепятственно. Мы успели за- 
нять город и западный берег Свенты, по которому пролегает шоссе Ков- 
но-Двинск (часть главной шоссейной магистрали Варшава-Петроград) до 
появления здесь противника. Однако, по сведениям гражданских властей 
в Вилькомире, противник, приближавшийся с запада, был недалеко. 



- 40 - 

Ко воспоминаний об этом марше я отмечу только два, в сущности, 
не военных обстоятельства. Во-первых, на первом же ночлеге казаки 
штабного конвоя, привыкнув в Галиции к теплым ноча1>1 и к бесцеремон- 
но1.гу обращению с имуществом населения, развели ночью на своей коно- 
вязи костер, использовав, как материал для него, деревянный тп.рантас 
управляющего имением, где ночевал штаб, несмотря даже на то, что в 
нескольких десятках шагов оттуда находился целый штабель дров! Я на 
два дня лишился голоса от того "выговора", который сделал этой воль- 
нице. Пришлось, кроме того, приказать старшему адъютанту, заведывав- 
шему хозяйством штаба, уплатить управля'ощему стоимость тарантаса. 
Это было, кажется, единственное хозяйственное распоряжение, которое 
мне пришлось сделать за всю 1-ую 14ировую всйяу. 

Во-вторых, остался в памяти последний ночлег в "господском дво- 
ре" под Ширвинтом. х'1аленькое и скромное шменьице, в котором, как в 
старину, прохшвала очень симпатичная старушка-полька. Ее опмплия ока- 
залась та же, что и врем. командующего дивизией - Кельчевская. Встре- 
тились два представителя рода Кельчевских: он - сын оставшегося пос- 
ле польского восстания 1864 г, на службе России, она - потерявшая от- 
ца, участника восстания, в ссылке в Сибири. Они оба очень удивились 
своему неожиданному знакомству, но это не помешало замечательному 
радушию, с которым наш штаб был принят. В памяти осталась чудная са- 
довая малина со сливками, которой угостила нас гостеприикшая хозяйка. 

Несколько иное впечатление ждало нас в Вилькомире: штаб распо- 
ложился та!.! на главной улице города, в доме местного адвоката, сто- 
яршем запертым: хозяин в предвидении боев уже успел бежать вглубь 
России. В его приемной комнате ьм, однако, нашли на большом картон- 
ном листе трогательное обращение на немецко;л языке к имеющим прибыть 
в Вилькомир будущим победителшл. Хозяин выставлялся в нем человеком 
немецкого происхождения, горячо любящим Германию. Цель обращения - 
жросьба к победителям беречь этот дом и обстановку. Случаю было угод- 
но, чтобы я случайно встретился с этим адвокатом где-то в поезде (в 
России) уже во время революции. Узнав, что его случайный спутник бы- 
вал в Вилькомире, он рассказал мне о своем большом русском патриотиз- 
ме и ненависти к немецким оккупанта1\л. Я подтвердил последнее и про- 
цитировал на память вышеупомянутое обращение к победителя!^. 11оы спут- 
ник поч^гвствовал себя неуютно и поспешил скрыться. 

По'.шится, в самый вечер прибытия нашего в Вилькомир вернулся 
из своей командировки с разъездом в район Поневежа и кап. Никитин. 
Задание свое он выполнил отлично, разыскав выдвинутый к Поневеку раз- 
ведывательный эскадрон 1-й Гвардейской Кавал. дивизии. Расстояние, по 
крайней мере, в 150 км., в условиях возможной встречи с противником, 
он проиел в трое суток. Конечно, уезжая через б дней обратно в Гали- 
цию, я оставил ходатайство о причислении его к Генеральному П1табу. 

- о - 

Сведения о противнике, полученные нами при занятии Вилькошфа, 
сводились к тому, что какие-то части противника появились в селениях 
на трех дорогах, ведущих к Свенте с запада. Средняя из них ила к 
Вилькомиру, боковые - параллельно ей, в 10-15 км. южнее и севернее, 
О силах противника не было никаких данных. Имея заданием обеспечить 
владение нами Вилькомирским участком Потроградско-Варшавского шоссе, 
дивизия наша, перейдя Свенту, выдвинула по этим трем дорогш! киломе- 



- 41 - 

тров на 10-15 за шоссе по полку с батареей. Четвертый полк остался 
в ДИВИЗП0НН01.': резерве в Вилькомире. (Отмечу, что стрелковые полки 
наши были в это время 3-батальоннЫ1Л1, а батарек - б-орудийнЫ:.'ш. При 
ЭТО!;: - батареи имели некоторое количество патронов, что было исклю- 
чительно вшкно в грозном 1915 году). 

Память не сохранила мне ни названий селений, ни имен, кроме тех, 
которые я уже упомянул. Я говорил в своем месте, что «й^нляндскпе 
стрелковые полки имели команды конных разведчиков по 100-150 коней. 
Ду1>.1аю, что именно это обстоятельство дало нам возможность через па- 
ру дней уже выяснить, что против нас - германская конница, но в зна- 
чительных силах, действующая наступательно и обнаруживающая себя по- 
чти исключительно в пешем строю. Ее поддерживала чемногочпсленная 
артиллерия, среди которой были, однако, и тяжелые батареи. Кначе го- 
воря, мы в праве были заключить, что на фронте нашей дивизии против- 
ник ведет стратегическую разведку большими силами конницы. Приняв 
это во внимание, 11Ы *) приняли несколько необычный образ действий: 
на:.1 хотелось, чтобы противник думал, что на всем нашем фронте он 
встретил большие силы наступающей пехоты с б ольшим числ ом бат арей. 
Поэтому было указано, чтобы выдвигаемые навстречу коннице полки дей- 
ствовали, при появлении противника, наступательно, причем развозэачи- 
вались бы каждый на фронте, отвечавшем не разворачиванию полка, а це- 
лой дивизии. Все трем батарея!.: было приказано действовать по-взводно, 
т.е. обратиться каждой в три 2-орудийе батарек, но вести огонь, де- 
лая непременно по б выстрелов. Кроме того, полку резерва мобилизо- 
вать в Вилькомире и прилежащих деревнях все повозки с лошады.ш и по- 
возчика1Л1, для спешной переброски пехоты с одного направления на дру- 
гое. 

Противник действовал именно так, как мы ожидали, и при том - 
не спеша и очень осторожно. Сначала его наступление обнаружилось на 
среднем направлении. Наш полк, имевший в авангарде один, но чрезвы- 
чайно широко развернувшийся батальон, к вечеру развернул вправо и 
влево свои остальные дв.а батальона и на рассвете следующего дня, ко- 
гда к нему подошли "главные силы", перешел в решительное наступление, 
поддержанное огнем пяти "батарей" (из правой и левой колонн за ночь 
подтянет-то было, сколько помню, на среднее направление еш,е по 2 ору- 
дия). Противник "не принял удара"... И лишь тогда обнаружилось его 
наступление на южном направлении, и он, вероятно, обнаружил здесь у 
русских то же, что и на направлении на Вилькомир. Наконец, на 4-й 
день боя, 23 июля, более значительные силы противника, и более энер- 
гично, чем до сих пор, появились на сЬронте нашей правой колонны. Мы 
ответили также более энергично: к вечеру его наступление было задер- 
жано, а на рассвете 24-го на него обрушилось здесь все, что успело 
быть сюда подвезено - не менее 5-ти батальонов 3-х разных полков и 
8 орудий, т.е. с тем, что здесь прежде было, германская конница уви- 
дала здесь перед собой 8 батальонов и 14 орудий, старавшихся изобра- 
зить из себя 2-дивизионный корпус при 7-ми батареях. 

Днем 23-го, как я уже говорил, прибыл новый начальник дивизии, 
а ночью и новый начальник штаба. Я предложил им выехать р.ано утром 
со мною на место ожидавшегося боя. В 7-м часу утра мы все трое вые- 
хали на автомобиле к правому участку шедшего боя. Оставив ».1ашину, 

*) Это "мы" надо понимать, как согласие сменявшихся "вре;,1енно 
командующих" дивизией с предложением "вр.и.д." начальника шт^аба. 



- 42 - 

мы вышлк на открытый холмик под лесом. Открылся вид на наступление 
на сГзронте 3-4 ю.'.. отдельнш.ж, вероятно, роталш. С расных направлений 
гремел налг огонь 6-орудийнЫ1^(1п очередями... Долго смотреть нпи не уда- 
лось: не более, как через 5 минут, две германские бризантные гранаты 
с их характерным зеленым ды1.1ом разорвались шагах в 20 от нас. Итак, 
германцы обнаружили даже выезд группы русских "высших начальствующих 
лиц" . . . 

Последние не стали дожидаться нахождения противникои "артилле- 
рийской вилки" и поспешили к свое^.гу автомобилю. Говорю это без вся- 
кого упрека, ибо пользы от нашего присутствия в бою не было никакой. 
А вот, что мы все отсутствовали из штаба в Вилькомире, это могло ока- 
заться весьма нежелательный. 

К 9 часам утра я сдал штаб дивизии подполковнику Ш-ко п откла- 
нялся ген.Кублицкому-Пиотух. 1'1еня благодарили и, как бы в награду за 
мои труды на поньзу 2-й дивизии, к предписанию отправиться к месту 
постоянного служения в 3-ю Финл. Стр. дивизию добавили предписание за- 
купить, почему-то в Харькове, телефонные аппараты для штаба. Так во- 
дилось в те времена: я получал благодаря этому право заехать на пару 
дней в Харьков. 

Б десятом часу утра я покинул Вилькомир и на автомобиле, привез- 
шем из Штаба корпуса подполковника Ш-о, направился в Вильну. 

Как я потом узнал, бои у Вилькомира в тот же день закончились: 
противник отошел . 

Я покинул фронт за рекой Свентой с сознанием удачно выполненной 
задачи, однако, не придавая этим боям никакого серьезного значек:^ч[. 
Угг{че впечатления по новой моей должности во вновь формгруемо!.! штл-.зе 
41^-го Уфмейского корпуса заставили меня совершеччо забыть эту мол 
1 0-дневную командировку. 

.4 только через 20 лет, будучи уже давно в эмиграции, я прочитал 
в позднейшем ос^ициальном германском 1\Шоготомном описании 1-й аировой 
войны ("Дер Вельткриг") несколько скудных строк об этих боя?:. Я их 
выписал, но, увы, выписки эти сгорели в Берлине вместе со всеми мои- 
ми рукопися1.ш. И теперь, еще через 30 лет (в 1966 г.) мне приходится 
передать эти заключения неприятеля лишь по не совсем яснЫ!.! воспомкна- 

НИЯ1.1. 

Оказывается, что против нас действовала германская 6-я Кавале- 
рийская дивизия, имевшая задачей выяснить, какие силы имеются у Рус- 
ских на этом направлении, так как и^/генно здесь ген.Гинденбург пред- 
полагал произвести свой прорыв в начинающемся новом германском (4-м) 
наступлении. И начальник этой д: визии донес, что им обнаружено а.ктив- 
ное противодействие не менее, чем двух русских пехотных дивизий с 
многочисленной артиллерией. Имея же в виду русский обычай оставлять 
в резерве не менее 1/3 сил, следует предполагать, что у русских на 
данном направлении действует 3-дивизионный Армейский корпус. 

Из дальнейшего изложения "Вельткрига" я вывел тогда заключение, 
что ген.Гинденбург перенес направление своего прорыва на более север- 
ный участок фронта, что потребовало отложения начала операции на 
10 дней. 

Полагаю, что эти "10 дней" были более, чем драгоценными для Рус- 
ского Командования. . . 

Б.Н.Сергсеевскпй 
Ген. Штаба ПТолковник. 



- 43 - 

ПРОДОЛЖЕНИЕ ВОСПОМИЕАЛИЙ Л.П.СУКАЧЕВА. 

(См. "Вестник Первой оходника К1^ 28, 30, 33, 
35, 36, 37-38, 40, 43, 45, 47-48, 49, 50, 
51-52 и 53-54) 

У Р1.Н. в кармане был драгоценный документ: прсьмо срлуюго Черчи- 
лл, в котором Сэр Винстон давал распоряжение власть иыущшл англича- 
нам оказывать ему, Н.Н. , всевозможную помощь и содействие. Племянни- 
ки Черчиля, по возвращении "домой", то есть в Англию после перемирия, 
попросили "великого дядюшку" прислать и_ приятелю Н.Н., на всякий 
случай, это письмо. 

Н.Н. решил им воспользоваться, предъявив его в команду польских 
частей ген.Андерса, находившуюся в это врегля в Риме. Поляки выслуша- 
ли Н.Н, внимательно и предложили ему поступить к ним на слу5:сбу во 
"второй отдел" ("двуйка"), другими словами, заняться шпионажем. Б от- 
вет но, решительный отказ Н.Н. принять этот пост, его арестовали, ото- 
бравши при этом письмо Черчиля. Н.Н. был отправлен немедленно в ла- 
герь для "военных преступников" в Римини, которым заведывал молодой 
и бойкий капитан английской службы. Н.Н. хорошо говорил по английски, 
научившись этому языку у племянников Черчиля еще в Дахау. Поэтому 
ему было нетрудно объясняться с новьш начальством, но, несмотря на 
все его протесты, письмо Сэра Винстона не было ему возвращено. Тогда 
Н.Н, нолисал опять в Лондон, но ответа не получил... Спустя некото- 
рое время, поняв, что администрация лагеря не отослала его письма 
племянникам Сэра Винстона, Н.Н. явился к капитану и заявил ему, что 
он больше сидеть в лагере не намерен. Он поставил своему начальнику 
ультиматум, что если капитан его не отпустит на свободу в течение 
трех дней, то он убежит; на что последовал короткий ответ: 

- Попробуйте! - и капитан рассмеялся... 

Три дня спустя Н.Н. исчез из лагеря, причем не один, а "саIVI- 
шест", так пятеро других русских "ушли" или, вернее, "выехали" вме- 
сте с ним. Дело в том, что по инициативе опытного в такого рода пред- 
приятиях Н.Н. эти шесть человек забрались в шесть бочек с нечистота- 
ми, которые ежедневно вывозились из лагеря. . . Каким образом и в ка- 
ком виде, оказавшись вне проволочных заграждений, они вылезли из бо- 
чек, Н.Н, не рассказывал, предоставив мне фантазировать на эту тему. 
Думаю, что ни сам Н.Н., ни его спутники, за время пребывания в боч- 
ках, не выросли так, как маленький царевич в ."Сказке о царе Салтане" 
и вряд ли головами вышибли дно бочек... 

После побега из Римини и благополучного освобождения из бочек, 
все шестеро добрались до Рима, уже знакомого Н.Н. Вся гзэуппа немед- 
ленно направилась в Чинэ-Читта. Н.Н. опять написал в Лондон и в крат- 
чайший срок получил письмо, подписанное еще раз Вичстоном Черчплем, 
с приказом всем военным властям оказывать ему помощь и содействие. 

В Ч11нэ-Читта он узнал о моем существовании и о связях в полиции; 
пришел ко мне на дом и попросил устроить ему и его спутника!.! по пу- 
тешествию Римини-Рим все нужные итальянские документы. Я немедленно 
провел всю группу к Коке в иностранный отдел "Квестуры", и все нуж- 
ные бумаги были сразу же получены. 

Что Ксасается самого Н.Н., то я ему посоветовал пойти с Черчилев- 
ским письмом в Британское Военное Командование и обратиться тахл в от- 
дел разведки (интеллидженса) , главой которого был, как я знал, некий 



- 44 - 

майор Г., русский, начавший свою "карьеру" в Абиссинии. Попгл он в 
Эс^иоппю еще в 20-х годах. После завоевания страны Италией там нача- 
лось эфиопское партизанское движение, к которому примкнул Г.. В пер- 
вое время после занятия Аддис-Абебы войсками маршала Бадолио, импе- 
ратор Гаилэ-Сэласиэ , окруженный оставшимися ему верными Э(оиопа:ш, 
находился в горах Судана. Итальянская пресса, восхваляя победы фа- 
шистских войск, долго не переставала издеваться над несчастны!^! Негу- 
сом Негестп (королем королей), который, оставшись еще "императором" 
на горных вершинах Судана, отдал приказ непрерывно, день и ночь, 
бить в барабаны; как объясняли это итальянские журналисты - с целью 
оглутпить итальянцев. 

Из Судана, через Палестину, Гаилэ Сэласиэ пробрался в Англию, 
где он пробыл до мая 1941 года, когда вернулся на трон Эс^иотш. Как 
все политические беженцы, будучи в изгнании. Негус пробовал влиять 
на британское правительство, прося об оказании помощи партизана;.!, 
сралссавшимся против итальянских войск. Не знаю, подействовало ли крас- 
норечие черного императора или англичане решили оказать помопь абис- 
синцам по другим причинам, но так или иначе, в Эфиопию полетел воен- 
ный аэроплан, с которого спустился на парашюте старый английский пол- 
ковник, который и взял в свои руки командование абиссинскиш! парти- 
занаI^ш. Повидимому Г., за годы пребывания в стране Негуса Негести, 
почувствовал себя эфиопским патриотом, так как сделался деятельных.! 
помощником английского "атамана" эфиопских партизан. После возвраще- 
ния Негуса британское командование оставило Г. в Абиссинии, п только 
после занятия союзниками Вечнаго Города он был переведен, уже в чине 
английского майора, в Союзную Контрольную Комиссию в Риме, 

Итак, Н.Н. явился к Г., показал ему письмо Черчиля и попросил 
его устроить на какую-нибудь работу. Г. сказал, что ему как раз ну- 
жен инспектор британских лагерей для военных преступников и что он, 
Г., предлагает ему эту должность, причем хотел бы, чтобы ■^.Н. начал 
свою службу с поездки в Римини, в качестве ревизора находящегося там 
(и хорошо знакомого Н.Н.) лагеря... 

Не трудно себе представить, с каким наслаждением Ч.Н. принял 
предложение Г. и с каким рвением приступил к исполнению своих новых 
служебных обязанностей. На следующий же день после разговора в Союз- 
ной Контрольной Комиссии английский военный "джип", с сидевшк.! за ру- 
лем воином "на службе Его Величества", подкатил к главному входу ла- 
геря в Римини. Сидевший рядом с шофером Н.Н. велел караульному доло- 
жить начальнику лагеря о своем прибытии и, не назвавши своей С'Г'Л.гилин, 
добавил только, что дело спешное и что он, мол, ревизор, послга-гный 
(не из Санкт-Петербурга, 'а) из Рима... 

Н.Н. провели немедленно в кабинет того самого капитана, от ко- 
торого всего две недели тому назад он бежал в бочке с нечистотами... 
При виде Н.Н. капитан начал кричать: "Я вас арестую немедленно..." 
Тогда бывший узник Риминского лагеря спокойно приблизил к глазам рас- 
свирепевшего капитана приказ, подписанный начальником Контрольной 
Комиссии, о назначении Н.Н. инспектором британских лагерей военных 
преступников. Последовала "немая сцена", несколько напоминающая (ко- 
нечно, с поправкой на место действия и эпоху) конец последнего дей- 
ствия Гоголевского "Ревизора"... 

Итак, наведя порядки в Римини и в некоторых других лагерях, 
Н.Н. вернулся в Рим, и мы стали с ним часто встречаться, главньы об- 
разом в связи с оказанием помощи русским беженца^! из разных лагерей, 



- 45 - 

где 1Ш грозила выдача Советам. В это время политическое положение в 
Италии было очень тревожное. Коммунисты крепли и, стараясь захватить 
власть в свои руки, сеяли раздоры, поощряли преступность и всячески 
содействовали всяким беспорядкам. Союзные войска не были в состоянии 
успешно бороться с жульничеством, воровством и даже убийства1Л1, ко- 
торые распространились всюду в Италик с уходом немецких войск. Так, 
например, на следующий день после "освобождения" Рима, шеф английс- 
кой военной полиции (й.Р.), ночью прибывший в преда'.естье Вечного Го- 
рода из Неаполя, заметил на дороге лежащий труп какого-то штатского. 
Он велел шоферу и сопровождавшему его сержанту положить покойника в 
свой джип, после чего подъехал к ближайшей военной полицейской стан- 
ции. Втроем они вошли в помещение этой станции, чтобы попытаться вы- 
яснить, кто был убитый, оставивши труп в машине. Вернувшись в джип 
через несколько минут, покойника в нем не нашли. Полиция принялась 
за поиски и очень скоро, в нескольких метрах расстояния от станции, 
нашла совершенно голое тело... 

Итак, начавшаяся сразу после ухода немцев преступность продол- 
жалась, и коммунисты старались еще раздувать факты убийств, грабежей, 
объясняя их нищетой населения к, как всегда, обещая в случае своей 
победы дать "пролетариату" золотые горы... В результате, с заходои 
солнца нп.селение Рима боялось выходить на улицу. Помню, я как-то воз- 
враш,ался домой по совершенно пустынному месту. Был я в штатской, и 
при мне не было оружия. Увидев карабиньера, шедшего в том же напра- 
влении по противоположной стороне улицы, я решил, что "уютнее" нам 
было бы идти вместе, и перешел улицу. При виде этого вооруженный ка- 
рабкньер ускорил шаг. Я - за ним; но, к моему удивлению, я увидел, 
что храбрый блюститель порядка бросился от меня бежать... 

Запуганы были не только карабиньеры, но страх коммунистов и гра- 
бежей распространился всюду. Впрочем, как мне пришлось убедиться не- 
сколько позже, и в самой Квестуре, не без основания, боялись все бо- 
лее и более бушевавшей толпы. Как-то раз, когда я с Н.Н. зашли по на- 
шим обычным делам в иностранный отдел полиции, Кока попросил меня 
пройти в кабинет главного начальника Квестуры. Настроение было тре- 
вожное: с минуты на минуту ждали ко"1ЛМунистического переворота, под- 
готовляемого Таллиати. По улицам города ходили толпы демонстрантов 
с портрета1>ли Ленина и пением "Интернационала" - картина знако1.1ая. 

Главный шеф полиции объяснил мне, что, по только что получен- 
ным ИИ сведенияд, ближайшая цель кош\4унистов была - захват Квестуры 
и что штурм здания, в котором мы находились, мог начаться в любой 
момент. 11не было предложено немедленно организовать оборону. 

Я назначил Н.Н. защищать подвальный этаж, находиваийся на высо- 
те тротуара, а сш^я занялся подготовкой обороны остальных эталсей. 
Оружия было много, и я имел в своем распоряжении полный штат поли- 
цейских и чиновников. Однако, защищаться не пришлось, так как бушую- 
щая толпа прошла по параллельной улице, удовлетворившись прокоммуни- 
стическими выкрикиваннтш и угрозами по адресу членов королевского 
дома Савоев. . . 

Вскоре после этого инцидента в Квестуре я переехал на юг Фран- 
ции, но часто по делам возвращался в Рим. Положение в Италии еще дол- 
го оста,валось очень тревожным, и влияние коммунистов не ослабевало. 

В мой последний приезд в Рим я заболел и лег в госпиталь. Это 
было как раз перед плебисцитом, который должен был решить, останет- 
ся ли Италия королевством или будет объявлена республика. . . 



- 46 - 




■^(2:^ 



КОРОЛЬ УМБЕРТО С СЫНОМ 



Король Умберто, в польоу которого отрекся от престола Биктор- 
Эмманунл 3-й, был очень популярен, но коммунисты тоже польообп.лнсь 
большш! влиянием и были к тому же хорошо вооружены. "Партито Пталья- 
но Коммунисте" объявило, что если Италия останется монархией, то они 
выступят открыто и произведут большевистский переворот. Армгпт итали- 
анской в этот момент почти не было, американцы (оккупационные войска 
Соед,Штр,тов еще находились в стране) были открыто против монархии. 
(Любопытно, что Америка, которая всюду противилась восстановлению 
монархического строя, признавала, до самой его смерти, только Ахие- 
та Зогу и не имела дипломатических сношений с коммунистической Ал- 
банией) . Чтобы не дать коммунистам большинства (в Р^талии в это вре- 
мя было 132 политических партии), говорили, что даже Ватикан посо- 



- 47 - 

ветовал все1л членсцл и сочувствующим "акционэ католика" голосовать 
за республику. 

Однако, в эпоху, предшествовавиую плебисциту, я был настолько 
болен - у меня была тяжелая форма воспаления легких - что я мало ин- 
тересовался исходом народного голосования. Помню только, что доктор, 
лечивший меня, был коммунистом. У моей госпитальной койкк стоял сто- 
лик с радио с наушникакж, которыми я как рас пользовался, когда в 
палату вошел врач-коммунист. Он знал, что в это время по радио гово- 
рил Толиати и, даже не поинтересовавшись состоянием моего здоровья, 
отобрал у меня наушники, стал смирно и не двинулся во время всей ре- 
чи коммунистического вождя. Когда Тольяти закончил свое обращение к 
итальянскому народу, в котором он между прочим сказал, что когда при- 
дет к власти, то расстреляет в первую очередь всех журналистов, пи- 
савших против него, доктор смог только произнести: "Какой великий 
человек! " 

Несмотря на. то, что лечивший меня врач был кош\лунисто1.с, я все 
же выздоровел и вернулся во Францию, где временно поселился на юге, 
в нескольких километрах от Канн. Н.Н. некоторое время жил там у ме- 
ня к, по личному приглашению сэра Винстона Черчиля, два раза ездил 
в Англирз. Потом он переехал в Париж, где было легче найти работу, 
чем на Ривьере. Насколько он был талантлив и способен, видно из то- 
го, что вскоре он выдержал экзамен (очень трудный и требующий осно- 
вательного знания истории искусств и французского языка) , чтобы 
стать гидом музея Лувра. Уже после моего отъезда в Ахле^рику, в 1949 
году, Н.Н. женился и переехал в Германию, и моя связь с ним прекра- 
тилась. 

Л.П.Сукачев 
(Продолжение следует) 

- - оОо - - 

КАЛЕНДАРЬ ИСТОРИЧЕСКИХ СОБЫТИЙ. 

ИЮНЬ 
1891 - Закладка Великой Сибирской жел. дороги 
1864 - Пог:орение Западного Кавказа. 
1672 - Рождение Петра Великого 

1917 - Смерть Вел. Князя Константина Константиновича- 
1788 - Взятие Очакова. 

1790 - Победа Суворова при Требии. 
1811 - Победа при Рущуке. 

1918 - Ген. С.Л.Марков был смертельно ранен 12 июня при взятии ста- 

ницы Шабли евкп 

Т-ШЛЬ 
1835 - Смерть Адмирала Нахимова. 

1709 - Полтавский бой. 1/("й//>Г 'и^/^/1? 

1918 - Екатеринбургское злодеяние. Убийство Царской Семьи. /^'Т'^'- ''^■'У ///(?^ 
1552 - Завоевание Казанского Царства. 
1240 - Ледовое побоище - битва Александра Невского со шведа^ЭД. 

оОо 



- 48 - 

А.П.Греков. 

ВОСМЬ ЛЕТ В ССЫЛКЕ В СОВЕТСКОЙ. СОЮЗЕ. 

Судьба дала мне возможность увидеть собственными глаоа1.:11 ход 
государственной и народной жизни в Советском Союзе, В 1948 г. я был 
арестован в Вене советскими представителям и увезен в Союз, где ме- 
ня продержали больше восьми лет в разных концлагерях. Конечно, в 
тюрьмах и лагерях нельзя было наблюдать за всем, происходившим в 
стране, так, как находясь на свободе, но за все мое пребывание там 
лагери были настолько переполнены представителями всех слоев населе- 
ния и всех народностей Союза, и эти массы так непрерывно пополнялись, 
что общение с ними можно в основном считать общением с са1.1и.: народом. 
Непосредственное же соприкосновение со свободным народом, хотя корот- 
кое и ограниченное, со своей стороны до некоторой степени пополнило 
впечатления и наблюдения во время заключения. 

Иои воспоминания написаны в биографически-хронологической по- 
рядке, и я привожу только то, что я сам лично видел и пережил. Это 
не теоретический трактат и не полемическая статья, а перечень под- 
линных фактов и характерных явлений, которые говорят сами за себя. 

Когда 20 сентября 1948 г., в Вене, я попал в руки советской 
контр-разведки, меня увезли в главную квартиру советских оккупацион- 
ных войск в Австрии, которая находилась в Бадене, курорте в 2б кило- 
метрах от Вены. Там меня привели в комнату для подследственных арес- 
тантов и оставили под надзором вооруженного солдата. К полуночи при- 
шел майор и приказал мне до рассвета написать мою биографию. Около 
восьми часов утра он пришел опять к, прочитав то, что я написал, за- 
явил мне, что ему поручено произвести следствие относительно моей 
антисоветской деятельности и что по приказу советского прокурора я 
остаюсь под арестом. 

Я был очень удивлен, что лишь теперь, в 1948 г., когда мне было 
уже почти 73 года, начинается следствие по поводу моей работы на 
Украине в 1 917-1 91 9гг, , теьд более, что я уже стал австрийским под- 
даннЫ1.1. Но эти мои замечания следователя не интересовали, и допрос 
продолжался почти до вечера, причем еды мне никакой не дали. Вече- 
ром следователь лично отвел меня в дом напротив, где была тюрьма, и 
передал фельдфебелю, который основательно обыскал меня, взял все, что 
было в карманах, отрезал все пуговицы и, по приказанию следователя, 
повел меня в одиночную камеру № 1. Мы пошли в подвал, откзэылась тя- 
желая железная дверь, и я очутился один в довольно большой, совер- 
шенно пустой комнате с бетонным полом, покрытым на нескот:ько санти- 
метров водой; с потолка медленно и непрерывно капала вода. Хотя я 
был очень утомлен допросом и уже второй день ничего не ел, я решил 
всю ночь ходить взад и вперед, так как нигде не было сухого места, 
где можно было бы сесть или лечь. Но этот план мне не удался; как 
только раздался отбой - сигнал ложиться спать - в двери открылось 
маленькое окошечко и тюремщик грубо приказал мне лечь. - Да где же 
мне лечь? - спросил я. - Там, где стоишь, - с хохотом ответил тю- 
ремш.ик. - Дай мне хо^ь соломы под голову, - попросил я. - А ты под- 
лохи свою шляпу, а теперь довольно разговаривать. 

Таким образом, я провел вторую ночь под арестом, лежа в воде, 
подложив локоть под голову и без сна. Утром меня повели к следовате- 
лю, который старался заставить меня признаться в планах и данных, 
которые мне были совершенно неизвестны; очевидно, он хотел найти 



- 49 - 

еще какие-нибудь причины для обоснования моего ареста, кроме моей 
деятельности 30 лет тому назад, что ему не удалось. На этот раз до- 
прос кончился в полдень, и мне после двух дней без еды дали наконец 
котелок супу и кусок хлеба. Затем меня отвели в другую одиночную ка- 
меру, таюхе совершенно пустую, но без воды и с деревяннЫ1л полом, ок- 
но было без стекол, но с толстой решеткой. На следующий день был 
опять допрос, и так каждый день до б-го декабря. Я должен сказать, 
что методы моего допроса не носили физически насильственного харак- 
тера, в отличие от методов следователей, о которых мне позже расска- 
зывали другие заключенные и о которых свидетельствовали синяки, от- 
крытые раны и поломанные кости. Застенков, о которых многие говорили, 
я не видел. 

Через несколько дней в мою камеру привели других арестантов, и 
под конец нас было шесть человек в таком маленьком помещении, что 
ночью мы могли лежать на полу только плотно один рядом с другим. За 
все время заключения в Бадене, с сентября по декабрь, нас ни разу 
не вывели на свежий воздух, и поэтому окно без стекла было да^ке при- 
ятно, пока не наступили холода. Мы также ни разу не могли сменить 
белье или одежду. Как я был одет при аресте, по летнему, так меня и 
повезли дальше, В те дни, когда была баня, наше белье и одеяду брали 
уже утром для дезинфекции, и мы иногда должны были сидеть до полудня 
в костюме Адама, дожидаясь нашей очереди, а затем нас вели по длин- 
ному коридору в подвал, где было нечто вроде бани, и разрешали по- 
мыться 15 минут. 

5-го материала мой следователь сообщил мне, что допросы не да- 
ли материала, чтобы предать меня военному суду, и что для дальнейше- 
го следствия я буду отправлен в Киев. 11еня посадили в "черного воро- 
на" и отвезли в местечко Нейнкирхен, в бО километрах от Вены, где 
составлялись этапы для отправки в Союз. Через нечколько дней я был 
присоединен к транспорту арестантов, который шел через Будапешт, Чап 
и Стрый на Львов. 

До Чапа мы ехали в итальянских вагонах, которые были внутри 
разделены проволочной сеткой на три части: в середине находились че- 
тыре вооруженных солдата, а место для арестантов было с ка^адой сто- 
роны разделено нарамк, так что нас там помещалось по десять человек 
внизу и по десять наверху; можно было только сидеть, а ночью лежать, 
встп,вать и говорить запрещалось. Лежать надо было лицом к часовьш, 
а для того, чтобы повернуться на другой бок, надо было спрашивать 
разрешение. Еда состояла из хлеба и селедок. В вагоне было очень хо- 
лодно, а мне при выезде выдали только совсем старую шинель; в пути 
я отморозил себе ноги. Во время бессонных ночей я прислушивался к 
разговорам часовых; эти солдаты ничего не имели общего с прежним, 
так хорошо мне знакомым типом солдата, у них не только были совсем 
другие интересы и заботы, но и язык их был совсем иной и совершенно 
бесс1/1Ысленно переполнен ругательствами и непристойными выра::сения1ли . 
Можно бьшо подумать, что это случайно в этой маленькой группе, но 
позже в лагерях и в поездах я наблюдал тот же грубый язык, да;:се сре- 
ди детей. 

Таким образом мы ехали целую неделю до Чапа, где нас пересадили 
в русские вагоны для перевозки скота. В нашем вагоне было 80 человек, 
но не было надзирателей и можно было себя чувствовать несколько сво- 
боднее, хотя и производились постоянные поверкн. 



- 50 - 

Через Карпаты мы ехали только днем, а ночью стояли на станциях, 
так как в то время на Украине шла повстанческая борьба и бывали слу- 
чаи, что повстанческие организации нападали на поезда и освобо::сдали 
арестантов. Ночью поезда были окружены солдатами, которые все время 
стреляли для отпугивания предполаГсае^мх нападающих. 

Во Львове наш этап был размещен по баракак:, уже переполненнЫ1Л 
пленными и так называегльц/л "добровольными переселенцами". Это были 
семьи, члены которых находились в ссылке, к "добровольно" выбранные 
ими места для переселения были или степи Казахстана, или Сибирь. В 
бараках были также молодые парни, частью почти еще дети, которые 
"добровольно" ехали из Венгрии на работу в шахты Донбасса. 

Через несколько дней наш этап был сформирован и направлен даль- 
ше на Киев, куда мы приехали через 36 часов. Там нас посадютн в "чер- 
ных воронов" и начали развозить по тюрьма1Л. г1еня высадили в так на- 
зываемой внутренней тюрьме 14ВД на улице Короленко и отвели в одиноч- 
ную камеру в подвале. Дневной свет туда не проникал, но зато день и 
ночь горела сильная электрическая лампа, и кровать была нп.рочно по- 
ставлена так, чтобы этот сильный свет был в лицо спящему, руки надо 
было оставлять поверх одеяла, несмотря на сильный холод. Режим был 
очень суровый, кругом была абсолютная тишина, тюремщики говорили 
только шопотом и каждые пять минут заглядывали в оконце в двери. 
Днем можно было сидеть, но прислоняться к стене запрещалось, ходить 
же по камере я не мог из-за больных, отмороженных ног и поэтому дол- 
жен был сидеть, как статуя, на кровати. Там меня подержали около 
двух недель, в так называемом карантине, тюремный врач приходил каж- 
дый день лечить мои ноги. 

Затем меня перевели в другую камеру, где уже было два арестан- 
та. Калсдую ночь нас вели на допрос. После отбоя, когда кш только 
что собирались спать, открывалась дверь, шопотом произносилась пер- 
вая буква фамилии, надо было наскоро одеваться и по команде вооружен- 
ного солдата идти к следователю. 

Так::се и мой следователь в Киеве не применял ко мне никаких фи- 
зически насильственных действий; у него был другой метод: в течение 
целых ;.'Гесяцев он почти каждую ночь з.аставлял меня сидеть в своей кан- 
целярии до пяти часов утра, при этом он часто совсем мной не зани- 
мался, читал газеты, принимал подчиненных и т.д. В конце концов я 
так ослабел от недостатка сна, что почти не мог ходить. Тогда следо- 
ватель разрешил мне спать два часа днем, но это было больше теорети- 
чески, так как часто в это время нас вели на "прогулку": для этого 
был специальный двор, окруженный высокими стенами по которому на.до 
было молча ходить один за другим, наверху был помост, на котором 
стоял вооруженный тюремщик. Во время бесконечного сидения по ноча1Л 
в канцелярии моего следователя я мог убедиться, что с другими так 
"хорошо" не обращались, как со мной; из других помещений часто слы- 
шались крики и стоны, иногда женских голосов, мои товарищи по заклю- 
чению много раз возвращались с допросов с синяками на лице, а один 
из них совершенно потерял слух от ударов по голове. В противополож- 
ность следователя1Л тюремный персонал держал себя корректно, врачи 
были объективны и даже любезны. Продовольствие было много лучше, 
чем в Баденской тюрьме, и даже было удовольствие, а именно - пользо- 
вание прекрасной тюремной библиотекой, в которой даже было несколько 
библиографических редкостей. 



- 51 - 

В нашей камере нам случайно удалось узнать интересную статисти- 
ческую цифру: один из арестантов демонстративно не исполнил приказа- 
ний тюреищкка, тот пожаловался начальству, и к нам в камеру пришел 
полковник. В большом волнении оч начал выкрикивать угрозы к, между 
прочп!.:, заявил нап: "Не думайте, что мы не сможем укротить вас, у 
час таких, как вы, тридцать миллионов в лагерях, и мы находпи сред- 
ства держать их в очень спокойном состоянки". Такое замечание ос^и- 
циального и хорошо осведомленного лица заставляет много подума,ть на 
тему гуманности. 

Несмотря на все свои старания, мой следователь не мог найти ни- 
какого материала против меня, кроме моей деятельности на Украине в 
1917-1919 гг.; мое дело было отправлено в Москву. По прекращении до- 
просов я несколько оправился, мои товариш;и по заключению все время 
менялись - одних предавали военному суду, других отправляли н<а сбор- 
ный пункт этапов в Сибирь, а освободившиеся места быстро пополнялись 
новыми арестантакш. Скоро и меня отправили на сборный пункт в Лукья- 
новку. Там я попал в большую камеру, где было больше тридца.ти чело- 
век, главным образом евреи из интеллигентных профессий. Они уже раз 
отбыли наказания, были освобождены и опять арестованы по тому хсе са- 
мому обвинению. Позже я встречал в лагерях много таких арестп,нтов, 
приговоренных второй раз за то же самое "преступление". В лагерях 
таюке много было людей, которые действительно добровольно вернулись 
на родину, поверив перспективам и обещания!.':, которыми их заманили. 
Их пли арестовывали сейчас же по вступлении на советскую территорию, 
или оставляли на свободе, а затем через год или позже все равно арес- 
товывали, обвиняя их под каким-нибудь предлогом в шпионаже. Среди 
бесчисленного количества таких "преступников" я видел разных инород- 
цев, которые ни слова не знали по-русскк, много китайцев из Ланджу- 
рип, бежавших при наступлении туда японцев и обвиняемых в шпиона^ке 
для японских военных властей, эскимосов, тувинцев - о сих последних 
я раньше даже не знал. Всех их осуждали на судебном процессе, прово- 
димой весьма быстро и только для виду, иногда д.оже дотгскп.лся осоици- 
альный защитник, но его речь скорее была обвинением, чем защитой. 

В Лукьяновке режим был несколько легче, можно было в любое вре- 
мя спать и ра.зговаривать друг с другом. 17 июля 1949 г. меня неожи- 
данно повели в канцелярию тюрьмы; находящийся там подполковник дал 
мне маленькую бумажку и приказал прочитать и подписать. Это был при- 
говор ОСО, так называемого Особого Совещания, коллегии из трех лиц, 
уполномоченных московскими властякш назначать наказания без суда, ко- 
торые никто не имел права изменять: решения ОСО были безаппелляцион- 
ны. Приговор был на 25 лет заключения в ИТЛ, т.е. в исправительно- 
трудовых лагерях, за что - не было обозначено ни одним словом, а в 
рубрике "гражданство" вместо австрийского стояло "бесподданнын" . В 
моем 73-летнем возрасте это был просто смертный приговор; на мое за- 
мечание, что в отношении подданства графа заполнена неправильно, под- 
полковник резко ответил, что ОСО не ошибается. 14не не оставалось ни- 
чего более, как поблагодарить за то, что мне приказывают дожить до 
ста лет. На это подполковник уже добродушно решил меня утешить и ска- 
зал: "Да вы не беспокойтесь, приговор не имеет для вас практическо- 
го значения, больше пяти лет вы все равно в лагерях не выдержите". 

Обогащенный этими новыми сведениями о жизни в Советском Союзе, 
я в мрачном настроении вернулся в мою камеру. Теперь я уже был осуж- 



- 52 - 

денный преступник, бес прав, без надежды, даже мое австрийское под- 
данство было совершенно беззаконно от меня отнято ; несмотря на то, 
что в Австрии было всеми признанное правительство. Мне только оста- 
валось ждать этапа в ссылку. 

Б августе меня отправили в Москву на сборный пункт для этапов 
"Красная Пресня". Этапы составлялись там быстро и секретно. Ночью, 
как всегда в Союзе, нас вызвали по фамилиям, вывели в корркдор тюрь- 
1лы, солдаты азиатского типа заставили нас совершенно раздеться и на- 
чали обыскивать, выкидывая на пол содержимое наших мешков и чемода- 
нов. Затем, приказав нам как можно скорее все уложить, нас вывели на 
тюреиный двор и оставили там стоять до утра. Рано утром на.с еще • не- 
сколько раз пересчитали и повели к вагонам (ветка железной дороги 
была проведена до тюрьмы); по обеим сторонам стояли шпалеры солдат 
с автомата1.1и наготове и с большим количеством собак на привязи. По- 
зади солдат стояла толпа любопытных, которые провожали нас крикшли: 
"Фашисты, враги народа, лакеи капиталистов" и т.д. С этими напут- 
СТВИЯ1.Ш нас погрузили в вагоны для скота, по 80 до 100 человек в ка- 
ждый, и дальше все пошло, как обычно, включая постоянные поверки. 
Куда нас веолк, нам не было сказано, но иногда в щели вагона, мы ви- 
дели названия станций и знали, что мы по дороге в Сибирь. 

Езда тянулась более трех недель и, наконец, нас привезли в но- 
вооснова.нный маленький город Тайшет, находящийся приблизительно в 
середине между Красноярском и Иркугсх-сом на сибирской магистрали Мос- 
ква - Владивосток. От станции до лагеря мы должны были идти пешком 
около 5 километров. Конвой принял нас от желомтюдорожной охраны, и 
тут кш в первый раз услыхали команду, которую по'1н^.^ слышали каждый 
день: "Становись по пяти, берись за руки, шаг в сто^.'лту - стреляю 
бес предупреждения". 

Тайшет был главным сборным пунктом для этапов в таи. называемые- 
спецлагеря с особенно суровым режимом. Несколько сот лагерей вдоль 
железной дороги Тайшет - Лена относились к этой категории и подчиня- 
лись центральному управлению в Тайшете. Хотя в приговоре ОСО было 
обозна.чено, что я - заключенный в исправительно-трудовых лагеря^г., 
где порядок был совсем другой, чем в особых сакрытых режимных лаге- 
рях тайшетского района, меня оставили в Тайшете. 

Та.к как в то время ссылка в Сибирь шла очень напряженньм ходом 
и поезд за поездом день и ночь подвози.яи на сибирскую магистраль все 
новые и новые контингенты арестантов, тайшетский сборный лагерь был 
переполнен. Наш этап поместили в столовой, и я спал на столе, а. боль- 
шая часть людей лежала на грязном полу. Там я пробыл больше двух ме- 
сяцев; н.аступила осень, и нас посылали бригадами по 25-30 человек, 
как даровых рабочих, копать картофель на полях, а при возвращении в 
лагерь вечером обыскивали и отнимали каждую найденную картошку. Пока 
стояла хорошая погода, было не так плохо работать, а когда начались 
дожди, стало тяжело. Хотя нас перевели ио столовой в барак, но печей 
не топили, одеял у нас не было, и наша одеяда служила нсал и одеялом, 
и матрацом, и подушкой; приходилось не только спать во всем мокром, 
но и утром выходить в таком виде снова на работу. Люди начали хво- 
рать. Вскоре меня перевели на заготовку топлива; в моем возрасте и 
после долгих месяцев тюрьмы и этапов это была очень тяжелая работа. 

А.П.Греков 
(Продолжение следует) 



- 5Э - 

На складе Редакции "ВЕСТНИКА ПЕРВОПОХОДННКА" 
имеются для продажи следующие книги: 

"ВОСПОНПНАНИЯ" ген.Богаевского цена 3.00 долл. 

"МАРКОВЦЫ В БОЯХ И ПОХОДАХ ЗА РОССИЮ", том 2-й, 

1919, 1920 г. г " 5.00 " 

"СОЮЗ ПЬРВОПОХОДНККОВ" " 3.00 " 

"ВЕРНЫЕ ДОЛГУ" - сборник-памятка 1-го полка Русского 

Корпуса (1941-1961) " 2.00 " 

"14КТР0ФАН ПЕТРОВИЧ БОГАЕВСКЙЙ" - сборник статей, по- 
священных Донскому Баяну, под редакцией Н.М, 
Иельникова " 3,00 " 

"ПУТИ ВЕРНЬС:" - ген. А.Лакпе " 4.00 " 

"СТОЛЕТНЯЯ ГОДОВЩИНА ПРИХОДА РУССКИХ ЭСКАДР В А1У1ЕРИКУ 
в 1863 году". Иллюстрированный сборник статей 
проф.Петрова, Тарсапдзе и А.Долгополова. Цена 

с пересылкой .... " 1.50 " 

"СИМФЕРОПОЛЬСКИЙ ОФИЦЕРСКИЙ ПОЛК" - В.Альмендингер " 1.50 " 

Пересылка за счет покупателя. С каждой книги 20 центов. 
Заказы адресуйте на имя В.П.Мяч - 1624^- ЕсЬо Рагк ЛVС., 

Ьоз лпее1ез, Са11Г., 90026. 



Казачий Литературно-Исторический журнал 

"Р0ДИУ1ЫЙ КРАЙ", 

издаваемый Донским Войсковык! Объединением в Парпх:е. 
Орган обще-казачьей мысли - казаков всех Казачьих Войск. 

Подписка принимается в Редакции по адресу: 

ВОО^^ЕУЗЮГ В0Г13, 230, АV. (Зе 1а ^1V1з^оп Ьес1егс, 
Моп-Ьтогепсу (3. е-Ь о.), Ггапсе. 

Стоимость годовой подписки на б номеров журнала - 5 долл. 



шшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшщшш 

ш ш 

ш ДОКТОР ™ 

ш ш 

ш ВИКТОР МИХАЙЛОВИЧ Ш И Л Л Е ^ 

ш ш 

ш ВЕТЕРИНАР ^ 

ш ш 

ш Санта Ана, Калифорния. ^^ 

ш ш 

шшшшшшшгашшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшш^ 



- 54 



ОТ РЕДАКЦИИ. 

Статьи, присылаемые автора'лк, должны быть написаны ясно и раз- 
борчиво на одной стороне листа. Редакция оставляет за собой право 
сокращать или поменять статьи, не искажая смысла. Неиспользованные 
или не принятые рукописи возвращаются автора!;', при оплате и^ш почто- 
вых расходов. 

Не имея возможности документально проверять имена, даты п собы- 
тия, описываемые с отфудникш-вд, редакция возлагает всю ответственность 
за содержание статей на авторов. 

Нк в какие споры, полемику и объяснения с авторами непринятых 
к печати произведений редакция принципиально не вступает. 

- Редакция журнала "ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА" обращается ко всем 
участника!:! Белой Борьбы - Юга России, Сибири, Северного, Западного 
и других противоболыпевистских фронтов - с предложениекс помещать 
свои воспо1\Линания, очерки и проч. на страницах нашего журнала. 

оОо 



РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: 
А.Долгополов, Г.Головань, В. Мяч. 



Подписная плата на журнал "ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА": 

Подписка на 1 год - >;;) 5.00, на б месяцев - $3.00 
Цена отдельного выпуска - 50|г^. 

Адрес Редакции: 1624^ ЕсЬо Рагк ЛУе. , Ьоз лп^еХез, Са11Г. 90026 

оОо 

Вниманию_Участников_1_зГо_К5гбанского_и_Сибирско 

Правление О-ва Первопоходников получило ограниченное количест- 
во серебряных Знаков Отличия уменьшенного размера для ношения в пет- 
лицах штатского костюма. Цена с пересылкой $2.10 

Делающие приобрести Знак могут обрсатиться к председателю пра- 
вления В.П.Мяч по адресу Редакции. 

- о - 

_Вниманию_г_.г_^_подписчиков_!_ 

Редакция "ВЕСТНИКА ПЕРВОПОХОДНИКА" покорнейше просит подписчи- 
ков возобновить подписку на журнал во избежание прекращения высылки 

журнала. 

оОо 



СОДЕРЖАНИЕ № 57/58. 

Стр. 

1 . Песня Воткинцев 1 

2. Нжевцы и Воткннцы - Б.Апрелев 2 

3. Июльские дни в 1918 году - Сибирский Летописец .... 5 

4. Красноярская Катастрофа - Доброволец Ш 7 

5. Кубанцы под Белой Глиной - Кап, А. Осипов 14 

6. "То не буря..." - стих. С.Бехтеева 19 

7. Наш путь в Россию - + Д.Мережковский 20 

8. Никита Львов - Ал .Ленков 22 

9. "В н,аших жилах..." - стих. Г.Пронина 35 

10. Во 2-й "йталяндской Стрелковой Дивизии - Б. Н. Сергеевский Зб 

11. Продолжение Воспоминаний Л.П.Сукачева 43 

12. Календарь Исторических событий 47 

13. Восемь лет в ссылке в Советском Союзе - А.Греков ... 48 

14. Объявления 53 

15. От Редакции 54 

оОо 



Ежемесячный антикоммунистический 
общественно-политический и литературно-художественный журнал 

"РОДНЫЕ ДАЛИ" 

Издатель А.Ф.Долгополов. 
Редакционная коллегия: А.Ф.Долгополов, С.В.Корсунец 
и Р.С.Тер-Погосиан. 

Подписка принимается по адресу: 1117 Мо.Вегепйо 31;. 

Ьоз АП8е1ез, Са11Гогп1а, 90029, 11,3. А. 

Подписная плата на год (12 выпусков) - $ 5.00 

Чеки выписывать на имя КОБМУЕ ЮАЫ. 



^^^-^^ #-/-. 




ф& 



ь% - 



издание Ндлифсрнийскоро 051(ествл 
учз^<^тникоБ1 го КуШ^скоро генерлм 
Корнилова по)^^ 




.^Р'Щ 



"ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНЕКА 
ежеиесяЧЕШй жзфнал, посвященный Первому Кубанско1лу 
походу к истории Белых армий. 

"УЕЗТЬПК РЕНУОРОНОГЫХХА" 

Моп-ЬйХу Маёа21пе оГ 1:116 

Зо«1е1;у оГ Сепега! КогпИст'з Уе-Ьегапз 

01* '^Ье РХгзГ- КиЪап СатраХёп а^агиз-Ь Х)\^ Сотшгш1з1;з.- 

1624^ ЕсЬо Рагк АУе., Ьоз АпееХез, Са11^огп1а, 90026. 

РЬопе: 629-820Р. 

б-й год исдслкя 1^^ 59-60 Август-Сентябрь 1966 г, 



ЛЕГЕНДАРНЫЙ ПОХОД ПРОДОЛЗСАЕТСЯ! 

"Осталось теперь вас неиного - 
С терновым мечем на грудн..." 

"Когда ж возродится Россия, 
Воскреснет ваш подвиг опять - 
И в школах восторженно дети 
В стихах будут вас вспошхнать. . ." 
Д-р И.Гончаров. 

пси 

Это было напечатано пять лет тому назад на первых страницам: на- 
шего Журнала. Твердый шаг Первопоходника подошел к своему первому 
юбилею. Славный путь. Достойный путь начавших первых. - Возы.ште 
журнал в руки, забудьте на мгновенье суету наших дней, прос ютрпте 
бесконечно много повествующие страницы, оглянитесь на пройденный 
путь. Кто там был, кто шел, изнемогая в громе боевом, сквозь огонь 
и лед п... побеждал... кто горел одним желанием в груди - открыть 
стране родимой' очи на все, что ждало впереди... тот всподшит. . . н 
тихая радость исполненного долга будет наградою ему. 

Кто не был, - прочтя правдивые и рюкренние строки повествований, 
представг:ть жуть пережитого теми, кто еще ходит с терновьп.: мечен на 



груди . 



те, и другие с грустью вспомнят, кого уже нет. Большой путь. 



К НО- этом пути - от Новочеркасска через Аксай, Кизитировку на Ростов, 



- 2 - 

Таганрог, Неклиновка, а сатем Ольгинская, Лежанка, Кореновская, Ново- 
ДШ'1тр!:евская, Георге-Ас'оипская, Эне!.':, Екатерннодар, ледведовская и 
ичогке другие этапы боевого пути. 1'1 везде... уже неса1\'1етные холмики 
и 1.:еста, что степь сравняла, где лежат те, кто "смело шел в бой са 
Русь Святую к пролил свою кровь молодую"... оозицеры, юнкера, кадеты, 
гюшаспсты, славные русские юные девушки, доблестные солдаты, каза- 
ки, ^.юрякп, кто остался твердо верен присяге, родине данной. - Как 
мало было их... кто 

..."первые подняли знамя 

борьбы за свободу и честь..." 
Зимой там ветры б^ппуют, мятется седая пурга, зп,носит дороги и 
тропы, где шли когда-то "...горсть беоут.щев гордых и сме.лых, подняв- 
ших меч за родину свою." 

Летом - под зеленым бархатным покровом, ■^'•крашенным мозаикой степ- 
ных цветов; и над всем этим у Дона мятущиеся чайки кричат, у Кубани 
в зарослях горлинка стонет, а в жаркий полдень над степной дорогой 
жавозоонок поет, - тпд^! везде безымянные могилы... 
"Спите, орлы боевые. 

Спите с покойной душой! 

Вы заслужили, родные, 

Славу и вечный покой..." 
Честь и гордость незамаранных- страниц истории единой, недели- 
мой, великой России, славу павшим - своими делами воздвигли чз'-дес- 
ный памятник оставшиеся в живых. 

В сентябре 1961 года в Лос-Анжелесе небольшая грлшпа пезэвопо- 
ходнпков, превозмогая все трVДности на все еще тернистом пути, как 
некогда на просторах Дона и Кубани, опять начали первые... и вьшус- 
тилк первый номер журнала "Вестник Первопоходника" . Летопись славно- 
го... "ничто дрVгое, кроме Бетгой борьбы, не спасало и не спасло 
честь нации и честь России" (А.К.). 

Номер первый - всего пять страниц. Тоненький, чистенький, под 
белой обложкой с терновым венком, аккуратно изданный журнал. Как и 
подобает Белому Воину - смелый, правдивый и уверенный в своей право- 
те. - В нем были помещены: "Обращение правления общества участников 
1-го Кубанского генерала Корнилова похода к читателя!/." - неслютря на 
девять строчек, предельно понятное и сугубо деловое; хроника текущих 
событий в семье Первопоходников; трогательное стихотворение в прозе, 
посвя'',енное Первопоходникам - "ионмартрский шофер" - Евгелия Тарус- 
ского, покончившего самоубийством во время выдачи' в Лиенце в 1545 го- 
ду, в кратких строках передавшего всю нежную прелесть невозвратного 
врепени и всю печаль настоящего; ст^пхотворение "Русски.я оодщерсл" ; 
и, в конце, - скорбный листок. 

В октябре того же года, строго равняясь по первому, вышел номер 
втозоой. Но какая уже разница! Пятнадцат'Ь страниц исторически ценного, 
нигде ранее не опубликованного, ''■влекательно-интересчого материала, 
изложенного в виде очерков, рассказов, воспоминаний из памятного вре- 
мени ночей и дней проявления высшей степени доблести, чести и герой- 
ства и абсолютной самоотверженности во имя спасения Святой Руси. 

Навстречу разгульным и буйным ватагам. 

Что родное святое смели. 

Встали с русским поруганным стягом 

Витязи русской земли... 



- 3 - 

Р1 затем, месяц за месяцем, год зо. годом, страницы чистого :::зфна- 
ла, регулярно издающегося, несмотря на "ухабы и овраги" на тя:::елом 
пути» завоевали себе любовь, искреннее уважение к издателш^г и редак- 
ционной коллегии, персонально к первопоходникам: Василию Павловичу 
Мяч, Александру Федоровичу Долгополову, Г.Головань, к пкшущк:.; свои 
воспоА'Пшанпя. Расширился и все ширится круг подписчиков, читателей. 
Из самьЕс отдаленных уголков земного шара несется перекличКса первопо- 
ходников, а за ними участников всего Белого Движения Юга России, Си- 
бири, севера, запада. В чем секрет? Ответ один - в правде! В правде 
изло::сения того, что и как было! Нет политиканства, есть правдивая 
летопись вооруженной борьбы белых воинов. Нет дележа еще не поШпн- 
ного зверя, есть основа нашего бытия; у нас есть тяжкое, но красивое 
наше незабываемое прошлое и... 

х4ечта не сбылась, но попрежнему с нами, 
ны верим Б последний Божественный Суд, 
Лы знаем, что чистое Белое Знамя 
Другие, как паIVIять о нас, донесут!... 
В дальнейшем появляются фотографии. Первая, на первых страница 
- кадет Николай Басов, доброволец Корниловского Ударного Полка; пе- 
то:.! появляются зал^ечательные по исполнению иллюстрации - рисунки ху- 
дожника К.Кузнецова, служащие действительным украшением журнала и 
отро^'саюЕще действительные сцены легендарного похода. Глубокое впеча- 
тление производят его рисунки: "Переход добровольцами речки Черной 
у станицы Ново-Дмитриевской", "Кубанцы", "14ы уходим", "Сил больше 
нет", "Пасхальная ночь в станице Егорлыцкой", "Переход", "Ледяной по- 
ход" и многие другие. За них - от всех большое спасибо. 

Потрясаюш,ее впечатление производят страницы о трагедии Лп.б1гацев 
в 1920 году у Туапсе-Сочи- Адлер, эвакуация Крыма, отход Сибирских ар- 
мий к Приморью и рассказы о конце воору"сенной борьбы Белых армий, и.. 
"...остались вы России верными, 
Старики с седою головой... 
Слава вам за то, что первыми 
За свободу вы пошли на бой..." 
Пор. А. Г. 
В настоящей статье трудно изложить всю заслугу, всю историчес- 
кую ценность "Вестника Первопоходника". Также трудно перечислить 
имена всех участников, давших свои правдивые и последние показания 
о тод:, что было, где, когда и как это было. Показания не заказанные, 
не снабженные никакими политическими ярлыками. 

Сказания наши - правдивые, не лукавствующие, ибо на старости 
лет лукавр1ть трудно и ни к чему, а нам и невозможно. Летопись наша 
еще не закончена, ее пишут и блтдлтт писать, пока Светоч, за::сженный 
над на1',1и, горит. Никто не может сделать бывшее не бывшим. И это быв- 
шее, благодаря "Вестнику Первопоходника", стало и все больше стано- 
вится достоянием новых поколений. 

Сегодня пять лет! В этот день, в день пятилетнего юбилея, шлем 
свои искренние поздравления всем славным летописцам Белого дела» На- 
ши сердечные пожелания полного благополучия и многая лета Первопо- 
ходникам и всем Белым Воинам за Русь Святую! 

Вечная .нанять павшим, 
Слава и честь живым! 
11ногая лета "Вестнику Первопоходника"! 
Тихий Океан, 1966. Б. Турчанинов 



- 4 - 



Начт-шая б-й год исдания мсурнала "Вестник Первопоходника, редак- 
ция считает своим долгом выразить сердечную благодарность сотрудни- 
ка1^1| подппсчикш^! и всем тек, кто способствовал его успеху, как мате- 
риально, лсертвуя в соонд исдания жл/рнала, так и свонн трудом, непо- 
средственно помогая ему технически. 

Оглядываясь на прошлые годы, с нравственным удовлетворенней от- 
мечаем, что, несмотря на трудности по изданию хсурнала, главны:.! обра- 
зом вследствие отсутствия средств, журнал просуществовал 5 лет, мож- 
но сказать, исключительно за счет подписки и добровольных похсертво- 
ваний многих подписчиков. Надо надеяться, что и в будущем "Вестник 
Первопоходника" также будет иметь поддержку - и материальна^, и мо- 
ральную. 

"Вестник Первопоходника" рассылается по подписке в штаты Север- 
ной А].: ерики, в Канаду, страны Южной Америки, в Европу - Англию, Гер- 
манию, Швейцарию, Люксембург, Австрию, Бельгию, '^±^анцию - к в дале- 
кую Австралию. Помимо платных подписчиков, редакция посылает журнал 
за границзг неимущим первопоходника!^!, в старческие дома и в несколько 
Университетских библиотек США. 

Б заключение редакция обращается ко всем участникшл Белого Дви- 
жения - Юга России, Сибирского Л^.дяного похода. Северного п Западно- 
го противобольиевистских сронтов и к участника!/! Р.О.А. генерала Вла- 
сова с горячей просьбой присылать свои воспоминания, очерки, статьи, 
рассказы и прочий материал для журнала, так как наша цель - записать, 
погса мы еще живы, то, чему мы были участниками и свидетеля:лг - з'^'^^Д" 
шие в историю героические события в борьбе за Россию. 

Об5эа1чаемся таюке ко всем подписчикал\л журнала с просьбой привле- 
ка.ть новых подписчиков и этим увеличивать тираж журнала, что :;ы счи- 
таем особенно важным: это даст редакции возможность уменьшить расхо- 
ды по выпуску каждого номера и за счет этой экономии улучшить вид 
журнала., иллюстрируя его. 

Верим и надеемся на поддержку чаших друзей - подписчиков и до- 
брожелателей. Да поможет кем Бог продолжать издание "Вестника Перво- 
похадшгка, начатое 5 лет тому назад. 

Редакционная Коллегия: 
А.Долгополов, Г.Головань и Б.аяч. 

оОо 



- 5 - 

ОРЛОВЩИНА 

"Орловщкна" , "орловское движение", "обер-офицерская революция", 
"восстрлпе капитана Орлова" - под такими насвания1ли вошла в историю 
гра::сданской войны на Юге России в 1920 г. эпопея, связанная с пиенем 
капитана Орлова, Николая Ивановича. Это печальная страница Белого 
ДвюхенлЯг и позорно окончилась она. 

Эта эпопея (или "эпизод" гр.ажданской войны) прошла, как будто, 
малозамеченной в литературе о гражданской войне; между тем, при бла- 
гоприятном развитии ее, она могла иметь преждевременно весьиа тяже- 
лые последствия для Белой Армии. 

Ряд запросов о деле Орлова и судьбе его, полученных мною после 
выхода книги "СимЛеропольскпй Ос^ицерский полк. 1918-1920", и ка;^сущий- 
ся пробел в литературе по данному вопросу побудили меня, по иезэе воз- 
можности, осветить это дело. Отсутствие многих документальных данных 
и невозможность пользоваться какими-либо архивами затруднили работу, 
но я старался использовать все доступные мне источники. 

Настоящее повествование - материал исключительно исторически- 
бытовой. Не имея на руках документальных данных, пришлось по^^ьзовать- 
ся указанным!' ниже книгами, своей памятью и воспоминания1'.ш лиц, зна- 
вших кап. Орлова и знавших его "эпопею". Повествование это, основан- 
ное во многом на воспоминаниях, не может поэтому считаться вполне ис- 
черпывающим. 

Повествование разделено ча три части: 

Б первой части подается образ кап, Орлова ко времени его высту- 
пления II уточняются П1ЭИЧИНЫ , приведпие его на скользкий путь. 

Во второй части описывается йорксирование отряда кап. Орлова, его 
первое к второе выступление. 

В третьей части проводится анализ изложе гного в первых двух ча- 
стях II делается заключение. 

Работа по составлению предлагаемого повествования не могла бы 
быть выполнена, если бы я не нрлел интерес и поддержку со стороны не- 
которых друзей и знакомых, любезно предоставивших мне 1.яатериал и 
свои воспоминания. За это прошу их принять мою сердечную благодар- 
ность. 

При составлении настоящего повествования были частично исполь- 
зованы следующие источники: 

1. Ген. А. Деникин. Очерки Рус ской смуты , том 5-й. 1926. 

2. Бел ое Д ело. Летопись Белое борьбы. Книги 5кб. Запкскп ген. 
П.Н.Врангеля. 

3. Я.Шафир. Орд овщина . Статья из книги: А нтанта и Врангель, - 
Сборник статей. Выплгск 1. аосква-Петроград. ГИЗ. 1923. 

4. Марковцы в боях и походах за Россию в освободительной войне 
1917-1920 годов. Книга вторая. Составил В.Е.Павлов. ПарнЕ 1964- 

5. Г.Н.Раковский. В стане белых (От Орла до Новороссийска) .Кон- 
стантинополь . 1 920 . 

6. П.В..1акаров. Адът<ант,геие^але1_р1гшгВ}\^ ^^-" воспомина- 
ний начальника красных партизан в Крыьлу. Ленинград 1929. 

7. К.В.Агуреев, кандидат исторических наук. Разгром белогвардей- 
ских войск Деникина (Октябрь 1919 - март 1920). посква 1961. 

8. Д.Хаит. Пол уост ров. Роман. Москва 1959- 



- 6 - 

9. Симгоеропольский Об^ице-р ски й полк. 191В-1920 . Составил В.Аль- 
мендкнгер. Лос-Анжелес 19б2. 

10. Фон-Дрейер, В. Крестный путь во имя Родины . Двухлетняя вой- 
на красного севера с белым югом 1918-1920 года. Берлин 1921. 

Кроме указанных выше источников, были использованы воспоминания 
(птгсьиа к автору) следующих лиц: князя С. Г, Романовского (ге^оцога Лейх- 
тенбергского) , В.Пл-1яча, Е.С.Храмко, К.В.г'Ь/стафина, Г.Г.Панина, 
Е.РГльенко, Г.В.Яновского, С .И.Дел'Шнтьева, А.Иванова, Р .О.Гельгесена, 
Н.й.Шизэова. 

Часть_первая. 

Первое воспоминание автора о семье Орловы?: (к которой тэпнадле- 
жал капитан Орлов, Николай Иванович) приходится на то время (прибли- 
зительно 1900 год), когда наша семья жила в конце Дворянской улицы 
(у водоразбора) в Симферополе и догл, где мы обитали, тесно соприка- 
сался с садом и домом Орловых (улица гр. Толстого) . Там в саду, пои- 
НЮ', мы катались на салазках со снежной горы. С этого времени (ранне- 
го детства) осталось у меня воспоминание о молодых Орловых, как боль- 
ших забияках. 

Позже с Николаем Орловым, который был ст'арше меня года на 4-5» 
встретился я в Симо'еропоттьской казенной гимназии. Дрл^гих братьев его 
я не знал, так как они ничем не выделялись в гимназической среде. 
Николай же о самого начала в гимназии проявлял уже большую физическую 
силу, был хорошо о;изически развит; всегда отличный по гикшастике , вы- 
зывал со стороны учеников (особенно младших югассов) особое з''ва^:сение 
к себе, а в отношении физического развития он был идеалом всех. В 
смысле академическом он не выделялся, поведелие его в гимназии было 
пе из похвальных. Часто он был наказуем за проступки и в рез^гльтате, 
не помню - из какого класса, он был исключен из казенной гимназии и 
поступил в частную гиьшазию Волошенко. Будучи в нашей ги1\ша,зли н у 
Волоыенко, он много занимался спортом: подниманием гирь, с^тболом и 
др. И:-.1Я его - Коля Орлов - еще тогда, когда он учился в гимназии, 
было известно любому симферопольскому школьнику, и он пользовался в 
их среде большим респектом и попл'"лярн остью. Каждый в Симферополе его 
ьнал, и не только по его спортивным успехам, но и по его проделка!.^ 
V о них я ничего особенного не могу вспомнить) . Зна.ли его не только 
в самом городе, но и на окраинах, на слободках. 

Кончил Орлов гимназию, если не ошибаюсь, в 1912 году. Среднего 
роста; необыкновенно широкоплечий, с фт'Ражкой на затылке, легкая по- 
ходка, при ходьбе счегка наклоняющийся вперед и бросающийся сразу в 
глп-За. ка;:сдому своей фигурой - таким я вспоминаю его. По окончании 
гимназии, как я слышал, он поступил в Ветеринарный Институт в Варша- 
ве. С этого времени я его потерял из виду и не знаю, как и когда он 
попал в действующую армию во время Великой войны. В 1913 году я уе- 
хал из Симферополя в военное училище и вновь услышал его имя и уви- 
дел его лишь в декабре 1917 года в Симферополе. 

В декабре 1917 года, ввиду ухудшившегося политического положе- 
ния в Крыму и ожидавшегося наступления (->о.тгьшевиков со стороны Сева- 
стополя, Штаб Крымских войск в Симферополе, тч.:. гт^ттагаясь на расквар- 
тировапные в городе запасные попки и бывший уже в это т^^емя в Симфе- 
рополе Крымский Конный полк, решил сбюрмировать офицерские ^о-т-ы для 
заш.иты столицы Крыма. Нужно сказать, Что в декабре 1917 года в о^н- 



- 7 - 

ферополе скопилось огромное количество офицеров: бежавших с Фзлэйта 
после октябрьской революции, бежа,вшпх с Украины от преследования со 
стороны большевиков и украинцев и, наконец, ос^тщеров уроженцев Кры- 
ма, прибывших т^'-да вследствие приказа, разрешавшего офицершл перево- 
диться из Запасных полков по месту своего происхождения (своего ро- 
да репа.трпация) . К декабрю 1917 года в Симферополе собралось иного 
сотен о(>1церов. 

Как у}5оженец Крыма, я возвратился из 48-го пехотного запасного 
полка в Симферополь 18 декабря 1917 года с назначением в 33-й пех. 
запасный полк. По прибытии в Симферополь, явившись в штаб запасного 
полка., я был зачислен в 10-ую роту младшим офицером. Ввиду большого 
наличия оонщеров и, невидимому, общего неопределенного пол о;:сения, ни- 
какого, связанного с обязанностякш, назначения я не получил. Только 
было сказано в роте - иногда приходить. Так обстояло и со :'Лногп1.:и 
дру ГИ1ЯИ О с' д-щ ер ами . 

25-го декабря, совершенно случайно, я оказался в приконакдкро- 
ва.нии к Штабу Крымских войск, поступив на Формирование "Ополчения 
Защиты народов Крых^та"; там пробыл до занятия Симферополя большевика- 
ми 14-го января 1918 года (об этом периоде могло бы быть отдельное 
повесть ова.ние) . 

В конце декабря я узнал, что будут формироваться офицерские ро- 
ты и что (оормирование их, якобы, поручено кап. Н.Орлову. Впез^вые пос- 
ле 1913 года я услышал опять об Орлове, о том, что он находится в 
Симпеззополе. Он был в чине штабс-капитана, носил погоны бО-го пехот- 
ного Задлосцкого полка. Когда, где и как он был во время Великой вой- 
ны (па фонте), я ничего не могу сказать, ничего не сльшгал, никогда 
не пришлось с ним беседовать на эту тему. Формирование рот происхо- 
дило по распоряжению Штаба. Помню одно собзэание офицеров, на котором 
я случайно присутствовал, в самом конце декабря или в начале января, 
в оГчщерском собрании 51-го пехотного Литовского полка на Долгоруков- 
ской улице. Там было говорено о формирова„нии рот и, если не ошибаюсь, 
было предложено записываться в эти роты, которые до^-жны были быть 
расквазэткрованы в начале в Собрании. Во главе рот был поставлен кап. 
Н.Орлов. Кто его назначил, каким образом произошел выбор Орлова для 
такой ответственной работы - сказать не могу. Его имя, однГиКО, и его 
популярность в прошлом привлекали осдацеров, особенно уроженцев Спм- 
фе-рополя, каждый ему доверял. Формт-рование рот, однако, происходило 
медленно, вяло, нерешительно, без особого энтузиазма. Сколотить ро- 
ты в хорошую боевую часть бы.тго тжкело также из-за недостатка взэеме- 
ни, да и настроение чинов рот было не подходящее (говорилось о ней- 
тралитете) . 

9-10 января 1918 года в Штабе стало известно, что большевики 
(матросы) высадились в Аллште и Ялте. Не имея там никаких войск, 
Штаб послал туда для отражения большевиков отряд, в состав которого 
входила оСнцерская рота под командой кап. Орлова. Отряд занял Ялту, 
но не надолго. Прибывший из Севастополя миноносец угрожал з^'"-"Руиить 
город, и городские власти просили отряд оставить- город, дабы не под- 
вергать егб ' разрушению. Отряд отступил в направлении на Симферо- 
поль, тем более, что в это время большевики угрожали Симферополю со 
стороны Севастополя. Однако, по н'^распорядительности Штаба, отряд 
не успел дойти до Симферополя, когда город уже был занят больиевика- 
ми. Оф1щерская рота рассеялась; многие офицеры, с Орловы1Д во главе, 



скрылись в горах. Большевики позже старались захватить Орлова, но 
это ш.; не удалось, несмотря на то, что времена1^:и он, переодетый, спу- 
скался с гор и приходил в Симферополь для свидания со свокшт родными. 

Во второй половине апреля 1918 года Симс^ерополь был оалят насту- 
пающими немецкими войсками, большевики б'-'ли изгнаны из Крьыа. Нача- 
лась немецкая оккупация. Немцы немедленно объявили регистратщю всех 
осоицеров. В числе остальных явился и Орлов. В Крыму было организова- 
но не1.1ца1.1н КрЫ:1СКое Краевое правительство, во главе которого был по- 
ставлен генерал Сулькевич (татарин). Нормирование воинских частей 
правительству не было разрешено, но для несения пограничной слу::сбы 
немцы разрешили сфотэг.шровать "корчемную стражу" и "пограничный диви- 
зион". В эти части стали записываться, главным образом, ос^ицез^ы. Нуж- 
но сказать, что во время большевицкого владычества, с янвг^эя по ап- 
рель, ;.П!ого офицеров, оставшихся в Крыму, было расстреляно большеви- 
ка1\111; часть оставшихся в живых скрывалась, часть выехала из Крьыа на 
север по дома1^1, часть пробралась в Добровольческую армию. Все -ле 
большое число ойицеров осталось в Крыму. 

Внешне политическое положение в Крыму (в частности в Симпезэопо- 
ле) касалось спокойньп,':, в действительности же большевицкое подполье 
работало и можно было ожидать возвращения большевиков, как только 
германская я„рмия оставит пределы полуострова. Конечно, в первую оче- 
редь, в случае прихода большевиков, грозила опасность о^^щерству. 
Большинство осл-щеров старалось как-то приспособиться к обстановке. 
Начал:: заниматься всем, кто на что был способен. Ча.сто группы офице- 
ров соби;оа.лись в городском саду на Лазаревской улице, в ар:1янскои 
кафе "Чалка чая" на углу Дворянской и Пушкинской улиц- обс;^/:-'-Далп по- 
ложение, д;^гмали о буд-^гшем и, конечно, у всех в мыслях было одно и то 
же: необходимость объединения, дабы не быть застигнутыми в"оасплох. 
Кап, Орлов б"мл завсегдатаем этих собеседований; его популярность, воз- 
росшая после его пребывания в горах, имела большое значение для на- 
зревавшего объединения. Пг)иблизительно в начале июня вокруг Оз^лова 
собралась инициативная группа, имевшая целью сорганизовать местное 
и що.ишлое офицерство. Вскоре было создано так называемое "Общество 
взаимопомощи офицеров, и во главе его, председателем, стал капитан 
Орлов. 

Целя:.1и этого общества были прежде всего учет, связь, инс'Ърма- 
ция офицерства и одновременно, по возможности, приискание работы для 
безра.ботных. Канцелярия Обшества поместилась в помещении бывше|1 "мо- 
нопольюг" (винной лавки) на углу Долгоруковской и Губернсхой ужкц, 
Я заведывал учетогл и отделом труда. Через н.ашу канцелярию пз^опло 
очень большое количество офицеров, и многие по нашей рекомендалии 
вступили в корчемную стра^:{у или в пограничный дивизион (ме. ;лу про- 
чим, чезэез наше Общество прошел и полк.Достовалов, сыгравший неза- 
виднугл з^оль Б январе месяце. Он прибыл из хчосквы и желал связаться 
с Обществом взаимопомощи офицеров в Балаклаве, занимавшимся рыбной 
ловлей. С нашей рекомендацией он отправился туда). Приблизительно в 
начале августа возвратился из австрийского плена пор. Николай Ту]эча- 
чинов, дз:)уг Орлова по гимназии ; и начал деятельно помогать Озжову в 
его работе. Орлов являлся в Обш.ество калсдый день. В задней ко"..:нате 
происходили совещания с членами "правления"- которое было образова- 
но по личному выбору Орлова. В сентябре, когда оюрмирование погзэа- 
ничпого дивизиона было в полном разгаре, когда оф Орлова потребова- 



- 9 - 

лось больше работы, председательствование Обществом принял полк.Бог- 
дасаров (52--го пехотного Виленского полка). Полк.Богдасаров, однако, 
все вре;.1я был в свяок с Орловым и важные решения принимал только по- 
сле совсцанпя с ним. В половт-'не октября все внимание наше было обра- 
щено па окончательное (оормированне пограничного дивизиона - б^/дущпх 
двух первых рот Симмеропольского Офицерского батальона. 

Р.абота была перенесена в казармы Кры.'юкого Конного полка,, и 
5/18 ноября прибывший из Ялт"" генерал Де-Боде, представитель Добро- 
вольческой армии в Крыму, принял две ссоормированные роты в состав 
Добровольческой Армии. С этого момента началось формирование Симфе- 
ропольского Офицерского батальона. Орлов стал душой Формирования, 
популярность его была велика и за ним шли все, кто его знал и кто 
слышал о нем; шли все, без различия рода оружия - записывались доб- 
ровольцами осо1щеры пехотинцы, артиллеристы, технических войск; были 
и моряки. Записывались в роты добровольцами гимназисты и реалисты, 
личность Орлова привлекала их. Все помогали, кто как мог, чтобы сфор- 
мировать батальон как можно скорее. 

В начале декабря записался добровольцем в Армию полк.П.Лор2:лов; 
он сразу же был назначен ген.Корвин-Круковским командиром полка, ко- 
торо;.'1у предстояло развернуться из батальона, сформированного кап.Ор- 
ловЫ1.1. Это нлзна.чение, на.сколько можно было наблюдать, было неприят- 
но Орлову - у него были отнят:л бразды пр--.влен1гя, V его :•.:■ . ест:': : был 
поколеблен. Теперь он был только командир батальона - сшмолюбие его 
было затзэонуто, и в результате энтузиазм его пал. 

1-го января 1919 года кап. Орлов с отрядом был отправлен в ]1;впа- 
торию для подавления восстания, поднятого в каменоломнях. Выполнив 
поручение (прибегнувши к крутым мерам), отряд возвратился в СпиФеро- 
поль. 

в конце января (см. СкмЛеропольский ОФицерский полк, стр. 7-8) 
в Симферополе сложилась очень тревожная обстановка: с одной стороны 
увеличилась деятельность подполья, с другой стороны продол::сала„сь 
инертность высших штабов. Обстановка эта, конечно, сильно беспокои- 
ла осоицерство. Капитаны Орлов и Гаттенбергер (командир 2-го бг,тальо- 
на) , бл!:зко стоявшие к своим подчиненным ротам, доложили о настрое- 
нии подчиненных командиру полка полк.1'1орилову. Инициатива доклада, 
по моему мнению, исходила от капитана Орлова, командира 1-го батальо- 
на, ротные командиры и о^'^^ицерство которого лучше понимали положение 
в Симферополе, будучи в большинстве уроженцами города. Результатом 
доклада была подача рапорта Командующему Крьыско-Азовской а.рипк ген. 
Боровскому полковником г-1ориловым. 

В дополнение к ранее написанному мною (см. книгу "Симферополь- 
ский Офицерский полк") считаю необходимым подробнее остановиться на 
истории этого рапорта. В начале с'()евраля (не помню числа) как-то ве- 
чером я задержался в полковой канцелярии несколько долше, чем всегда. 
Неожиданно в кабинет явился полк..1орилов в сопровождении кап.Озэлова 
и Гаттенбергера. Они о чем-то возбужденно говорили: кап.Га.ттенбергер 
сдержа.нно, кап. Орлов - возбужденно. Полк.Лори'^ов просил меня поки- 
нуть на некоторое время кабинет, очевидно, для продолжения разгово- 
ра. Спустя короткое время командир полка позвал меня обратно и про- 
диктовал мне текст секретного рапорта на имя Командуюш.его Лр1.П1ей. 
Рапорт был составлен сообща полк.Лопиловым, кап. Орловым и Гаттенбер- 
гером. В присутствии полк.иорилова я напечатал рапорт на машинке 



- 10 - 

(с одной копией для полк.иорилова) • Полк.Иорилов на другой день ра- 
но згтрои представил его (по команде) через Начальника 4-н пех.днви- 
сии ген.Корвкн-Круковского Командующему Архмией. О содерх<аннн р^лорта, 
как особо секретного, в полку могли знать только полк.лорплов, кап. 
Орлов, кап.Гаттенбергер и я, как печатавший его на машинке. Однако 
на другой день, возможно, когда уонал о нем ген. Боровский, а ио;::ет 
быть и раньше, содерлсание рапорта, если не в подробностях, то во вся- 
ком случае в общих чертах и в тенденциозном освещении (бунт), стало 
известно в Симферополе. Неофсоициально подозревали в распрост}ханении 
его содермсания начальника пулеметной команды шт. кап. С, - вставал, 
однако, вопрос: откуда он мог знать не только об его соде;о::санпп, но 
и вообш.е о его существовании. 11огпо это исходить только из 1-го ба- 
тат.ьона, т.е. кап. Орлова - он, повидимому, познакомил с содерганием 
рапорта командиров рот, и это, при известной напряженности обстанов- 
ки, стало достоянием многих. Полковник Лорилов был более, чем пора- 
жен происшедшим; шт. кап, С. покинул полк. 

1'стория с рапортом (объясненная, как "бунт") произвела на полк. 
11орилова очень сильное впечатление (ну::сно заметить, что он вполне, 
как и батальонные коьяандиры, соглашался с содержанием рапорта - зэа- 
порт пе был вынужден у него). Относясь по прежнему к кап.Гаттенбер- 
геру, он как-будто бы не совсем дружелюбно начал смотреть на кап, Ор- 
лова. Отношения у них - это можно было наблюдать со стороны - обоюд- 
но похолодели. 

Через несколько дней после рапорта 1-й батальон, во главе с 
кап.ОрловьИ'Г, был отправлен на озронт в Сев. Таврию. Действия батальона 
там описаны в моей книге "Симйеропольский Офицерский полк" (стр. 6-10). 

8-го марта 1-н батальон присоединился на Перекопе к полку и са- 
те.,1 действовал в составе полка - бои на Перекопе, Юшуни, отступление 
на Лк-. 1анайские позиции, занятие их на второй день Пасхи, утром 8-тго 
апреля. 

На Ак-Манайских позициях, по моему мнению, окончилась перва.я 
стадия деятельности кап. Орлова в рядах нашего полка. В этот первый 
период он ничем особенньш, кроме Нормирования в начале, не отличил- 
ся, не был выдвинут вперед. Казалось, наоборот, он был под каким-то 
подозрением, наблюдением. От Орлова, конечно, не ушло, что батальон 
в Сев, Таврию был послан, как, якобы, "бунтарский". Б то же самое вре- 
мя от него не скрылись непорядки, касавшиеся армии, он кое в чем ра- 
зочаровался. С этого времени и началось, как мне кажется, изменение 
в характере и взглядах Орлова на общее положение Белой Армии. Как 
ни странно, состояние обмундирования в полку сыграло косвенную 1Эоль 
во взглядах Орлова. 

Состояние обмундиров.ания в полку с начала формирования до Ак- 
манайских позиций было не на высоте. Все офицеры, солдаты и добро- 
вольцы являлись в полк в том, что каждый имел, что сохранилось от 
Великое во1шы. Никакого нового обмундирования (русского) в Спийеро- 
поле вт-1дано не было. Единственно, что частично помогло полку с об- 
мундированием - захват нашим караулом, стоявшим на Чонгарском мосту, 
одного вагона германского обмундирования (в середине ноября 1518 г.). 
В этом вагоне было немецкое обмундирование - блузы, белье, разная 
мелочь и, что было осбо важно в тот момент, высокие сапоги - они бы- 
ли очень и очень кстати. Но все это попало, главным образом, в 1-й 
батальон, так как 2-й бо.тальон прибыл в Симс'>ерополь позже. В таком 



- 11 - 

полоясенин вопрос с обмундированием обстоял и на Ак-Манае - то есть 
ни нового, ни старого обмундирования не было получено; ме>:сду тем, бы- 
вшее в носке обмундирование за месяцы службы и боев пришло в негод- 
ность (первое поношенное английское обмундирование полк получил на 
Ак-Ланае в конце мая месяца.)» 

В конце апреля или в начале мая в полку были получены сведения, 
поо::се подтвержденные штабом дивизии, что в Екатеринодаре для офице- 
ров молено приобрести английское ос^жцерское обмундирование, причем 
за комплект необходимо заплатить 500 рублей. Обмундирование на^содит- 
ся, якобы, в Главном 1%тендантском Управлении в Екатеринодаре. Ко- 
мандовавший полком полк.Гвоздаков, сменивший полк.Морилова, видя сво- 
ими гл.'-зш-.ш, в каком состоянии находится обмундирование полка, раз- 
решил произвести сбор по 500 рублей с ос^ицеров, желавших приобрести 
обмундирование. Записались и внесли деньги многие, если не все, Встал 
вопрос: как это обмундирование получить, кого послать в Екатеркнодар 
за ним, учитывая, что могут возникнуть всякого рода затруднения. Ко- 
мандир полка решил послать комиссию из трех осдацеров - энергичных, 
по во31,1ожности - имегош;их в Екатеринодаре знакомства в нукных местах 
(в штабах, в интендантстве). Во главе комиссии был поставлен кап. Ор- 
лов, как представитель полка, и ему были приданы: поручик Давыдов, 
как представитель хозяйственной части полка, имевший, кроме того, 
кое-к,акие знакомства в Штабе Армии, и поручик ^Чоропуло, начальник 
связи полка, - у него были хорошие и влиятельные знакомые в Екатери- 
нодаре, Приблизительно в половине мая комиссия, снаб:кенная деньгами 
и нужными бумагами, отправилась в путь. 

К тому времени, когда полк 5-го июня с Ак-Манайских позиций пе- 
решел в н^.ступление, от комиссии сведений все еще не было. Пробыв в 
Екатерршодаре более двух недель, комиссия нагнала полк Л1МЬ вечером 
13 июня в дер,Аджий-Кат, недалеко от Джанкоя. На другой день полк 
имел дневку, и комиссия доложила командиру полка о результатах по- 
ездки и, вообще, о впечатлениях от нее. Результат был негативный, 
никакая протекция, ничто не помогало, никакого обмундирования для 
фронтовых частей не было (нового, ос^мцерского типа). Общее впечатле- 
ние комиссии было очень неутешительное: тыл в Екатеринодаре живет 
своей жизнью, интересы фронта тыловиков не особенно волнуют, Орлов, 
уже частично разочарованный перед отъездом, приехал в весьма подав- 
ленном настроении, и было впечатление, что он уже "покончил" с вой- 
ной: ничто его не интересовало в полку, и он не принимал батальона 
до прихода полка в Б. Маячки (24 июня). Батальоном командовал времен- 
но шт. кап. Пр.вел Тлгрчанинов , командир 4-й роты. 

Был июль месяц, на гронте было затишье, и полк простоял частич- 
но ча Днепре у Каховки, частично в резерве в Б. Маячках и пополнялся. 
В половине июля из Штаба дивизии было получено приказание выделить 
из полка (назначить или добровольно) 10 офицеров для отправки в Та- 
ганрог, а оттуда в Сибирскую Армию адмирала Колчака. Командир полка, 
не келая назначать, предложил вызваться добровольцам. Одним из пер- 
вых вы.звался кап. Орлов и с ним из 1-й роты поручик Жильцов, урохсенец 
Сибири, имена других не помню. Командир полка полк.Гвоздаков знал, 
что Орлов был основателем полка, но несмотря на это относился к не- 
му почемлл-то холодно и не настаивал на том, чтобы Орлов остался в 
полку. Все, знавшие Орлова, были поражены его решение!^, и Орлов, по- 
прощавшись, уехал из полка. 



- 12 - 

Чем можно было объяснить решение Орлова покинуть полк, который 
был сформкрован и начя^л свою жиснь благодаря его энергии и его попу- 
лярности? И не только покинуть полк, но уехать далеко в Сибирь, то 
есть покинуть наш южный фронт. Насколько вспоминаю сейчас, уезжал 
он бес всякого энтузиазма - не то, как пор.}Ьильцев. Ничего не иогло 
тянуть его в Сибирь - семья в Крыму, земляки в полку. Объяснение мож- 
но найти только в том, что он не чувствовал себя в полку уверенных^ 
- его престиж в полку как будто пал, командиры полка полк.йорилоз и 
полк.Гвоодаков относились к нему холодно; чувствуя снбя обк):сеннЫ1.1, 
он, очень самолюбивый, был удручен и воспользовался удобны^гх случаем 
покинуть полк. Дум.ал ли он действительно попасть в Сибирь, пли толь- 
ко законно покинуть полк, а там будет видно?... Тр^'-дно ответить на 
этот вопрос, но мне кажется, что второе, при его тогдсашнеи душевном 
состоянии, более соответствует истине. Никаких особых проводов не бы- 
ло, покинул он полк "бео соанс'пр" - без сожаления. Все записавшиеся, 
с предписанием Штаба 4-й пех. дивизии, группой были отправлены в рас- 
поря:::ение Штаба Главнокомандующего "В. СЮ. Р. в Таганрог. 

Ни писем, ни каких-либо др^ггих сведений о судьбе этих оОицеров 
мъ1 ке имели, тем более, что полк перешел в наступление и связь с ты- 
лом прервалась. 

В половине августа, когда полк достиг р.Буга, командир полка 
отправил меня в командировку в Штаб Главнокомандуюш.его д:ея скорейше- 
го проведения П'оедставлений оЛицеров. Предст^азления были пр1:готовле- 
ны во вреля стоянки в Б.иаячках. Заехавши на несколько дней в Симфе- 
рополь, так как я не воспользовался отпуском в свое время, я отпра- 
вился в Таганрог в Штаб Главнокомандующего, предполагая, что та:.! на- 
ход!:тся Военное Управление, куда я должен был явиться. К сожалению, 
сейчас не помню всех дат. Утром, прибывши в Таганрог, нашел Штаб, 
Управление Дежурного Генерала. Здесь от полк. Э.А.Ластовецкого (быв. 
моего начальника плллеметной команды в 1б-м стрелковом ^'мператора 
Александра 3-го полку) узнал, что я должен ехать в Ростов ча Дону, 
где находится Военное Управление. }идать нужно было до утра. В -:оиен- 
датзфе получил указание, что переночевать могу на полуэтапе. На полу- 
этапе первым, кого я увидел, был кап. Орлов. Оба мы были з:)ады встрече, 
Я бч.ч порахсен, что встретил его здесь. 

В помещении поллгэтапа жила масса ос^ицеров всевозможных частей. 
Помещение было казарменного типа, бео особых удобств, спали на нарах. 
Получил 1'1есто на нарах и я. Ьстественно, начались расспросы: Орлов 
спрашивал о полке, об однополчанах; я интересовался им и его сожпте- 
ля1.:н. Его Сожители, оказалось, в большинстве были обздцеры, предна- 
значенные, как и Орлов, для отправки в Сибирь. Уже около месяца жили 
они на полуэтапе, сяужбы никакой не несли, слонялись по городу, ни- 
чего не делая. Когда будет- отправка к месту назначения, да и будет 
ли вообще, никто не знал. Из разговоров с ос^З!цера1>.ш, соседями Орло- 
ва и друпгмп, выяснилось, ЧТО большинство, если не все, вызвавшиеся 
отп'эавиться добровольца1Ли в Сибирь, это обиженные или чем-либо недо- 
вольные: порядками ли в своих частях, или тем, что им пришлось уви- 
деть в Добровольческой Армии, начальством и т.п. Настроение у боль- 
шинства у.щэученное , они и в начатом наступлении на Москву не видели 
выхода из казавшегося ТVПика. Орлов рассказывал о безнадежности по- 
ложения - тыл, мол, птэогнил. 

Утром на следующий день, под влиянием всего видечного и слышан- 
ного, в удрученном состоянии выехал я в Ростов-на-Дону. Явился в Во- 



- 13 - 

енное Управление, сдал бумаги. Пробыл там только два дня, почувство- 
вал высокую температуру к начало возвратного тифа. Не }хелая остаться 
больнык в Ростове, с трудом по гселеоной дороге добрался до Си^иОеро- 
поля. В Си1>.!аерополе, перенеся три тяжелых приступа, э конце сентября 
начал поп"оо,вляться. В середине октября предполагал отправиться в 
полк, который в это время был под Вапняркой, в направлении на Жмерин- 
ку. Иа.бпраясь сил перед отъеодом, каждый день до обеда я проводил в 
городском саду (на Лазаревской ул.), где встречался с нашими опице- 
рад^ш II знакоиьпли На горонте в это время, как мы знали из газет, были 
успехи - в направлении на Иоскву 1-го октября был занят Орел п каза- 
лось, что вот-вот наши войска достигнут Москвы. Настроение у всех 
было приподнятое, и мало кто в те дни сомневался в успехе. 

?! вот в один из прекрасных октябрьских дней (в первой половине 
месяца.)» гуляя на бульваре, совершенно неожида.нно я заметил в боко- 
вой аллее, гуляющим, кап. Орлова. Я был пора^хсен, так как никак не 
мог предполагать, что могу встретить его в это время в Симферополе, 
Естественно, сразу же направился к нему, поздоровались, начались обо- 
юдные вопросы - почему я здесь, почему он здесь. Сейчас, к сог.:алениЮ5 
че помню, как он объяснил свое присутствие в Симс'^'ерополе — самоволь- 
но или в отпуску. Он сказал, что отправка в Сибирь отложена, и неиз- 
вестно, будет или нет *). Затем ьш перешли к общему поиожению на 
фронтах и к тому, что сулило будуш.ее. Взгляды его на б^^'д^щее, и даже 
весьма близкое, были более, чем пессимистичны. На мое возра:::енпе - 
как 1/1о::сно так думать об этом сейчас, когда наши войска продвигаются 
вперед и повсюду, как будто, успехк, когда занят Орел и т.п., - он 
ответил: "Это все ерунда, увидишь, как за несколько дней все покатит- 
ся назад". Я пытался спорить, но он меня начал уверять, что то, что 
он видел в Таганроге и Ростове, т.е. в глубоком тылу, не предвещает 
ничего хорошего, и достигнутый успех превратится в катастрофу. Пого- 
ворили мы так с полчаса, и в конце разговора он, как всегда, заика- 
ясь сказал мне: "Уви^шшь^_б^7-дет рбер-оФидеззская рев олюция ". Объясняя 
свои последние слова, он указал на, засилье в тылу старых, неспособ- 
ных к настоящей войне офицеров и на распущенность тыла. С некоторыг.си 
его аргументшлп трудно было спорить, но я обра-тил внимание на его 
настроение и последние слова, сказанные им. Распрощавшись, мы разо- 
шлись, чтобы больше никогда не увидеться. Я отправился на Фронт, ку- 
да и прибыл в двадцатых числах октября, когда 1аш полк успешно про- 
двигался на Жмеринку, 

Полк продвигался вперед, была занята Жмеринка, Проскуров, ьш 
были переброшены к Казатину. Казалось, что на с'тронте более или менее 
благополучно. Сведений с других оронтов поступало к нам очень мало, 

*) Здесь уместно привести выдержку из книги: "'Чарковцы в боях 
и походах за Россию", т. 2-й, стр. 22 9: "Сибирский батальон стал Форми- 
роваться в апреле 1919 г. из оо-ицеров, служивших в Сибирских частях 
к гсела.вшпх ехать в армию адм. Колчака, в которой был ботгьшой недоста- 
ток в офицерах. Записью и сбором руководил ген. майор Гаттенбсргер, 
уполномоченный на это адм. Колчаком. Записавтиеся стояли в Тагал'ооге. 
К началу октября 1919 г. был сформирован бататгьон четырехз^отного со- 
става с путг ем. командой и хоз. частью. Командиром батальона был назна- 
чен ген.Гаттенбергер.Предполага-лось в октябре б-н отправить парохо- 
дом во Владивосток, но ввиду неудач на ("ропте отправка его затяну- 
лась, а затем и отпала. В ноябре б-н был переброшен в Новороссийск, 



- 14 - 
то.к что общая картина казалась благоприятной, не предвещавшей ката- 

СТЗЭОС'У. 

В середине декабря, когда начала отступать Киевская группа войск, 
и мы почувствовали серьезность положения на сВронте. На.чали отходить 
и мы: Касатин, Липовец, Ильинцы, Бирзула, Балта, Голта, Нкколаевка, 
Петровка, Тирасполь п, наконец, "Бредовский поход", окончившийся 12 
янвазэя 1920 г. на границе Польши. Полк со всеми остальныип частями 
армпк оказался в польских лагерях. Что происходило на других Сзронтах, 
мы не знзлп, но катастрофа была на лицо. 

Что произошло и происходило на (фонтах белой борьбы ьм знали в 
лагерях очень и очень мало. Только в июне начали мы получать первые 
сведения с Юга России (из Крыма) и, между прочим, мы впервые услыша- 
ли опять об Орлове. Сообщение, однако, не было утешите ттьньп.:. В рус- 
ской газете "Варшавское слово" была поглещена большая статья под за- 
головком "Обер-осоицерская революция". В статье описывалось восстание 
кап, Орлова в Крыму. Прочтя заглавие и содержание статьи, я невольно 
вспомнил слова Орлова, сказанные мне при последней встрече с ним на 
бульваре в Симферополе в октябре 1919 года. Объяснялось в газете это 
восстание, как борьба рядового фронтового офицерства с высшим команд- 
НЫ1\1 составом, творившим бесчинства в тылу армии, и сообщалось, между 
прочим, что Орлов повесил в Бахчисарае нескольких интендантов. 

Стоило вспомнить пребывание кап. Орлова в полку, его командиров- 
ку в Ексатеринодар, отъезд в Таганрог для отправки в Сибирь, встзэечу 
с ним в Таганроге, встречу и разговор с ним в октябре в Симферополе 
и сопоставить все это - и содержание газетной статьи стачов!:лось яс- 
нее; зная же, приблизительно, характер Орлова, не приходилось осо- 
бе-шо удивляться написанному. 

Восстание Орлова, которое вошло в историю Белой Борьбы в Кзэыму 
под названием "обер-оожцерская ревоVЛЮцня", "орловщина", "орловское 
движение", естти садить по первому названию и по словам, сказанным 
мне в октябре 1919 г., было, очевидно, в мыслях Орлова у^:се в пе]:иод 
его возвращения в Крым из Таганрога. Таганрог, очевидно, был послед- 
ним поворотным Пунктом в настроении и мыслях Орлова. Дон к Кубань не 
могли быть местом, где мысли Орлова могли быть проведены в деГхтви- 
тельность. Только Крым, где он легче мог ориентироваться, где его 
знали и где он был еш,е популярен, мог быть плацдармом для п;ооведения 
в жизнь его мыслей. Имея беспокойный характер, он нос!М1Ся со своими 
МЫСЛЯ1.1П. Не доставало подходящего окружения и подходящей обстановки. 
И то I: другое, однако, вскоре появилось; его 1^4ысли претворены были 
в действительность. Как судьба дала в руки Орлова возможность осуще- 
ствления своих мыслей, как он их провел и чем это кончилось, будет 
предметом второй части этого повествования. 

В.В.Альмендингер 
(Продолжение следует) 




- 15 - 

КЖЕВЦЫ И В0ТК1ШЦЫ. 

Б борьбе с большевнкшхш на Восточном (фронте большое учп.стпе при- 
няли рг.бочие некоторых при-уральскнх сп.водов. 

Х[р1п::ко восставали они против гнета и кодевательств власти, ко- 
торая но-СЫвала себя "рабоче-крестьянской". 

Рабоч1те оюрмирования отличались крепкой сплоченностью состава 
и выдающейся стойкостью в боях. Наибольшую известность саслуг:или 
1'1жевскпе и Боткинские рабочие, восстание кототэых осенью 1918 года на- 
несло большевика!.! тяжелый удар и отвлекло у них значительные силы с 
других уча.стков сдэонтас В дальнейшем восставшие рабочие влились в 
общий С?Ронт борьбы. 

В историю гражданской войны Нжевцы и Воткинцы вписали своиии 
подвигаг.ш много ярких и красивых страниц. Они обильно пояпли своею 
кровью длинный путь от родных заводов до берегов Тихого Океана. 

Те, которых СVДьба пощадила в боях, не покорились власти сове- 
тов и лщлк в изгнание. В чу:::их края>: они бережно хранят нанять о 
днях, проведенных в борьбе за счастье Родной Страны, и чтут свято 
пшлять своих погибших братьев. 

Этот очерк дает краткую историю восстания и борьбы 1Ь:севцев н 
Воткинцев с поработителя1.ш русского народа. 

1. 
Ижевский Завод. 

Основателем Завода был мастер Дерябин, построивший в 1752 г. 
небольшой железоделательный завод, из которого с годами вызэос огром- 
ный оружейный завод. 11астеру Дерябину на берегу Заводского озерг. сто- 
ит памятник. 

Завод располохсен среди лесов на реке У^к. в Оарапольском уезде 
Вятской губернии, в 40 верстах от р.Камы. 

В 1774 г, завод был разрушен Пугачевым, но после усмирения бунта 
восстановлен. 

Б 1807 году на заводе начали выделываться ружья. С 1809 г, он 
перешел в ведение Военного Ведомства. В некоторые годы выделка ружей 
сдавалась частным предпринимателя!/.. Игольчатые ружья выделывал капи- 
тал Бильдерлинг, а "берданки" начал выделывать капитан Стзэандершельд, 

С 1873 года на заводе начали изготовлять разные сорта стали для 
ру^гсейны:-: стволов и частей и для выделки инструментов. Завод обратил- 
ся в двойной - ружейный 1-1 сталелитейный - и начал быстро расширяться. 
В 1884 г. он перешел в ведение Главного Артиллерийского Управления. 

Для обеспечения своей работы завод имел земельный надел в 130 
тысяч десятин, из которых 120.000 десятин леса. Завод работал на 
древесном топливе. 

Перед 1-й 1-1ировой войной завод выделывал для Армии 150.000 вин- 
товок в год и стволы для всех остальных ружейных заводов, а всего до 
пол^/миллиона стволов ежегодно. Кроме того, вырабатывалась сталь для 
ру:::ейных частей, для артктхл ери неких Щ!-1тов, пружинных накатников, ла- 
фетов, инструментальная сталь для а,ртиллерийскнх заводов и т.д. 

С 1904 г, завод выделывал в год до 200.000 снарядов мелкого ка- 
либра. 

Кроме казенных заводов, в 1'1жевске обосновалось неско'^ы-со неболь- 
ших частных заводов, выделывавших охотничьи ружья (Евдокимова, Пет- 
рова, Березина и др.). 



- 16 - 

Перед войной в Ижевске работало до 18.000 рабочих, сост'авлявшкх 
Белеете с се.'.ьяьш и нерабочим населением савода около 50.000 ллгтелек. 

Кро1ле того, крестьяне соседних деревень были тесно связаны с 
саводои, на^содя та,м подсобный заработок в сбыте своих продуктов к по- 
лучая работу для завода, особенно по заготовке лесных материалов и 
дров, подвозя их на завод, и по перевозке готовых изделий на ::селез- 
ную дорогу и на пристань Гальяны на. р.Кад^'ге. 

Заводские мастерские были на одной стороне р.Ик, поселения ра- 
бочих - на другой. Запруда, на реке обра.зовывала большое озеро, н 
дамба слу5хкла для сообщения между заводом и жилым районом. Водяная 
энергия озера пр1тводила в движение электрические установки завода. 

За более чем полуторавековое существование жизнь завода сложи- 
лась в устойчивых рамках большого государственного предприятия и те- 
кла спокойно и размеренно, как текут многоводные реки на. великой 
русской зоавнине. 

Сменилось много поколений рабочих, и часто сыновья к внуки ра- 
ботали в тех же мастерских и на тех же станках и машинах, на которых 
работали их отцы и деды. 

1П0Г0 искусных мастеров вырастил завод. Они вносили свои улуч- 
шения и усовершенствования в производство, и их именами гордились 
завод к рабочие. 

Заводское население, обеспеченное постоянной работой, жило хоро- 
шо и в достад.тке. Большинство ра.бочих семей имело собственные дома и 
уча.стки земли с садами, огородами и покосами. 

Кроме Заводских школ для специа,листоБ , в РТжевске было много на- 
чальных Е средних школ для детей рабочих. 

Было несколько церквей. Кра„сивый, великолепной архитектуры 11И- 
ха^йловский собор, построенный на средства, собранные са^-лими ра.бочи- 
ми, украдпал жилую часть завода. 

В большие праздники в соборе и на улицах можно было видеть ра- 
бочих в ка(аганах старинного покроя. Это были мастера, получившие каф- 
таны по Царскому ука.5у в награду за отличную работу и разные за.слзти. 
Они очень гордились Царским подарком, а сами со стороны остального 
населения, пользовались большим почетом и уважением. 

Лол од ежь любила сходиться вместе и гулять по улицам с пескя:лп 
и га,рмошкаа\Ди. Случались и драки между группой парней с одной улицы 
или района с такой же группой соседней. Это бытго в порядке вещей, 
но приучало неза.метно теснее держаться "своих" и не забывать о взаим- 
ной выручке. 

Кз поколения в поколение складывались характер и ка.чества Ижев- 
ских рабочих: тр-^-долюбне, независимость взглядов, любовь к к]эепкому 
семейному и общественномлг укладу, привязанность к своему кормильцу 
заводу, стойкость душевных ка.честв, горячее русское сердце, не склон- 
ное терпеть несправедливость и обиду, и готовность отдать все, не ис- 
ключая своей жизни, за родную страну и правое дело. 

2. 

Война и Революция. 

Мировая война, вспыхнувшая в 1914 г., внесла много перемен в 
л<изнь завода. Часть рабочих была призвана в ряды аршги, и ..пюгие из 
них отдали свою жизнь за Родину. 



- 17 - 

В1яесто ушедших на фронт нп все возрг.стт,вшее производство винто- 
вок л стальных изделий стали прибывать рабочие из 14осквы, Петрогра- 
да !: других промышленных центров. Количество новых рабочих росло, и 
к началу революции число р ботавших на заводе достигло 27.000, в том 
числе несколько сот женщин. Считая крестьян, рп.ботавптих в лесу и на 
перевозках, на заводе и для завода работало до 40.000 человек. 

Среди вно^ь прибывших было значительное количество сторонников 
разных сортов крайних учений. Как и везде, они вели предательскую 
"оаботу по разрушению старой России и подготовляли захват власти, 
пользуясь временем войны. 

И добились своего. Вспыхнула революция, развалился отронт. 

РЬкевцы, призванные в армию, начали возвращаться домой. Они на- 
деялись вернуться к своей привычной работе на заводе, но пришельцы 
заняли их места. К тому же и рп.боты из-за начавшейся разрухи стало 
меньше. 

Образовавшиеся ботгьшевицкие комитеты, сплошь из пришлого элемен- 
та, очень враждебно встретили вернувшихся с о?- опта, как вро^:сдебно 
относились они и ко всем порядкам на заводе и к ча.стной жкзнп рабо- 
чих с ее "буржуазным" укладом. 

Два рп.за избирался "совет" рабочих, и рабочие проводили беспар- 
тийных и умеренных. Оба раза последовал разгон "советов" и аресты 
видны:: представителей населения, неугодных большевика:/.. 

Прибывших с фронта рабочих местная красная правящая головка ли- 
шила всех заработанных и заслуженных на заводе и на фронте прг.в и 
преимуществ. 

"З^.писывайся в партию и делай, что тебе прикажут комиссары, или 
жди очереди быть обвиненным в коктр-революции, быть арестоваиньп.! и 
подвез^гнуться пыткам и смерти в подвалах чекистов", - таков был 
Сдшсл "завоеваний революции", приготовленный для вернувшихся домой 
защитников Родины. 

Но вернувшиеся солдаты-рг'.бочие не пожелали вступать в партию 
бо11Ь!"^евпков. Они и на бронте, и здесь дома быстро познали преступный, 
разбойничий нрав новой власти и стали противиться ее преследованиям, 
произволу V: гнету. 

Созд.али "Союз (фронтовиков" - правление в номе Семенова на Ка- 
3 ан с ко й улиц е . 

Зг-.дача Союза - защита экономических интересов бывших рабочих 
завода, вернувшихся с (фронта. Устав не был утвержден бо'^ьшевистски- 
ш^ главаря11Ш, так как не говорил ничего о поддержке советской власти. 

1.113нь ст'-.новилась все тяжелее и тяжелее. Начали исчезать пред- 
меты перовой необходимости. Запрещалась свободная торговля. Введена 
карточнр.я система, по которой комиссары и их подручные получали все 
в избытке, п. рабочие - крохи. 

Пошли обыски, отнимали золото, серебро, деньги, перерывая весь 
домрлний скарб, выворачивая половицы, у некоторых по три раза. 

Готов1-лась хлебная монополия. Цель - прикрутить рабочего н за- 
ставить исполнять все прихоти советской власти, так как в Вятской 
губернии никакого голода не могло быть. У вотяков-крестьян огромные 
скирды хлеба накапливались тодт/т, и его запасы были неисчерпаемы. 

5-го или б-го августа произошло первое столкновение с бо'^'ьшеви- 
ка:-яп на базаре. Прекращая частную торговлю хлебом, они послали кон- 
ных милицейских разогнать хлебных торговок. Последние имели для от- 



- 18 - 

вешквг^.ния хлебгг безмены. Торговки накинулись нл милицейскизс, стащи- 
ли их с лошадей н побили безменами. Толпа на базаре помогла торгов- 
кгм кобпвать милицейских. 

Встречая сопротивление, советчики усилили преследования п рас- 
правы. Производились аресты купцов, мастеровых и др. Ис купцов нес- 
колько было расстреляно для устрашения населения. Ио рабочих иасте- 
ров убит ни в чем неповинный Круговых. 

Убит любимый рабочими токарь Сосулин. Он смело выступал иа со- 
браниях против большевиков, их притеснений и зверств. Возвращаясь с 
одного из собраний, он был застрелен из-за угла. 

11Ногие, предупрежденные об очередной расправе, скрылись из за- 
вода, нп^содя убежище в окрестных деревнях или в глухол! лесу, в сеи- 
лянкрл. Их жены тайно возили им продукты и сообщали о по"ю;:;снии на 
заводе и событиях вне его. 

А события на заводе и в России шли своИх'Л чередом. Багряные ту- 
чи кровавой гражданской войны начали заволакивать небо родной стра- 
ны и приближаться к Ижевску. 

Давно уясе доходили сведения о восстаниях и борьбе с большевика- 
ми на юге России, в Оренбургских степях, на Урале, в Сибири... 

Наконец, борьба против красных стала распространяться по Волге 
и подошла вплотную, когда ботгьшевики б-го августа бежали из Казани. 

3. 
Восстание. 

Захват Казани отрядом Каппеля и чехплш сильно всполошил больше- 
виков. Их Восточный С'5ронт резался в центре на две части. Главари 
большевиков в РТжевске получили приказ немедленно мобилизовать рабо- 
чих и двинуть их на Казань. 

Рано утром 7-го августа они собрали митинг н, вопя о спасении 
завоеваний революции, требовал от рабочих подчиниться приказу и вы- 
ступить на фронт. 

Союз соронтовиков был к этому готов и имел заранее разработан- 
ный план. Остальные рабочие присоединились к бтронтовикт.: и поддержа- 
ли их. 

Туф же бояьшевицким главарям были предъявлены требования из 10 
пунктов, из которых важнейшие: 1) призвать всех от 18 до 30 (40) лет, 

2) вооружить и обмундировать на заводе и отправить всех вместе, 

3) обеспечить семьи, 4) охранять завод и плотину рабочиьш, и т.д. 

Комиссары почуяли заговор. Их ответы: 1) не надеются справить- 
ся с мобилизацией и 4-5 сроков, 2) вооружить не могут - на лицо толь- 
ко 300 винтовок, остальные будут выдггны на (фронте; 3) о ссмья:>: будут 
заботт'ться; 4) плотина охраняется надежно и красноармейцаД'.ш, и т.д. 

- Кот1И так - не пойдем! - Долой советы! - послышались крики из 
толпы рабочих. 

Г'ольщевики поспешили закрыть митинг, но рабочие не разошлись. 
Председатель "Союза •и.>ронтовиков" Солдатов предложил перейти к штабу 
Союза на Казанской улице, и рабочие стройно, с пением ушли туда и 
продолжали обсуждать требования советчиков. 

Так началось открытое выступление против красной власти Ижев- 
ских рабочих, пока без кровавого столкновения. Но и оно не застави- 
ло себя дотгго ждать. Вечером распространилось известие, что Солдатов 
и многие члены "Союза фронтовиков" арестованы. 



- 19 - 

Рр.но утром 8-го .явгустп, загудел гудок. Этот заводской гудок от- 
личг'.лся большой мощностью, н его рев можно было слышр.ть за 40 верст 
ст" заводп. Рабочие бросились по условленному заранее плану в пристре- 
лочную мастерскую, где были винтовки и патроны. Разоружили растеряв- 
шихся часовых из пленных австрийцев, ра.зделили найденный залас пр.тро- 
нов - кому по 5-15, другим не досталось ничего. 

Красные разгоняют толпы на улицах, запрещают собираться, грозят 
расстрелом. На Нагорной части, где были каза.рмы красноармейцев, по- 
слыпались выстрелы. Напряжение наростало. 

Но вот на плотине появились вооруженные рабочие. Пришедший с 
горонта лихой унтер-офицер Осколков бросился вперед и дал первый вы- 
стрел по Заставе кра.сных, загородивших дорогу. Бой начался. 

Другой отряд рабочих по "Долгому мосту" двинулся в обход. Под- 
нялся весь завод. 

иое у кого были припрятаны винтовки. Но оружия было мало, и во- 
оружиться могли немногие. У красных было более 700 вооруженньп:: ро- 
та красноармейцев, две батареи, 100 пеших и 20 конных милиционеров 
и несг.олько "продовольственных" отрядов для выколачивания хлеба. 

Бой разбился чр. отдельные очагн. Дрались с ожесточением обе 
стороны. 

Около полуночи весь завод был очищен от красных, понесших боль- 
шие потери и разбежавшихся по разньцл направления!/^. 

4. 

Первые бои под Ижевском. 

Ночью враг бежал, а рано утром 9-го августа началась дружная 
работа по организации обороны. Все;.! было ясно, что "рабоче-крестьян- 
ская" власть постарается как можно скорее зад;^яцнть этот взрыв рабо- 
чего гнева. 

Борьбр. предстояла упорная и ожесточенная, не на жизнь, г. на 
смерть. Время было дорого, надо было немедленно выработать руковод- 
ство военными действитш и организовать вооруженные силы. 

Собравшиеся фронтовики выбрали Штаб Обороны в составе трех лиц 
- кап!ттанов Цыганова и Солдатова и поручика Зебзиева. 

Командование вооруженньили силаг^ш предложили полковнику уедпчки- 
ну, единственному строевому кадровому офицеру, оказавшемуся на заво- 
де. Стрелок 13-го Туркестанского полка, он получил бояьшой боевой 
опыт на Кавказском сТ)ронте и был награжден многими боевьши наградами, 
в том числе орденом Св. Георгия 4-й степени. Свою боевую слу>:сбу он 
начал молодым офицером еще в Японскую войну. 

Заведующий школой оружейных мастеров полковник Сорочннскпы ор- 
го,'1изоБал интендантство. Жандармский полковник в отставке Власов 
был призван в штаб. Другие оогщеры мирного времени, составлявшие 
мирно настроенный старший артиллерийский технический персонал, укло- 
нились от помощи восставшим. 

;1епосредственное ведение боевых действий пало на унтер-офицеров 
и оСлщеров военного времени, которых не успели добить война и "вели- 
кая бескровная. Большинство из них до войны были рабочими и технкка- 
М": на Заводе. 

Наиболее опытные из них назначались командующими "оронт^-'Ш" и 
командирами рот. "Ур-оптами" назывались нащ)авления, с которьсс угро- 
жа.л вра,г - Кчзапскнй, Северный, Гальяпскпй (пристань на реке Ка_1.1е) , 



- 20 - 

Агрысскнй (станция ж. д. к югу от Ижевска) и т.д. Отряд, действовав- 
ший на данном направлении - "Сфонт" - состоял из нескольких рот. 

В спокойное время роты по очереди несли охранение, по тревоге 
собиралггсь все. 

В первых боях участвовали только отряд (рота) артиллерийских 
технггков и отряд отронтовиков. По 1'лере усиления нажима красных орга- 
низовывалось все большее количество рот, число которых допло до 50, 
в средне!.'; силою в 100 штыков, иногда (на Северноы мронте) до 250-ти 
штыков. 

Роты имели номера, а некоторые из них и названия, ^гказывалощие 
на сострз роты. Были роты: "Техническая" - из техников завода, отлич- 
но действовавшая под командой своего энергичного командира, шт. капи- 
тана Кура.кина; были роты "крестьянские" состав которых был преимуще- 
ственно или полностью из крестьян; позднее была сформирована рота 
"Уч:о бдительного собрания"; 30-ая рота называлась "Лесной" сОормиро- 
ванная, повидимому, из лесников, и командовал этой ротой лесничий- 
поручик Лесин, выдающийся своей смелостью и умением производить глу- 
бокие разведки в районы красных, дававшие полные данные о силах и 
расположении противника. 

1ч;::евский завод зажил жизнью "военного лагеря". 

Рабочие сражались на фронтах, несли охранение, работали у стан- 
ков. Выделка винтовок, упавшая при бо-^ьшевиках до 600 штук в сутки, 
поднялась до 2500. 

Все население приняло участие в обороне завода - женщины корми- 
ли бойцов на фронте, рыли окопы, работали на заводе; подростки также 
рыли окопы, набивали пулеметные ленты, делали много другой работы 
по своим силам. . . 

Вое начались на другой же день после восстания. 

Утром 9-го августа с линии Казанской ж, д. предупредили, что для 
подавления восстания на завод направляется в поезде отряд красных. 
Полковник Федичкин немедленно собрал отряд в 300 Оротовикоз п высту- 
пил навстречу. 

3 5 верстах был встречен поезд красных. Быстро развернувшись, 
Кжевцы охватили поезд с обеих сторон. Красные, пытавшиеся выскочить 
из вагонов, падали тут же под пуля1'.ш Фронтовиков. Полк.Федичкии пред- 
ложил ИИ сда.ться, что они и поспешили сделать в количестве 300 чел. 

14-го августа большевики повели наступление с двух сторон: опять 
со стороны Казани и от пристани Гальяны. 

Со стороны Казани красные послали отряд в двух поезда:к, силою 
в две с половиной тысячи. Их встречает тот же небольшой отряд (орон- 
товиков в 300 человек. В б-ти верстах от завода Ижевцы разобрали 
путь, а сами укрыто расположились по сторонам в куста^х. 

Передний поезд остановился перед разобранным местом. Вследствие 
большой численности красных Ижевцы не обнаруживали себя и расстрели- 
вали их из югстов. Красные вывесили белые флагрг и сдались. 

Р'жевцы прекратили огонь, и в этот момент 40 красных бзоосплись 
бежать в лес. Все они были переловлены и оказались членалад Ижевской 
бо^ьиевицкой головки, терроризовавшей н-^селение завода и скрывшейся 
после восстания. 

Их связали и после исправления пути, в их же поездах, отдельно 
от ост.'шьных пленных р отправили в Ижевск для получения дотжной "на- 
градк". 



- 21 - 

По шоссе со стороны пристани Гальяны в этот день настз'пал не- 
бо1Ьпой отряд красных в 200 пеших и 50 конных с 4-мя пулемета:.:!!. 
Штаб обороны выслал против них роту артиллерийских техников под ко- 
мандой п т. кап. Куракина. Красные бе::сали. 

5. 

Бои у Ижевска 17-19 августа. 

Первые бои восставших рабочих были удачны для них, но указыва- 
ли, что красная власть не остановится ни перед какими :лера:^ш, чтобы 
садр.влть восставших. 

Действительно, 17-го августа враг снова повел наступление со 
стороны Казани и от г.Сарапуль через пристань Гальяны. 

0:::идая нового наступления со стороны Казани, Ижевцы в 12 верс- 
тах от завода выбрали на холмистой и покрытой кустами местности хо- 
рошую позицию, вырыли и умело замаскировали окопы, прорыли ходы со- 
общения, устроили наблюдательные пункты, измерили точные расстояния. 

На, позиции был поставлен постоянный гарнизон в 800 бо1щов под 
командой поручика Зебзиева. В б-ти верстах перед позицией ;:сел. дорож- 
ный пз^'ть был разрушен, чтобы не дать возможнос^'и бронепоездал против- 
ника подходить близко к позиции. 

Утро1>.'1 17-го августа красный отряд в 2000 пехотинцев, 200 конных, 
с 8-ью орудиями и несколькими десятками пулеметов, доехал до разру- 
шенного участка и начал разгрухсаться. В сторону Ижевска был посла.н 
конный разъезд. 

Дв1:гаясь по грунтовой дороге, шедшей рядо^л с жел.доро:;снын полот- 
но:.'!, разведчики проехали мимо Ижевцев, не обнару>:сив их. Двигаясь 
дальше, они доехали до пригорка, с которого бы.п виден завод. Нигде 
на до'ооге не было никакого двихсенпя. Разъезд вернулся и долог.нл об 
отсутствии "противника". 

Крг-.сные в походной колонне, без над.лежащего охранения, двину- 
лись на Нл.:евск. Р'жевцы подпустили их вплотную к позиции и здесь по- 
крыли колонну пулеметным огнем из своего единственного пуле1,;ета и 
перекзэестньш огнем винтовок с обеих сторон дороги. 

Г1ео;::иданное появление врага вызвало общую панику. Необстрелен- 
ные крестьянские лошади, бывшие в большом количестве в обозе красных, 
кинулись назад или в сторону, в лес, и расстроили ряды ко.лонны. На- 
чалось беспорядочное отстлшление. 

ГЬгсевцы преследовали врага б верст, захватив разное брошенное 
снаря:::еш:е и имуш.ество и ;1/1ного пленных. 

- о - 

Со стороны Гггльяны в зтот день началось наступление больших сил 
красньп:. На это-^ з^аз они собрали из своей 2-й армии все боеспособное 
и постали в Ижевск около бООО бойцов с 8-ью 3-дюймовЫ1.ш п^ппкгз.ш, дву- 
мя полевьши гаубица^ми и 32 пулеметами. В отряде было значительное 
количество кошлунистов и преданных красным латышей и мадья;]?. Отрядом 
ко:.1андовал опытный и осторожный бо-ттьшевкк Антонов. 

Несколько десятков артиллерийских техников под командой крлита- 
на Куракина загородилрт им дорогу. Антонов начал их окружать, но они 
скрылись в лесу. 

Наступила ночь. Антонов побоялся вступить в лесную просеку, по 
которой шло шоссе к Ижевску, и остановился на ночле^г в се.ле Завьяло- 
во. 



- 22 - 

Ночью Куракин отправился на савод, взял несколько пудов пороха 
к вернулся в лес. В 6-7 верстаке от Ижевска был подготовлен взрыв ио- 
ста к оставлены два, подрывника не отряда Куракина. Один не них, Вла- 
ди: птр Аксенов, кончил Боткинское средне-техническое училище, (•пннлия 
второго не сохранилась. 

После полудня 18-го августа колонна Антонова подошла к Ижевску 
на б верст и начала переходить мост. Раздался взрыв, и 200 кз^асных 
полетели на воздух. Поднялась паника, с трудом прекращенная. Но ге- 
рои подрывники были обнаружены и тут же расстреляны разрывньпп: пуля- 
ми . 

Восстановив порядок, красные выкатили пушки и начали обстрели- 
вать Ижевск. 

Загудел гудок. Гудел, не перестпвая. Отовсюду стекались рабочие, 
формировались стронтовиками в роты и шли в сторону противника. 
У шоссе при входе в лес полковник Федичкин встречал подходивших и 
направлял в лес по обе стороны шоссейной просеки. Он решил окружить 
красных со все:: сторон и уничтожить весь отряд. 

Пол командой капитана Цыганова Ижевцы распространились по лесу, 
обходя левый фланг противника; шт. кап. Перевалов обходил правы.й 
соланг и имел задачу зайти также в тыл красному отряду; шт. кал. Те- 
рентьев действовал с фронта. 

Подходившие позднее роты направлялись на усиление ушедших рань- 
ше. Старый лес скрывал все движения Ижевцев. 

Когда со всех сторон показался невидимый до того противник, крас- 
ные развили бешеный огонь. Кжевцы залегли в лесу или залезли на, де- 
ревья, отвечая редко, но метко. 

Ночь застала обе стороны на. занятых позициях, и огневой бой по- 
степенно затих. 

Близился рассвет. Вытянувшиеся вдоль шоссе цепи красныгс беспо- 
мощно лежали перед двумя стенами темного леса. 

Рявкнул могучий гудок. 

Раздарось громкое' "у р а", и жестокая штыковая атака закончи- 
ла су1',ествование красного отряда. Ижевцы захватили в полной пспра.в- 
ности все орудия и пулеметы и бояьшой обоз красных. 

Антонову удалось бехсать с небольшой группой своих подчиненных. 

Население РТжевска третий день тревожно ожидало развязки. 

Быстро разносится радостная весть - полная, блестящая победа. 

1'1жевск встречает возврГл,щение своих героев колокольнЫ!: звоном и 
крестньы ходом. На глазах у всех слезы, на устах молитвы ь' приветст- 
вия победителям. Соборный хор поет благодарение Всевышнему. 

б. 

Восстание на Воткинском Заводе. 

В тот день 17-го августа, когда красные повели с двух сто]оон 
наступление на Ижевцев, собираясь сокрушить их сопротивление, их 
ожидал новый удар - восстание Воткпчцев. 

Положение в Воткинске под игом большевистской власти созда,чось 
такое же, как и в Ижевске. Те же преследования со стороны ко1.П1Сса- 
ров - об'юки, аресты, пытки в чека к, как в Ижевске, "особенное вни- 
манпе" к вернувшимся с войны защитникам Родины, организовавшим "со- 
юз Фоонтовиков". 

Но у Воткинцев было очень мало оружия. Договорившись с 1Ь:севца1ЛИ, 
Воткинцы П;лтгото вились к выступлению. 



- 23 - 

Союс "оронтовиков", около 180 человек, под командой унтер-о(5и- 
церр, Корякова, тайно выбравшись с завода, направился в К::севск за ^ору- 
жиеи. Получив оружие, отряд Боткинских (фронтовиков и 1 5-ая рота Ияев- 
цев подошли утром 17-го августа к заводу и быстрЫ1\я ударом опрокинули 
отряды красных матросов и красногвардейцев. 

Председателю Совета удалось бе::;ать, но его охрана была зг^-гваче- 
на почти целиком. Озлобленное птоотив советской власти население не 
дало ИИ возможности ускользнуть. 

Бой закончился, и рсадостный колокольный звон раздался со всех 
церквей. Хаттели Воткинска, как на Пасху, радостно обнимали^п привет- 
ствовали друг друга. На похороны павших в бою освободителей собра- 
лось почти все население завода. У открытых могил люди плакали и да- 
вали клятву заш.ищать вновь завоеванную свободу и Родину до последне- 
го издыхания. 

Так вспоминает об этом дне один из Воткинцев, который участво- 
вал в восстании Ижевцев, потом вернулся в свой родной завод и был 
назначен затем командиром 4-го Боткинского полка. 

После окончания боя лишь немногим красньш удалось спастись бег- 
ством, главным образом в сторону ст. Чепца, Пермской жел. дороги. 

Большое число разбежавшихся большевиков было выловлено. Один 
из (хоонтовиков - !■!. И. Агафонов - захватил удиравшего кон :ого милицио- 
нера, спешил его н, не теряя времени, стал собирать бывших кавалери- 
стов, положив основание к сформированию Боткинских конньп: частей. 

Этот доблестный и энергичный воин погиб в одном из боев при са- 
ш;ите завода. 

Как и в РТжевске, Воткинцы энергично принялись за организацию в 
воору::-:епных сил. Во главе командования был поставлен летчик капитан 
Нилов. Начальником штаба был выбран капитан Юрьев. Эти два офицера 
были единственными кадровыми ос'ицерами старой Армии, бывшихли в Вот- 
кинске . 

Капитан Нклов оказался неудачным командиром, и его действия вы- 
звали неудовольствие Он проявил мало энергии в организащ-ш бо'рьбы с 
большевика1\ш и больше занимался политикой в духе углубления револю- 
ции по рецептам Керенского ; а не спасением Родины. 

На обш.ем собрании старшего командного состава и представителей 
общественных организаций на должность ко^ландующего Боткинской армией 
был выбран кап. Юрьев. Юанитан Юрьев был энергичным организатором^и, 
обладая талантом хорошего оратора,, умел привлекать всех к друха-юй 
работе, подбадривать в неудачах п, во время тяжелых боев, вселя':"Ь в 
ряды Зоткинцев уверенность в успехе. У Воткинцев он пользовался боль- 
шим дове]ЭЕем и любовью. 

Присоединение Боткинского завода с его большим население:.:, при- 
мерно равньш населению Ижевска, удвоило ряды восставших. 

Началась энергичная борьба двух огромных русских заводов и при- 
со единившихся к ним крестьян с кровавой большевистской вл.астью, борь- 
ба, полная подвигов, самопожертвования и любви Р Родине. 

Если бы родившийся в Воткинске великий русский композитор П. И. 
Чайковский мог быть свидетелем этой борьбы, то к его чарующи:.: :.1узы- 
кальны:.! произведениям прибавилась бы еще одна увертюра. 

В этом произведении, к знакомы1Л мотивал! "Увертюры 12-го года" 
- к пе;оезвонам церковных колоколов - прибавился бы шум фабричны:: . 
станков, прерываемый ревом заводских гудков и перекатшли пулеметных 



- 24 - 

очередей, а среди звуков чу?!<дой марсельезы, ставшей гимном рлгсскттх 
революционеров, можно 'было бы услышать мотивы мадьярских военных пе- 
сен, :оаспеваемых на подступах к осалсденным заводам ожесточеннш.ш 
наЙ1.1пта1'.ш красного интернационала. 

А. Ефимов. 
(Продолжение следует) 



ГИМН БЕЛЫХ 
(Посвящается генерп.лу Л.Г.Корнилову) 

Мы слуги России, мы дети народа, 
Мы верные рыцари Белой Мечты. 
Наш лозунг: Отчизна, Закон и Свобода, 
Держа.вная воля родимой страны. 

Отвергли 1лы иго кровавого строя: 
Под красное знаа^я слузхить не пошли. 
Под стягом трехцветным, по зову ге]зоя, 
Распятой Отчизны мы честь сберегли. 

Под небом свинцовым, не зная лазури. 

По ьяорю ::ситейскому яростных вод 

Плыл смерти навстречу, сквозь грозы и бури. 

Под парусом белым отважный наш челн. 

Испытанный кормчий железном рукою 

Тот челн направлял сквозь туманы и 1.гра,к, 

К ярко горел лучезарной звездою 

На стенах Кремля путеводный маяк. 

Но Бог ниспослал испытанье России, 
Победы нам не дал безжалостный рок. 
Слепыми волнаг.ш безумной стихни 
Скшт Вождь незабвенный, разбит наш челнок. 

Кружимся по свету мы пылью земною, 

Страда.ем и гибнем по лику земли. 

Но свято храним мы своею душою 

Нага клич боевой: "Все - для счастья Руси!" 

Мы слуги России, мы дети народа. 
Мы верные рыцари Белой Мечты. 
Наш лозунг: Отчизна, Закон и Свобода, 
Державная воля Великой Страны. 

■ + Но Н.Николаев 
Доброволец-первопоходник , 



- 25 - 




Бронепоезд 

"ГЕНЕРАЛ АЛЕКСЕЕВ" 

(Выдержки но Краткого Военного Ка- 
лендаря) 

24.8.1919 г. Боевые действия меж- 
ду рекой Котлубань и рекой Сглсар- 
кой, в районе расъесда Панышшо и 
оставление бронепоезда. Убиты б 
солдат. Ранены: полковник Стт>о.но- 
любскнй и 10 солдат. 

Подзэобности боя таковы: 

В 2 часа ночи 24 августа было получено приказание за,нять к 5 
часаи утра позицию в районе разъезда Паньшино к реки Сакарка, где и 
действовать совместно с бронепоездом "Вперед за Родину" и конныни 
частя!.!!! генерала Улагая. Около 7 час, бронепоезд, будучи головныи, 
имел бой у моста через р, Сакарка. Бой протекал в крайне невыгодных 
для бронепоезда условиях, так как последний подвергался обстрелу 
красной артиллерии в лоб и с правого аланга одновременно. К 8 часам 
утра бронепоезд получил уже пять прямых попаданий и имел трех убитых. 
К этоиу вре/./шни части ген. Улагая были оттеснены красньын от юхсного 
берега р. Сакарка и отошли немного к Ю.З. К 11 часам утра выяснилось, 
что артиллерия красных заняла позицию группа1./1и вдоль древнего вала 
и :::ел.дор. линии. Для бронепоездов создалась почти невозмохсная об- 
стсановка. Фланговый огонь красной артиллерии преследует их на протя- 
жении всего боевого участка длиной в 12-15 верст. Прямые попадания 
следуют одно за другим, дел.до'оожные пути перебиваются снарядами. 
К 1 часу дня красной артиллерией приведен в негодность мост через 
реку Котл"'бань в тылу бронепоездов и всозэе же прочно занят ш.ш, при- 
чем та:.: же захвачен вспомогательный поезд. Далее, вследствие разру- 
шения ж.д, пути артиллерийскими снарядами, оба бронепоезда о::азались 
запезэты.1и, Шу1ея свободный участок менее одной версты, что лишало их 
во31:о;::ности путем маневрирования уходить из-под огня прг.стрелявшей- 
ся а'этиллерии красных. Последствия не за:\Аедлили сказаться. Около 
двух ча.сов дня неприятельскими снарядами бала заж^сена пуле:.^етная 
платпорма. Большая часть обслуживавшей ее команды убита и ранена, 
часть пулеметов разбита. В одном из орудий неприятельски:.! сна:оядом 
позре:::ден поворотный з^^еханиз:.:, в друго:.'! заклинился снаряд. Осколком 
сна:ряда поврежден бр он епарово.3." Пешая разведка бронепоезда уст-апови- 
ла, что ::с.д. дефиле в тылу у бронепоездов занято красной кавалезэией 
с п^г.тте:.1ета:.'1И на тачанках. Таким образом, да^ь знать пеним порядком 
на ст.Котлз7"бань о происшедшим не представлялось возможньпл. С б ;о о не- 
поезда "Вперед за Родину" начали пост^гпать донесения о том, что он 
совершенно небоеспособен. Всг.оре после этого бронепоезд "Впезэед за 
Родину", наехав на перебитый путь, потерпе.л крушение. Учитывая соз- 
давшееся положение, около 3 час. дня решено бы.ло спешиться, взять 
легкие пулеметы и цепью отходить в Западном направлении для соедине- 



- 26 - 

нкя со своими частя1Л1. Дабы не дать возможность красныи, по нсправ- 
ленкп Пути, увести бронепоезд "Генерал Алексеев", последний был пу- 
щен на бронепоезд "Вперед за Родину", что повлекло за собой круше- 
ние. Ведя это, красные сосредоточили по бронепоездш^! весь артилле- 
рийский огонь и пошли в атаку. Первым выскочили из дефиле кавалерия 
и шглеыетные тачанки. Пуле.и^етным и ружейным огнем бронепоездных це- 
пей красные были отбиты. Цепи продолжали отходить, вре:лена1Л1 залегая 
и отстреливаясь от наседавшей красной кавалерии. Раненые затрудняли 
отход. Командир бронепоезда "Вперед за Родину" полковник Ско]хт1Тов- 
ским отбился от цепи своего бронепоезда и шагах в 100 от оставленных 
бронепоездов был настигнут группой красных всадников. По впечатлению, 
создавшемуся в цепи, он застрелился из и.-.шющегося у него револьвера, 
так КО.К по.дающим на землю его видели, когда красные были от него в 
нескольких шагах. Найденный на другой день его труп имел однз'- пуле- 
вую рану в область сердца, и, кроме того, у него было снесено лицо 
и чо.сть лба. выстрелом в упор из винтовки уже после его смерти. Руб- 
леньс: ран не было. Труп был раздет и в нескольких местах обохокен. 

Верстах в 4-5 от места оставления бронепоездов цепи били приня- 
ты на себя сотней нашей кавалерии, которая оказала помош.ь сначала 
огнем, а затем размещением раненых по лошадятл. Далее отряд бронепо- 
ездов присоединился ко взводу кубанской батареи, расположенному на 
позиции в этом районе. Часов около 10 вечера взвод этот снялся с по- 
зиции и отошел к деревне Котлубань. С ним постгедовал и личный состав 
бронепоездов, который затем пешим же порядком двинулся на станцию 
Котл^гбань. Здесь выяснилось, что контр-атакой конницы ген.Улагая 
около б час. вечера красные были оттеснены от ст. Котлубань и что оста- 
вленные бронепоезда находятся в нейтральной зоне между нашими и крас- 
ными. Потери бронепоезда: убитых б, раненых 11. нладшин урядник Ка- 
роль сгорел на пулеметной бронеплатформе. Большая часть потерь была 
понесена во время боя на бронепоезде. 

9.2.1920 г. Боевые действия в районе ст.Песчанокопская и ст. 
Белая Глина. Гибель бронепоезда. 

Под;ообности боя таковы: 

9-го февраля бронепоезд занимал позицию несколько впереди ст. 
Песчанокопская. Станицу и станцию занимал 1-й Кубанский корпус чис- 
ленностью всего до 700 бойцов при 4-6 орудиях, сильно утох.гленныы 
беспрерывньп.ш, более чем месячными боями и отступлением. Штаб корпу- 
са, интендантство и казначейство на ст. Белая Глина. Та-х же нагсодп- 
лись бронепоезда "Вперед за Родину" и "Тяжелый бронепоезд 1^^ 2". Око- 
ло 2-х часов дня, всггедствие наступления превосходных сил красньп:, 
из птаба '".орпуса был получен приказ об отступлении. Корпусу было 
приказано отходить вдоль полотна жел. дороги на ст. Белая Глина, бро- 
непоезду же "Ген. Алексеев" надлехсало прикрывать отступлеизш корпуса. 

01СОЛО этого же времени, со стороны ст. Белая Глина была услтлпана 
оживленная артил.лерийская стрельба.. Попытка включиться в жел, дор. те- 
лефонный провод, дабы выяснить обстановку на ст. Белая Гттцна., бттла 
безрезультатной, так как ст. Белая Глина не отвечала. Произведенная 
бронепоездом разведка в сторону ст. Белая Глина выяснила, что как 
станция, так и станица Белая Глина прочно заняты большими силали 
крас!1ой кавалерии с артиллерией. На станции шел грабеж составов. На 
горизонте в 3-4 верстах за станцией стоял недействующий бронепоезд. 



- 27 - 

Части 1-го корпуса, не вступая в бой, отступают в об1це11 напра- 
влении на стплицу Павловскую. Красная кавалерия преследует тс п ру- 
бит. Нгла артиллерия берется атакующей красной кавалерией. Бронепо- 
езд "Генерал Алексеев" открыл огонь по станции и пошел в нп.ступление 
с целью пробиться на ст.Ея, но вскоре с впереди идущего вспологатель- 
ного поезда прибегал на бронепоезд его личный состав, командир кото- 
рого до':о:::ил, что его поезд, вследствие попорченного пути, но. вход- 
ных стрелках сошел с рельс паровозом и несколькими вагона1'.ш. Означен- 
ное подтвердилось бронепоездной разведкой. С этого момента красные 
прекратили огонь по бронепоезду, так как, очевидно, считали его сво- 
им трофеем. 

Б]оонепоезд тоже прекращает стрельбу по красным. В казачьей ча- 
сти команды заьлечается нежелание продол;:(ать бой ввиду неизбелкости 
пленения бронепоезда. Отдельные небольшие группы красных подъезмают 
к бронепоезду на несколько десятков шагов, осматривают его, отвеча- 
ют, какой они части и пр. и затем отъезжают обратно. 

-■^огда начало те.'Лнеть, примерно около 4-5 часов, бронепоезд дви- 
нулся полнЫ-М ходом в направлении ст.Пес--ганоокопской и, не доезжая 
до нее верст 5-6, останавливается. Снимаются пансрамы и затзоры с 
орудий, портятся тя;;селые пут^еметы, команда оставляет бронепоезд, 
взяв легкие пулеметы, и пешим порядком отходлт по направлению стани- 
цы Павловской. Дабы замаскировать место остчавления бронепоезда, а 
бронепоезд привести в негодность, последний без механика был пз''Щен 
полним ходом в сторону ст.Песчаноокопской. Дальнейшая судьба его не- 
известна. 

Команды бронепоезда г вспомогательного поезда, в составе около 
65 человек, следуя через станицы Павловскую, Успенскую, Ралеватскую 
и Те;,.1к:хбекскую, не встречая к"оасных частей, прибыли к вечеру 12 сюв- 
раля на ст. Кавказскую. Как потом выяснилось со слов одного о(' ящера 
с тя;:селого бронепоезда Р 2, единственного из чинов двух бронепоездов, 
бегсавпего от красных, конная группа красных наступала на ст. Белая 
Глина от станицы Ьгорлыцкой. "Взорвав ж. д. мост через реку Ея, она за- 
тек с тыла и левого йланга' повела наступление на станцию и станицу 
Белая Глина. Бронепоезда "Вперед за Родину" и "Тя::селый бронепоезд 
^;5 2" были врасплох захвачены красньми в районе ст. Белая Глина. Лич- 
ный состав обоих бронепоездов погиб. На ст. Белая Глина были зарубле- 
ны кт)асны1..ш: командир 1-го корпуса генерал Крылсановский и чины его 
штаба. Красная конница, преследуя отходившие кубанскрхе части, произ- 
вела ла;;;б налет на ясел. дорогу Тихорецкая- Кавказская, сопрово;::давшпй- 
ся порче": пути и телегра(?ной линии. Станция же Кавказская занималась 
ими около часа- В ото же время база бронепоезда находилась но. одной 
из проме::гуточных станций между Кавказской и Тихорецкой. Из оставших- 
ся на базе чинов бронепоезда был составлен отряд для отрогсения могу- 
щего бы.ть налета красных на станцию. Ввиду отсутствия паровоза база 
бронепоезда была разделена на две части и путем прицепки к про::одпв- 
шим поездам вывезена на ст. Кавказскую, через два часа после очище- 
ния ее от крг.сных. 

Кап. А. Осипов 
(Продолжение следует) 

оОо 



- 28 - 



Е у1 Ш а Н. 



В степях половецкпх, привольных и диких, 
Растет эта травка "Е1.1шан"... 
Былинка душистая, силы великой. 
От недугов злых талисман. . . 



В двенадцатом веке два брата, два хана 
На Русь совершали набег... 
О полоном великим Отрок со Сырчаном 
К степям направляли свой бег... 

И вот ук пред ними родные улусы, 

И вежи рядами стоят. • . 

Вдруг, крики и стоны... То грозные Русы, 

Настигнув, половцев разят. 

Сгорели улусы, а жен половецких 
Князь русов на север угнал. 
Сырчан схоронился в осоках Донецких, 
К осогам Отрок ускакал... 



Р годы прошли над Донецкою степью, 
Где раньше был половцев стан, 
Лишь дикие гуси проносятся цепью, 
Да волк пробежит, иль кабан... 

Но... снова усобица Русь раздирает, 
Скончался гроза--1ономах. . . 
Сырчан ободрился, половцев сзывает. 
Готовит набег в кипчаках. 



Гонца и певца посылает он к брату, 

Что стал у осогов царем: 

"Иди и поведай: уж нет супостата, 

Мы вольно, как прежде, живем. 

Зови его к нам в половецкие дали, 

Скажи, что зовет весь народ... 

Ты в песне пропой, как мы русов бивали, 

Как брали ясык на свой род... 

Р1 если отказом ответит на это, 

И песня его не проймет, 

Ты брату дай в руки былинку, вот эту: 

Понюхает он - и придет..." 



Пирует Отрок. Он владыка осогов 
И многих кавказских племен, 
Он свитой князей покоренных народов 
1'| множеством жен окружен... 



- 29 - 

и пенятся кубки напптков кавказских, 
К льется вино на ковер... 
Но больше пьянит взор красавиц абхазских 
И пылких черкешенок взор... 

Вдруг вводят гонца и певца от Сырчана... 

И выслушал брата наказ 

Владыка осогов, гроза Дагестана, 

Как был, не поднял даже глао... 

Певец Запевает степные напевы. . . 
Отрок прерывает певца: 
Движением быстрЫ1л, сурово и гневно 
Он прочь отсылает гонца. 

Певец замолчал, из-за пояса вынул 
Он быстро какой-то комок 
р! грозному хану на руки он кинул 
Е1\шана душистый пучек. . . 

!'■ ахнули гости от дерзости этой 

У' ждут уже казни ... А хан , 

Склонившись, заплакал, как плачут лишь дети, 

К лицу прижимая емшан . . . 

Что с ханом? Он плачет? - кругом вопрошают... - 
Его отуманил чихирь... 
Владыка осогов гонца обнимает, 
Певца приглашает на пир... 

У' в ночь эту тайно осогов владенья 
Оставил с дружиною хан, 
К с гор ; ко стептл половецкого племя, 
Спустился его караван. 

- о - 

Уж степь пробудилась. Редеют туманы... 

Росы заискрился алмаз... 

Отрок поспешает, и травку емшана 

Он Мочит слезами из глао... 

И солнце слепит уж стрелами златыми. 
Колчан его алый - восток... 
Все едет с дружинниками со своими, 
Все едет и шепчет Отрок: 

"Богатство и слава, что в них на чужбине? 
Лоих им не вылечить ран... 
Пусть лучше в степи безизвестным я сгину, 
Где благоухает емшан! ..." 

+ Поручик Н.П.Харьков. 

Примечание: Душистая травка, что по татарски зовется емшан, рас- 
тет в степях Донского края и зовется на Дону щебрец, а в некоторых 
станицах чебрец . 

Б. Турчанинов. 



30 - 



ПУТЕВЫЕ ЗМЕТК1>[. 

"В степях по'^овецккХ; щэиволь- 
ных и дикпх, растет этп. травка (по 
'Т'г;.Фарски) Е>.шан, былинка ДVШIСтая 
силы великой, от недугов слых талис- 
ман..." т^.х. 

1. 

Щ е б р е ц . 

Слыхали ли вы когда-нибудь, ка.к в придорожных кустах горлинка 
стонет? А ка.к в приозерных ка1/.ышах чибис плачет - не слыхали? л;аль. 
А вот когда из дали степной несется ржанье табуна, бегущего на водо- 
пой донской волны, или как сверчок под лавкою звонит, а иесяц тихонь- 
ко в окошко глядит? Тоже не слыхали? - Ну, а видали ли вы, как над 
вершиной седого кургала, возвышающегося над степью донской, орел си- 
зокрылый неподвижно парит, как изваяние? Стога буреющей соло1.1Ы и 1:у- 
ра.вель задумчивый на них? - Кто слыхал, кто уто ьидел, тот по^шпт и 
сейчас прелесть степи... степи Тихого Дона. Но больше всего в степи 
весной, леток и до глубокой осени, аж до Покрова Пресвятой Богороди- 
цы - вас охватит в степи запах скошенной травы, свежего сена, и раз- 
ных степных цветов. Особенно один запах сильный, пьянящий п, раз ус- 
лъш1ав его, вовек не забываеь'.ый - душистый Еьиан. Цвет его - средство 
целебное от недугов, ран... А на Дону его звали Щебрец, 

На Троицу в городах, станицах, хуторах, в каждом доме на полу 
зеленая травка, над дверьми ветки березки, л'шы, молодого дубка, 
акгдпи; к свежестью пахнет, и праздник з доме, В углу, под образа^ли 
мерцп,ет огонек лампады и чуть слышно пахнет Е1\шан - по ка.за.чы1 Пеб- 
рец. 

Последний раз приложился я к Пресвятой Богородице н.а праз,^,ннк 
Покрова, в станице Ольгинской, в станичной церкви, 1-го октября 1918 
года. Большой образ, в богатой ризе, увит хризантемами. Образ лежит 
на есге зеленой травке, и... пахнет былинка душистая, Щебрец... 

Последняя Троица на Дону - 1919 год. В степи станиц Акса,нской, 
Александзэовской, Ккзитириновки - последний раз трава косилась для 
праздника, и в каждом доме была зелень, и пахло свежестью, п пахло 
тонко 1',ебрецом. - Уезжая с Дона, многие казаки с собою в сумку бра- 
ли пучек этой травки, Г^^ебреца, а по-татарски Е^шан, и верили в свой 
талисман. Эта травка, запах напоминали свое, степь, станицу, Дон, 
родимый край. С нею и умирали за честь отчизны, за славу дедов и от- 
цов. 

Все это и многое другое не раз на протяжении детства, ранней 
юности я видал, слыхал, перечувствовал, проезжая на бричке, а боль- 
ше верхоь.т по донским стептс. Р запечатлелась на всю жизнь вся непо- 
втори:1ая гамма волшебных звуков тех далеких лет родного края. Нпгде 
такого нет другого. . . 



- 31 - 



2. 



Степная рапсодия 
(Двадцать с лишним лет спустя) 

Вернемся мы насад 5Н снова сад вишневый 
Покроет старые знакокме места. . . 

Широко раскинулась бескрайная степь широкая. 1-1ерно колышется 
степной ковыль, н, серебром переливаясь, волна за волной бегут по 
его шелковой поверхности. Мишина степная нарушается лишь клекотом 
орла, ко.к на ниточке повисшего над бескрайностью. Легкий на.клон - и 
на. распластанных крыльях перемещается на сотню метров, и опять за- 
стыл в своей выси. 

Кое-где, изредка, перепел совет - "пить пойдем, пить пойдем", - 
и через короткий промежуток времени вдали чуть сльшгно другой ему в^ 
ответ: "пить пойдем, пить пойдем". Вот и все звуки степные в г^аркнй 
летний день. Но это - если не прислушаться. А прислушайтесь - Боже, 
как много разных прелестных звуков. 

В жаркий полдень жаворонок тихо поет, над дорогой поднявшись, 
на месте крылышками машет. Пчелка жужжит, мухи - и те поют на разные 
тоны. А стрекозы, как миниатюрные аэропланчикп, стрекочут, да жук 
этакой трещеткой над кобылью промчится и на дорогу плюхнется, и по- 
шел коБЫляФЬ по пыли, на ходу укладывая свои крылышки. 

Особый и только тем местам присущий запах - смесь мяты, меда, 
сухой тра,вы - можно услышать только там. Но Шебреца там нет. Вдали 
"спят югрганы темные", таящие тайны веков, ушедшие в невозвратное 
время. Несколько дальше ветряк машет неутомимо своими крылья:.!!!, а 
ЧУТЬ левее в ГVСтыx садах вишневых утонуло красочное село, как бы 
уснувшее в полдень знойного дня. 

Хороши и привольны южно-русские степи Таврии, преддверье Крыхла, 
веками обильно политые русской кровью. Потому и маки тШу! цветут кро- 
ваво-красные. Ьсли на 1'АГновенье забыть недавнее прошлое, жуткое на- 
стоящее и совсем уже мраком покрытое будущее, то, глядя на степь, 
на доротз»^, вдыхая пьянящий воздух, невольно переносишься в атмосфе- 
ру жизни и быта времен "1'1иргорода" и его героев, так красочно опи- 
санных Н. В. Гоголем. Но то ушло. Унесла река времени благорастворе- 
ние воздухов и тот мир, которого уже не бл'^дет. 

"... видно, бес водил нас в поле, 
да кружил по сторонам..." 

В этих местах пришлось побывать ранней осенью 1942 года. 

Здесь прошли броневые дивизии нашествия с запада. А пото:.!. . . с 
востока на запад потянулись густые колонны русских измученных людей 
в серых шинелях. - Несколько раньше доморощенные тевтоны особого на- 
зн.ачения, не хуже броневых дивизий, прошлись по этим места1л и также 
гнал!! колонны разоренных русских измученных людей куда-то в северном 
и восточном направлении. А еще глубже в века ушедшие заглянуть - раз- 
ные татары, монголы, тVрки проутюжили степь широкую и тоже гнали ве- 
лико:.'!учеников земли рVССКой, тояько уже КVда.-то на юг... .1ногостра- 
дальная скибхгкая степь... 

С такими обрывкшш дум и воспоминаниями из исторш! моей родины 
- что зна,л, что помнил - я и мой спутник катились на некоем четырех- 
колесноь.1 сооружении, носящем название шарабана и влекоь.^ом, поднимая 
густую, только русским дорогам присущую родную пыль, двумя мохнатыми 



- 32 - 

нискорослыми лошаденками, которые, с раогону перебе^сав, как по кла- 
вгппа:.'! рояля, деревянный иосткк через узкий ручей, вкатплк нас на 
главную улицу как бы уснувшего села, перепугав своим впдо1.1 и укас- 
ны./! скрипои всех частей нашего транспортера выпорхнувших из пыли двух 
ворон и оч^.плелого от сна пса, который что-то хрипнул заспанны:.! соба- 
чы:и голосом, причем из ноздрей его, как у огнедышащего зиея-горыны- 
ча, вылетели две струп пылх^, втянутой собачьим носом во вреня сна, 
отчего сконс5уженный страж, поджав хвост, поплелся в тень згбора из 
подсолнухов. Насколько красочно выглядело издали утонувшее в зелени 
садов село, настолько жутко бедныгя оказалось оно перед гл^за1-.;11, пока 
мы его миновали. 

Несколько сгоревших хат обугленной жутыо покоились на буйно раз- 
росшейся б;^грьяне. Убого выглядс-ли сохранившиеся - по всем признака1Л, 
с незапШ'.'Гятных времен. Не вид^о домашней птицы, не видно скота, по- 
чти не видно людей. Все угнано ушедшими на восток. Остальное угнано 
и съедено, как саранчей; пришедшими с запада. Картина давнишней по- 
стоянной бедности V разорения, плюс недавние военные вихри. Выезжая 
из села, я вспомнил где-то, когда-то сльшанную или прочитанную ле- 
генду о тихо летящем над землей ангеле. V подумал: глядя на эту жут- 
кую тишь, ангел должен был бы заплакать. 

3. 

Ш араб а н 

"О славных страницах борьбы той сузэовой 
Певцы и баяны молчат..." 

Наш возница сивоусый, лет шестидесяти, Опя.нас, недавний конюх 
колхоза "Красная степь" (почему "красная"?) поведал, что это тот са- 
мый шазоабан, про который в годы гражданской войны сложили песню: 
"...Ах шарабан мой, а1>лериканка, 
А я девченка, да гт^.тэлатанка. . . " , - 
а во время оперировавших здесь махновцев выполнял функции пулемет- 
ной тачанки, в подтверждение чего кнутовищем показал на наше:.! сиде- 
нии четыре круглых дырки для болтов, когда-то державших катки "11ак- 
С1гма". На передке, давно стертом, когда-то было краской написано: 
"Не уйдешь", а на задке надпись гласила - "Не догонишь". Это истори- 
ческое сооружение, долженствовавшее пребывать в каком-нибудь 1.!з''зсе 
нашего времени, воскресило многое из прошлых лет и послужило причи- 
ной многих вопросов Опанасу, который, умудренный годаьш "ловчиться 
и приспособляться", ухмыляясь в ус, односложно отвечал: "Всего быва- 
ло". Видно, в карусельные годы "революционных лет" у Опанаса, дей- 
ствительно, "всего бывало". На правой руке не хватало двух пальцев, 
отсутствовало правое ухо, по виску к шее шла глубокая борозда. 

-.Обернувшись, он показал несколько пулеметных дыр в бор^'ах ":ара- 
бана и добавил: "Це красные". 

- А це билые, - указывая пальцем под сиденье, где отс^-тствовал 
один УГОЛЬНИК, поддерживающий сиденье. Несколько пог/олчав, обез^нув- 
шись к нам и хитро улыбаясь, сказал: 

- 11ахновцы им попьзовались, яки красных и бил":: билы, а вони 
нас теж... - и, задумавшись,как бы "-про себя доб^вгл: Эх, житья була, 
всего бувало... Ну, даешь! - вдруг крикнул он нч лошадей п со свис- 
том В31,!ахнул кнутом. 



- 33 - 

я понял - старик воскресил ис прошлого победный клич, что гу- 
лял тогда по всем просФорам взбалаглученной России, йы снова катились 
у}ке по степи, еще более живописной, еще более усеянной яркш.-ш пятна- 
ми красных маков. Поду/^ал, не здесь ли Глиер вЫ1лучивал сво!! бесша- 
башные звуки к опере "Красный мак". 

Перепела затихли, какая-то стайка птиц кубарем скатилась с вы- 
соты к подножью кургана, из-за которого метнулась темная тень степ- 
ного орла. 

- Бачьте, орел, кивнул на хищника Опанас, - а тоди був орленок, 
така писня була, - и замолчал. 

Я вник'1ательно стал разглядывать нашего возницу, его крепкий за- 
горелый затылок, широкую спину, мне видны его жилистые руки с остат- 
ком закорузлых пальцев, и вдруг я спросил его: 

- А ты, дядя, чего ж не отступил на восток? 
Не оборачиваясь к нагл, ответил: 

- А хай им грец, нехай соби втикають, без них, мабуть, лкшпе 
буде, 

- А ты, - спрашиваю, - в революцию, верно, в Красной армии был? 
Опанас как-то крякнул, пошевелил возжамн, сидя полу-боко1>:, ска- 
зал: 

- Опечатку був у красных, як с германской пришел, набачпвся бо- 
гато, не добре робилы, так я до билых перемахнувся, до казаков. Може 
слыхали, корпус генерала Мамонтова был. Донской. Всяко бувало. 

Лошади побежали с горки, шарабан -таш запылил среди кустарников, 
начались перелески, за одним из них был виден до тла сгоревший гсутор, 
у дороги, уткнувшись дулом Пушки в канаву, боком стоял танк с крас- 
ной звездой, с перебитой гусеницей. Опанас, указывая кнутовищем на 
хутор, поведал: 

- У девятнадцатом роке тут мени буденовец, как в атаке столкну- 
лись, ось што мени зробив, - показывая на шрам у шеи, - тилькп вин 
малость промахнувся, а я и доси то мисто знаю, кажинный раз, як мк- 
наю, та.к про себе и помяную д\ту раба Божьего, яку я до неба пустив. 

- Ого, да ты бывалый, Опанас! 
Опанас уx^шл ьнулся . 

- Всяко бувало, - говорит. - Как бы не соромно, так я б штаны 
сняв, та показал бы, як мене билые шомполамы отработалы, доси боком 
сидю. 

- Погоди, дядя, как же так, ты же у белых был? 

- А я потим до махновцев втик. Дюже строго у билых було: то не 
можно, це не можно, а у ма^сновцев все було можно, - гуляй соби и го- 
ди. Така хвиля була, молод був, другий раз горилки напьешься, так 
са^^1 соби атадман . . . Ну , а потим, як билые из Крыма вьш1ли, так под Ка- 
ховкой нас злапали, а мене спизнали. Полковник; який у казаков бл^в, 
коли я до них пристав, спизнав мене, як по строю полонены:: проходил. 
Як побаЧ11В мене, тай каже: да це ж Опанас. Ты, каже, собачий сын, у 
красных був, до нас пристал, а зараз до махновцев подался. Ото ж я 
тоби злыдень покахсу, як щастя шукать. Ну и показали, доси памятую. 

А чоловик добрый був, другий бы в расход пустив. 

Стазэик, помолчав, добавил: 

-Коли б знав, ш,о потим буде... Це вин правильно тоди сказав ме- 
нн. Ш.астя шукав, ото ж найшов це щастя... - Старик, видн'о, растро- 
гался. - Ну, давай, давай! - закричал он на лошадей; лошадки побежа- 
ли быстрее, вдали за перелеском показа,лись строения города. 



- 34 - 

4. 

Всколыхнулся Тихий Дон. 

То край родной восстал за честь отчизны, 
За славу дедов и отцов... ,-, т- 

Небольшой степной город, каких немало на юге России. Доиишки с 
когда-то зеленЫ11Ш ставншж, с данным давно некрашеными крыша:.ш, дво- 
ры с зетхиш-: покосившимися заборами. Пыльные улицы, обса:::енные ака- 
циж.ш, с ухабистыми тротуарами, заросшие лопухом, крапивой, колючка- 
ми . . . 

Центр, если можно так выразиться, это небольшая городская пло- 
щадь. На одной стороне церковь... без крестов, напротив старое, с 
претензией на монументальность здание местной управы, затем город- 
скок сад с вековыми разросшимися дубами, лппают, который пересекает 
пршлая главная улица, уходящая в степь - так и зовется "Степная". 

Проходя по улицахм и да^хе любуясь этими свидетелягмн ста]зого доб- 
рого времени и глубокого мира, мы обратили внимание на кое-где рас- 
клеенные, с грехом пополам отпечатанные афиши, громко гласящие: 

"В воскресенье в 9 часов утра в Соборе ( ! ) будет отслу:::ена па- 
нихида, по на поле брани павшим казакам в походе. Затем будет отсл^'-- 
жен молебен о чртспослании победы Хрт-тстолюбивому воинству, после ко- 
торого состоится парад (!) сводной группы казачьих войск". 

Переглянувшись, глазам не поверили. Снова перечитали. Вниматель- 
но рр.сснотрели афишу, и показался нам этот лист бумаги какгп.!— то 
опять вспыхнувшим тем светочем, что зажжен был на Дону больше двух 
десятков лет тому назад. Не слова на ней были, а музыка, мелодии тех 
лет как бы за.свучали над нами. За живое задели памятные слово., фа- 
зы... "павшие на поле брани"... Вспоминаются лица юные, безвре:.1енно 
павшие на полях брани за Веру, Царя и Отечество, а вскоре и другие 
такие же и еще более юные, павшие на родных полях за Русь Святую... 
"О ниспослании победы Христолюбивому воинству..." Вспоминаются - 
бо-^ьлая плош,адь, на ней ровные ряды, много коленопреклоненных рядов 
с обна:::еннЫ1\ш головами, над ними - лес сверкающих штыков, перед ни- 
ми священник с поднятыил благословляющим крестом, кругом хоругви и 
задушевные песнопения хора молебна. 

"Парад сводной группы казачьих войск" ... и опять перед глазами 
плош,адь, ровные, стройные ряды конницы, под звуки оркестра и все за- 
глушающего "ура" проходят сотни казачьих полков, уходящих на фонт, 
в блеске оправы их оружия, снаря>?:енпя, и над ними лес колыхрлощихся 
пик. Как все это было давно, и вдруг... Пошли в управу убед1;!-;ться, 
что это не галлюцинация. Какие-то старички, новые отцы города, разъ- 
яснили нам, что на- днях в их город прибыла большая группа казаков с 
Дона, с семьями, походны.! порядком в военном строю, в г'юрие, с о]эу- 
жиеи п с осоициальным разрешением германского командов;л.ння двигаться 
в тыл. Под постой им отвели школу, сразу за городским садом- 

Несютря на торопливость нашего Опанаса пускаться в обратный 
путь, все х:е решили осФаться еще на один день. Была суббота. Выйдя 
из упрсавы, пересекли сад, вышли на широкую улицу и сразу увидали 
здание школы, а на всей территории двора, вдоль забора, ровнЫ1:г ря- 
даит: выстроены возы с подняты^у/п-? кверху дышлами, между которынп на 
натянутых веревках было развешено разношерстное сушившееся белье. 



- 35 - 

В з'тлз'" двора шла стирка, бегали женщины, девушки, одни бетье снима- 
ли, другие мокрое вешали, справо. была правильная коновязь с лошадьми, 
несколько казаков чисп^или своих коней, задавали сено, мелькали лш.:- 
пасы, зеленые гимнастерки, синие погоны, кой у кого с лычка1.ш, бега- 
ла детвозэа, несколько овчарок лежали под возакш, у крайнего воза 
блеяли овцы и несколько коз. У ворот ходил казак с шагакой через пле- 
чо, в старом, давно выцветшем обмундировании, но подтянутый, вроде 
дневальный у ворот, чуть дальше несколько казаков стояли, ок]:)у::сенные 
группой горожан; сльшен громкий разговор, прерываемый смехом, воз- 
гласа1.'Л1. У главного входа в школу мы сразу заметили в коридоре двух 
оодщеров, решили подойти. 

Поздоровались. "Здорово дневали". Улыбаясь, выходят к на1.1. Оба 
пожг1ЛЫе, загорелые лица, на обоих старые, когда-то серебряные пого- 
ны (где сохранились?) - сотник и есаул. Сбоку простые казачьи иашки. 
11ой спзгтник только и мог сказать: - "Пришли, знад.чпт?" 

- Ушли, - говорит есаул, улыбаясь, а сотник добавляет: - И ухо- 

ДШчС. 

- Вы что же, - спрашивают, - с запада? 

- С запада. 

- Ну, а мы, вот, с востока. Вот и встретились. 

- Вкпюдпт, что вроде опять встретились, - говорр!Т мой спутник. 
- Вы где же были тогда? 

Обо. рассказывают: в мировую войну воевали в дивизии генерала 
Каледина, в гражданскую - в корпусе генерала Мамонтова, а пото. I в 
корпусе генерала Гусельщпкова. На эвакуацию в Новороссийск дойти не 
успели. Схоронились. Ну, а потом... и вспоминать не хочется. "Сей- 
ЧП.С, вот, идем на формирование казачьего корпуса, наш-то атаман, 
Петр Николаевич Краснов, ждет нас, голос подал, ну и... вскольпшул- 
ся Дон, а трм, как Бог даст." 

Долго беседовали, уже сидя в их комнате. Многое рассказали ка- 
заки за все годы. Грустно было с.тгышать всю горечь их слов, слов се- 
дых утомленных людей, которые в годы 1-й мировой войны были острием, 
ушами и ГоЛаза1^(1И русской армпив Восточной Пруссии, на Карпатах, у Пе- 
ре:.шшля и т.д. Но все было как-то привычным слушать для того време- 
ни, для тех мест, от всех слоев населения. С есауло1\'1 идет дочь с 
двумя детьми, сына и зятя нет, рассказывает, как забрали в 1537 го- 
ду, так и сгинули, и грустно добавил - то ли о здравии поминать, то 
ли За упокой. Сотник - с женой. Говорит о своей истории. В 1930 го- 
ду всю семью, родных, близких, почитай полстаницы - скотским поряд- 
ком вывезли в Нарымский край, да не все доехали. После отбытия 10 
лет заключения были оставлены на так называемом вольном поселении. 
С начала войны бежали на Дон, куда и прибыли как раз в саную точку, 
и, смеясь, сказал: как раз к походу, еще б гудок, и опоздали бы. 

Наговорились вдоволь, угостили по чашке бекмеса. Дружески по- 
прощались, обещали бЫ'т'ь завтра в церкви на службе и, уходя, я все же 
сп'оосил, чем это пахнет в комнате, чем-то, знакомым, что-то напомина- 
ющим, не потниками, не седлом казачьим, что тут же в углу лежали, а 
чем-то степньп.1. Есаул улыбнулся, подошел к седла1\я, из сууМ выта,п,нл 
мешочек из парусины, подавая мне, сказал: 

- Л ну, угадайте, там вот земля Кагаяьницкая, что Тимофеевкой 
зовется, а прож ней... 

А я п-пт1лоз:жл мешочек к лицу, вдохнул в себя этот родной запах 
и пез:>еб11Л его: "Знаю, Г'ебрец та1^1" . . . 



- 36 - 

Отдал ему в руки мешочек и вышел из комнаты. Пел через парк, - 
кг.к нектпра глотнул, вроде заставившего все забыть, что есть, и все 
вспо:.:н11ть, что бьшо... 

5. 

Христолюбивое воинство. 

К половине девятого мы были уже на площади. Тротуары бн-.г. за- 
прлпгсены ::сителямп, бедно, но по возможности по-воскресному одетьп.ш. 
Перед церковью на площади стоял небольшой столик с утварью, ]эядом 
аналой с большой иконой на вышитых полотенцах, убранный цвета:.1п и зе- 
ленью. В две шеренги выстроен казачий пеший строй, заметно после 
Дальней дороги подчищенные, подтянутые; в строю стояли и их возницы 
- ста.з^пкн. На, левом фланге стояли женщины, дети. Трудно передать всю 
прелесть трогательной картины и всю гамк-гу родных красок. ла:/1пасы, 
бура::скп цветные нескольких кубанских казаков, как потом оказалось, 
станицы Старотнторовской, погоны, почтенные бороды, седые головы, а 
РЯД01/: несколько задорных чубов молодых. И все это - в солнечный лет- 
ний день и на фоне православной церкви. Перед строем ходил ваХ1.П1Стр, 
пох'.илой л/сатый донец. Подравнивал строй, поправлял снаряжение, пого- 
ворил с левоошанговым женским строем к было уже повернулся, ка,к из- 
за коф/г и юбок вы.рвался мг^льчуга,н лет 10-12 в казачьей форме и, ото- 
ропело остановившись, закричал: "Деду, я до казаков у стзэой хочу!" 

Ваха.шстр, обернувшись, погрозил пальцем, что-то сказал, но маль- 
чик не унимался: "Не хочу я тут промеж баб и девок, до казаков хочу, 
д еду, _: южно?" 

Ио площади пронесся смех. Сцена была, действительно, смешная и 
ум1;лительная. Вахмистр что-то сказал и пошел дальше, а мальчик стрем- 
глав бзэосился мимо женш,нн и сияющий, на. всех победно поглядывая, стал 
крайним в строй. 

Где ты сейчас, казаченок? Прочтешь - отзовись!.. 

иннут через десять вахмистр засуетился - сквозь толпу го]:ожан 
протискивался духовой "оркестр": мл^'зыканты, восемь человек, одеты с 
претензией быть хс^ь как-нибудь похожими на военных, с начипенны1,ш 
кларнета^^'IИ, с^длейтой и другими дудка1.ш и даже с барабаном. Вахмистр 
устроил их на пр'-.вом фтганге и даже за руку поздоровался с "капель- 
мейстером'' , и они стали обсуждать что-то, очевидно, важное, судя по 
их озабоченны!»! лицшл и неимоверной жестикуляции. 

- о - 

Ровно в девять часов вахглистр, в роли "командующего парадом", 
поправил на себе снаряхсение, с^туражку, вышел на середину, четко по- 
вернулся к строю и, как видно, так и не отвыкший за два десятилетия 
от службы, подал громким голосом команду - "Пар-рад смирно!" и... 
буквально выхватил шашку, блеснувшую на солнце клинком, и двинулся, 
отбивая ша.г, навстречу идуш.емзг к строю уже знакомому нам есау.лу. 

Остановились' друг против друга, один с обнаженной шашкой; в ру- 
ке, д;оугой с рукой у козырька казачьей ф;\гражкп. В нависшей тишине 
прозвучал рапорт: "Господин есаул, сводный отряд донских и кубанских 
казаков построен по вашему приказанию. В с^рою сто двадцать восе1дь 
казаков. К походу все готовы". Все взоры были устремлены на эти две 
сугубо нациопальпые фигуры, воскрешающие мипуьшее, незабыва-еиое, бы- 
лую славу . 



- 37 - 

После краткого приветствия и обхода строя, нз церкви вьшел в 
полном облачении старенький священник, дьакон, два мальчика прислуж- 
ника, небольшой ".ор певчих, среди которых было несколько прибывших 
касаков; двое ис них держали хоругви, недавно рестп.врированные. 06- 
на;::илпсь головы, наступила полная торжественная тишина, ом-угелькалк 
рVкп, кладущие крестное снаменне. 

6. 

Во блаженном успении... 

и 
Спаси, Господи, люди Твоя... 

Началась краткая панихида по убитым уже на походе. Вглядываясь 
в лица, я не нашел ни одного безбожника, вернее, ни одного насмешли- 
вого лица или просто праздностоящего. Лногие становились на колени, 
большинство истово крестились, свечей было мало, а те, что горели, 
были, видно, наспех приготовлены. В женском строю замелькали Чсасто 
платки, вытирали глаза и казаки, вахг^^истр и есаул клали на грз^дь ши- 
рок:; е кзэесты. 

Настал жуткий, глубоко тронувший всех момент, когда старенький 
священник проникновенно и громко провозгласил; "Во блахсенном успении 
вечный покой подаждь, Господи, ^''сопшим рабом Твоим воина!.':: Петрл/, 
Алексию, Сергию, Николаю, павшим на поле брани за Веру православную 
и за народ свой многострадальный, и сотвори им, Господи, вечную па- 
мять". 

Хор запел "Вечную память", которую подхватил и весь упавший на 
колени казачий с^рой; казалось, поет вся площадь, обливаясь слезами, 
ибо многие буквально плакали навзрыд, х-юмент был потрясающий и неза- 
бывае1.1ый. 

Я не помню, как прошел напутственный молебен, ибо все время был 
под впечатлением прошедшей панихиды, в которой вечную пад\шть пели 
бесконечному множеству безвременно и безвинно погибшим и в смз^'те уму- 
ченньп/:. 

В строгом порядке, степенно подходили к аналою, сотворив крест- 
ное знп^-.;ение, прикладывались к образу, затем подходили ко кпесту. 
Подошли и мы. За несколько шагов до аналоя я уже глядел на лежащий 
передо -х'ной образ Владычицы, на проникающий в душз'" кроткий взор, как 
бы все видящий, все знающий и успокаивающий. Вспомнил тот год - по- 
следний на Дону - станица Ольгинская, войсковой праздник; станичная 
церковь, -(гбранная цветами, зеленью, посредине на аналое образ такой 
же, А может быть, и тот самый. Только еще более потемневший. Пере- 
крестился, Положил обе руки на края аналоя, приложился к По::рову 
Пресвятой Богородицы. Еле слн^ный запах заставил вздрогнуть, поднять 
голову. На меня смотрели святые глаза, а сбоку, в зелен!-!, лежало не- 
сколько полузасохших былинок 1'ебреца, а надо всем украшением лежал 
сухой бледно-васильковый вечный бессмертник... смертию С1.:ерть поправ. 

1'1 на мгновение ярко воскресились в памяти моменты далекого про- 
шлого, степной запах - вот такой же, как у образа сейчас - как в 
расплт:1ва.вшемся тумане открылргсь картины родного края, безжалостно 
отнятого... Ковыль, кг'л\дыши у озера-, кресты родных могил на погостах, 
пыльные дороги, и среди рощ, курганов и степи широкой течет Тихий 
Дон. А над всем краем - Покров Пресвятой Богородицы, чей ой'ра." , так 
бе-ое:::но х^оанимый долгие годы, ^гвозили сейчас с горстью зе1.1Л11 станич- 



-зе- 
нок :: л^ттистой былинкой с собою казаки в исгнанпе, а мох^ет быть и 
на сие-ртъ са верность себе и Отчисне. 

- о - 

Приложившись ко кресту, я отошел в сторону и сразу увидал у 
анолоя с образом коленопреклоненную (лггуру, крестясь, кладуцз'то по- 
клоны. То был наш возница. Опанас с трудом поднялся, как видно г очень 
бере::сно прилохсился, затем подошел ко кресту, перекрестившись, поце- 
ловал крест к вдруг обеими рукшли взял руку свяш.енника и ее поцело- 
вал. Батюшка растерянно посмотрел вслед уходящему Опанасу, и до ме- 
ня донеслись его слова - "Спаси Христос!" 

7. 

Парад. 

С площади унесли столик, аналой. Завернутый образ в полотенцах 
унесли казачки. Батюшки, вышел в церковную ограду, поднялся на -паперть 
да так и простоял на ней до самого конца. 1''з-за церковно:! ограды ко- 
новоды стали выводить по походнокг7 оседланных коней. Через несколько 
мпнз''т в конном строю стояло сто двадцать восемь всадников. 1а пло- 
щадь из улицы от школы стали втягиваться уло:"енные по доролсноиу во- 
зы. С ними появился нага другой знакомец, сотник, к нему мы п нолра- 
вились узнать, зачем такая громоздкость для парада. Улыбаясь, он нам 
пояснил: 

- А мы зараз и уходим, четыре дня задержались по ре^^онту, вме- 
сто двух, так надо поспешать. 

По;::али ему руку, пожелали всего доброго и отошли в сторону. 

Вдоль всей площади до городского сада стояли мужчины, женЕ'.ины, 
дети, у городской управы стояла группа стариков и уже снаком1:1й нам 
есаул. Позади стояли два казака и три оседланных лошади, ^'нтересны 
были наблюдения этого исключительного явления того вре^лени. ине ка- 
жется, что большинство СТОЯВШИХ" тут жителей переживали то;ожествен- 
ность момента, соприкоснувшись с с^голоском прошлого , г чувство сла- 
достной надежды, очевидно, уже недалекого и несравненно лучшего бу- 
дуг'.его делало всех людей трогательными и любвеобильными. Лие кажет- 
ся, так выглядела площадь Белогорской крепости перед появление:.! орд 
Пугачева. Па площади все же немногочисленные жители, довольно бедно 
одетые, сравнительно небольшая группа всадников, выстроившихся в од- 
ну линию. Глядя на этих сынов Дона, было грустно видеть, что это уже 
не те лихие сотни казачьих полков, которые я видел уходя'^1ими на 
соронт в годы мировой войны. Розно одетые, не все имели сапоги, раз- 
ные масти лошадей, разные седла, не у все;- шашки, всего несколько 
винтовок, резкая разница в возрасте - рядом с очень пожильпаг ка,зака- 
ми били совсем юные мальчики, - но, что было очевидно, это у всех 
на лицах было выражено горячее желание быть теми, кем они были, и 
быть достойными их предков и славы родного Дона. 

Над площадью опят'Ь нависта торжественная тишина. Сотник сел на 
своего коня, поправил оуралгску и подар команду. 

- Группа смир-рна, спр-рава по три, марш... 

Оркестр заиграл марш, затрудняюсь сказать, какой, но играл с 
дтгшой. Казаки быстро, как на учении, перестроились по три и во взвод- 
ных колоннах двинулись за сотником. 



- 39 - 

Перед Ксождым взводом шел урядннк. Приятно было видеть, что все 
четыре уззядника, как и вахз^шстр и почти все правоСстанговые к по ви- 
ду, и по одежде были настоящие казаки прежнего времени, вот только 
если б... не так много седых голов. 

Т:оогательно было видеть, как, поравнявшись с группой пошглых 
людей, С1фоь.4но стоящих у сдания городской управы с непокрытьсп: голо- 
ваа'.пг, и есаулом, с рукой у козырька фуражки, взводы отчетливо пово- 
рачивали гояовы направо и раздавалось довольно громкое троекратное 
ура. Оркестр превзошел себя и действитетгьно гремел, кричали ура и 
г.ители, аплодировали, раздавались крики: "Браво, казаки, Бог ваД'Я на 
помощь, да здравствует Дон и Кубань!" 

На пглерти церкви одиноко стоял старенький священник с подняты- 
ми обеими руками, в которых держал крест, как бы благословляя уходя- 
щгх, обреченных людей. Прошли взводы, прошел и ушел небо'^ьиой обоз, 
и последними прошли рысью молодцеватый вахмистр с восемью ка.закамн, 
как бы заг.шкая походный порядок. За ними, попрощавшись с городом, 
поблагодарив за помощь и гостеприимство, ускакал со свош.ш ординар- 
ца..П1 и есаул. 

8. 

Итак... 

Через час пустились и мы в обратный путь. Перед нами опять 
степь широкая. Резво бегут лошади. Скрипит и стонет видавший виды 
наш шарабан. Волнуется, серебром переливаясь, сбоку ковыль. Ка.;:сдый 
из нас погружен в свои, ему однокгу известные дуглы. Каждый по-своему 
перепивает так неожиданно все виденное, все перечувствованное. Ной 
спутник как бы дремлет, а я знаю - не дремлет он. Ведь тогда он на 
Дону был, когда первые начавшие зажгли первый светоч среди 1.1рака, 
окутавшего Россию. 

В то время я был лишь только гимназист. А он уже бы.л поручик. 
Как бы очнз'"вшись от глубокой задуьшивости, он, глядя на степь, ска- 
зал: 

- Вот тогда тоже такие же маки были разбросаны по степи, да и 
не только маки... 

...К не знали мы... что через несколько лет ярко зацветут кз^о- 
ваво красные "маки" в долинах Лиенца, Дахау, Платнинга, Ро1'1ини и 
других мест, усердно взрощенные трудами ойицеров Его Величества Коро- 
ля Великобритании. 

Л зспокшил я заПсах былинки дочгской, что вдохнул вчера и сегодня 
у образа. Покзэова, такой же, как и тогда на Дону, многое напоминающий 
и никогда незабываемый щебрец, а по татарски емшан, и сказал об этом 
спутишсу. 

Опанас, все время молчавший и все слыхавший, добавил, все так 
же боком сидя: 

- А я увчора у казаков був, тоже им горилки поднес вид куле,, а 
потом воны спивалы про свий тыхий Дон. Так уси люды, яки на вулпце 
булы, плакали, сердешны. - Я немного потом добавил: - Я теж дюже рас- 
трогался, споминалп, як тоди у похода^с теж спивалы. Отож уся житья 

у поxода^x. . . 

Умолк Опанас, чуть пошевелив во.^охами и' поникнув своей седой го- 
ловой, полной, видно, дум своих печальных... 



- 40 - 

Солнце уходило не. запад, куда ушли каг?акн, куда уйдеы и ьа!... 
Справа на нас смотрел садулгчквый курган, а над ним, словно на ниточ- 
ке повисший, как бы с ним прощаясь, парил степной орел. 



Нет богатства у нас на чужбине, 

Ничем не залечить наших ран. 

Мы здесь, но душою иы. таи, 

Где в степи Донской благоухает Б^^шан. 

ТихЕЙ Океан, 1966 г. Б. Турчанинов. 

оОо 



РОССИЯ 

Если спросят пеня - что такое Россия? - 
Я не сразу отвечу на. этот вопрос... 
Это - стет- и горы, просторы г.лухие, 
И печальные песни, и золото кос... 

Это - нивы, покрытые зреюш.ей рожью, 
Многоводные реки и дремлющий бор, 
В необъятных просторах - величие Божье 
V гармонии русской лихой перебор... 

Это - вера и верность, и яркость, и нежность, 
И ребячья душа, к горячая месть, 
Это - Божьих иска.ний и слез неизбежность 
И презрение к смерти за русскую честь! 

Для меня в этом слове - святое сознанье, 
Что на свете страны благороднее нет, 
Что ее очищает такое страданье, 
О котором не знает замкнувшийся свет... 



И напрасно меня вы об этом спросили. 
Не во сне, а терзаясь теперь наяву, 
Я отвечу, не думая долго: "Россия - 
Это то, чем сейчас я дышу и живу!" 



М.РТ.Належдпн 



- 41 - 

ГЕНЕРАЛ БРУСИЛОВ. 

Б мюне-июле 1966 года мы пережили 'ЗО-летие огромной стратешче- 
ско'1 победы на Юго-Западном б^ронте 1 -й Мировой войны: Австро-Вен- 
герская армия разгромлена и, потеряв более гаИЛЛРОНА человек уби'гш-ш, 
тя;::ело раненЫIV^и и пленнЫ1^н, стала небоеспособной; снова саг^ята нахли 
чу^ъ ЛР1 не половина Восточной Талкцнп. Судьба войны была после это- 
го пред:оешена окончательно. Поражение Центральных держав стало неио- 
бежнЫ!.;. 

Понятно, что в 50-летпе этих славных дней большинство нг^лпх эми- 
грантских ж;^грналов и газет, особенно военных, посвятили ш.; заметки 
или и большие, обстоятельные статьи. Вполне естественно, что пз:и 
этом был помянут добрыми словами и Главнокомандующий Армиями Юго-За- 
падного г'ронта того времени, ген. -Адъютант, Генерал-от-Кавалерин Бру - 
силов : так уж повелось, что на личность старшего начальника ("вож- 
дя") ложится блеск победы или позор поражения войск... Р1 уже тогда 
стало говориться в Армии и вообще на Руси: "Брусиловское нп-ст^галение',' 
"Бруспловский прорыв"... Да и в кругах высших специалистов - старших 
чинов генерального штаба, которые одни только знают, как именно ро- 
дился тот или другой военный замысел и кто был душою его проведения 
в жизнь, признали уже тогда (т.е. еще до самого "наступления" и "про- 
рыва") большую заслугу Брлгсилова: на военном совете старейших генера- 
лов, под председательством Госудп.ря, 1/14 апреля 1916 года, в Ставке, 
Начальник его Штаба ген. Алексеев предложил летом 1916 года пропзвес- 
тп огролное, решительное наступление силами Северного ( ген.КVропат- 
кин) к Зп.падного (ген.Эверт) пронтов, сосредоточив позади района 
удара максимальные силы для его развития (стратегический резерв) и 
оставив Юго-западный с^ронт (то'П'ько что назначенного его Главнокогтан- 
дуюцп:.; ген. Брусилова) бес активного задания, ввиду огролшы^: потерь, 
понесенных соронтом в страшном для нас 1915-м году (отсутствпе артил- 
лерийского снабжения) . 

Однако, все трг Главнокомандующих возражали: Эверт и К^гропаткин 
докладывали, что не верят в возможность победы; Брусилов, наоборот, 
считал необходимьм, чтобы и его Сронт наступал, и считал успех его 
вполне возможным. 

Государь все же утвердил проект Алексеева, разрешив и наступле- 
ние Бзэусклова, с предупрелсдением, что он не может рассчитывать на 
усиление своих сил ни войсками, ни новыми отпусками артиллерийского 
снабжения. Наступление Брусияова рассл^атривалось, как демонстрация, 
имевшая целью ввести противника в заблуждение и отвлечь его силы на 
юг. Поэтому главный удар Эверта и Куропаткина должен был постгедовать 
через две недели после Брусиловского. 

Наступление Юго-Западного Лронта состоялось и обратилось в ги- 
гантскую победу, Эверт и Куропаткин вовсе не наступали - они доби- 
лись отмены их действий... Но это уже другая тема, и ген. Брусилова 
не касается. 

-1ак объяснить такое противоречие в мнениях главнокомандующих? 
Во-пе-овых, прошлым Эверта и, в особенности, КVропаткина, который, 
будучи Главнокомандующим в Русско-Японской войне, не смог одержать 
тп1>.1 ни одной победы. Генерал же Эверт был там одним из бтхижайних по- 
мощников Ктгропаткнна. 



- 42 - 

Во-вторых - взгляд Куроппткина на свой долг полководца: по окон- 
чании Военного Совета, он подошел к Брусилову и произнес примерно 
такие слова: "Охота вад^г, Алексей А.т:ексеевич, напрашиваться. Вас толь- 
ко что назначили Главнокомандующим и ва1\1 выпало счастье - в наступ- 
ление не переходить... Я, на вашем месте, всеми силами открещивался 
бы от... наступательных операций, которые... могут вам лишь сломить 
шею. . . " ') . 

Повидрплому, Куропаткину были чужды не тоявко понятия воинского 
долга (конечно, в приложении к сшшму себе), но дгле хотя бы к тще- 
славное, но понятное желание отличиться на новой должности, да еще 
столь высокой. 

Итак, воздадим генералу Брусилову должное и за его дерзгсание на 
Военном Совете 1/14 апреля 1916 г., и за то, что вверенные ему четы- 
ре армии далрт России такую победу. 

Но дальше этого в восхвалении генерала Брусилова мы не пойдем 
и народного героя из него делать не будем. Почему? 1'зттоку то, что 
са1.1 слышал и видел. 

1-ую шаровую вомну Брусилов начал в должности командующего 8-й 
Арм!1ей и в этой должности оставался вплоть до назначения Главноко- 
мандующим на Юго-Западный фронт (17 марта 1916 г.) **). За все это 
В'Эемя его 8-ая Армия одержала ряд побед, и имя его уже тогда часто 
слыпалось с похвалой, ине, тогда молодому осоицеру Генератгьного Шта- 
ба, вплот^ь до конца сентября 1915 г, не приходилось с ним встречать- 
ся по службе, но молва о его победах поставила и меня в число его 
поклонников. Поэтому понятно, что, будучи назначен в Штаб 40-го Арм. 
Корпуса, вошедшего в состав 8-й Армии, я был последним обстоятель- 
ством очень доволен. В один из первых же дней моей новой слу:::бы я 
должен был посетить Штаб Армии. Опер^тртвная часть его помещалась в 
поезде, стоявшем на путях станции Ровно. С моим другол1 по Академик, 
ген.гат. капитаном Кусенскнм (огчицером Штаба Армии) я шел вдоль этого 
поездного состава и вдруг в окне одного из вагонов увидел генерала 
Брусилова: он, весь в мыле, брился перед окном. Р у меня вырвался 
радостный возглас: "О! Сам гекергл-адъютант Брусилов!" 

11ой спутник быстро взглянул на меня и в тон мне ответил: 

- Да, сазя генерал-адъютант Тру.силр_в! 

- Что вы говорите? Неужели он заслуживает такую оценхс^'"? 

- Ну, послужите в нашей Армии - увидите сами!.. 

I' увидал... Правда, сначала увидал худшее, чем "Трусилов". . . 

Через несколько дней после этого неожиданного для меня ззазгово- 
ра геи, Брусилов бросил наш 40-й корпус в никем - ни противником, ни 
на1'.'1и - не ожидавшееся наступление: нам было приказано 6;о"осировать 
непроходимую вброд р. Стырь, разбить за нею противника (2 дивизии ав- 
стро-венгров и германскую 1-ую пех. дивизию) и наступать в общем на- 
правлении на Ковель (100 клм. на запад)... И это прикг2,зывалось после 
нескольких месяцев отступлений или упорных но большей хаастью оборо- 
нительньк боев и при более, чем на 50 ^о поредевшем численном соста- 
ве частей. 

*) "Русский Инвалид" ^Р 159 (иай 1966) Ст-тья полк. Б. Н. Третья- 
кова "Победный Путь". 

**) Протопресвитер Е1авельский. "Воспоминания", т.1, ст:о.411. 



- 43 - 

Но нодк (40-го Арм, Корпуса) стрелки 4-го и 5-го октября (ст. ст.) 
в районе м.Чр.рторийск - и Стырь форсировалп, и две Австро-Венгерские 
дивкспп точно с карты сдулн» и Германскую 1-ую дивизию отбросили на 
северо-запад, причем 1-й Германский Гренадерский имени Германского 
Кронпринца полк почти целиком в плен взяли... Особенно отличилась в 
ЭТ01.1 и постхедующих боях 4-ая Стрелковая (Железная) дивизия ген. Дени- 
кина. На следующий день, б-го октября, дивизии 40-го корп^гса, пресле- 
дуя дг^::е не разбитого, а почти уничтоженного противника, ухсе к полу- 
дню выдвинулись на 32 километра на запад. Победа эта могла обрат!1ть- 
ся в крупный стратегический успех, но... имевшие тоже приказ о насту- 
плении наши соседи ничего за эти дни не сделали. Если сосед справа - 
3-й Конный Корпус ген.Вельяшева - и действительно ничего не ног сде- 
лать против Германской пехоты, то сосед слева - ЗО-й Арм.Корпз^'С ген. 
Зайончковского, 3-дивизнонного состава - уже преступно бездействовал, 
как это часто бывало у этого генерала, любимца генерала Брусилова. 

40-й Корпус, оказавшись благодаря этому один глубоко в располо- 
жении п]5отпвника, прикрылся с севера, со стороны Германцев, своею 
2-й Стрелковой дивизией и стал стремиться овладеть, ударо!.: ^лелезных 
стрелков на юго-запад, местечком Колки, в следующей на юго-запад из- 
лучине Стыри, отра:^сая в то же время и поп''тки Австрийцев ок"оу::сить 
дивизию Деникина., которые они делали своими ча.стями с фронта непод- 
вижно стоявшего Зайончковского. В течение нескольких дней положение, 
нес;.:отря на одержанную победа/, продолжало оставаться для 40— го корпу- 
са зггрожающим. Был момент (в ночь на 8 окт.), когда Железные Стрел- 
ки были совершенно окружены, из какового положения ген. Деникин вышел 
тем, что повернул всю свою дивизию "кругом" и за четыре ночны:: часа 
окружил и взял в плен всех его "окруживших", а еще через 4 часа вер- 
НVЛ все свои части в прежнее положение... Корпус же ген. Зайончков- 
ского продолжал неподвижно созерцать происходящее. 

В такой обстановке (по:'.'1Нится, 11 окт.) ген. Брусилов отдал наше- 
му 40-11У корпусу приказ повернуть обе наши дивизии на юг и не позже, 
чем чезэез сутки, нанести удар противнику, находяще1>угуся перед фонтом 
Зайончковского, Выполнение этого приказа прежде всего приводило к 
то1.:у, что в продолжение по крайней мере 3-х дней тыл наших ддгвизкй, 
обязанных наступать на юг, будет совершенно открыт с севера, для з^'Да- 
ра. отоше,трей, но отнюдь не выведенной из строя Германской дивизии. 
Начальник Штаба Корпуса ген.Скобельцин и я присутствовали при разго- 
воре Командира нашего Корпуса ген.лейвВоронина с ген.БрусиловЫ1VI по 
аппарату; ген. Воронин просил отложить наступление на юг еце на сут- 
ки, чтобы за эти два дня успеть нанести 2-й Стр. Дивизией короткий 
удар на район Волчецка, куда отошли Германцы, и таким образом обез- 
вредить их дня на два и за это время обш,ими силами обеих дивизий 
овладеть Колками. Командующий Армией ответил, что он недоволен эти- 
ми воззэа:;сениями - это есть уклонение от помощи ген.Зайончковскоыу. 
"Через час вы получите подтверждение моего приказа с деталвиБПж разъ- 
яснения1Ж". 

I', действительно, через час мы получили приказ в резких катего- 
рических выра^жениях: К утру в состав 40-го корпуса прибудет 12б-ая 
пех. дивизия '). В течение завтрашнего дня она должна занять позиции 
2-;1 Стрелковой дивизии, которая за ночь должна присоединиться к 4-й 



*) -1ожет быть, не 12б-я, а 105-я. Качества обеих были одинг-ковы. 



- 44 - 

Стрелковой Дивиоип. Следующий день дается на разведку, но отнюдь не 
на настз^'пление на Волчецк. И затем, в 1 час ночи, все 8 стрелковых 
полков атакуют Колки к, далее на юг, противника, находящегося перед 
фронтом 30-го Армейского Корпуса (передаю по памяти смысл приказа). 

.-.ш были, конечно, недовольны: и боевые качества 12б-к дпвпоик 
были общеизвестны (она всюду и всегда давала тыл), и резкость прика- 
за, и выявляющееся упртютво Брусилова (просимый вамп день ва:.: дает- 
ся, только не по-вашему, а по-моему!). Но помню, что я сказал своим 
генерала:.!: "А все-таки командарм благородный человек: мы доло:л1ЛИ, 
что на себя не можем взять ответственности, и он пишет этот приказ, 
т.е, берет ответственность на себя!"... 

Приказ о перегруппировке был выполнен. К полуночи назначенного 
числа все было готово. Остается час... Часы у всех сверены... 

А ровно в полночь к штабу 40-го корпуса в Чарторийске карьером 
прибывает гусарский разъезд 3-го Конного Корпуса: он выслан был ген. 
Вельяиевш^! проверить положение на стыке с 40-м Корпусом и выяснил, 
что в окопах, где вчера были стрелки, а сегодня сидели "12б-ые", сей- 
час сидят Германцы (всего в 4-х километрах от штаба нашего корп^/са) , 
и при дви::сении оттуда лесом к Чарторийску гусары обгоняли опэомные 
толпы бегуш.их " 1 2б-х" . . . 

Конечно, мы сейчас же вызвали к аппарату ген. Брусилова и проси- 
ли: 1) Отменить наступление на Колки, 2) 2-й Стрелковой Дивизии воз- 
можно скорее занять свои прежние окопы, 3) сократить с^^эонт Корпуса, 
осадив л.елезных Стрелков клм. на 15 назад, 4) Штабу Корпуса отойти 
за Стырь, чтобы не стать первым трофеем немцев, если они действитель- 
но перешли в контр-наступление . БрVСилов кратко и сухо одобрил. Вы- 
полнись все это удалось. Хочу от«1етить, что некоторые части 2-й Стр. 
Дивтхзии прошли при этом за 2 1/2 ночных часа 18 клм. лесньши тропами 
с брода;.!!; по колено и по пояс. Оказавшиеся кое-где в окопах Герман- 
ские разъезды, конечно, немедленно исчезли. Пропали за новьп.а: моста- 
ми на Стыри и толпы "12б-х". Сколько помню, дахсе никаких донесений 
и объяснений от них к нам не поступило... 

На рассвете и'таб Корпуса прибыл на^ свое новое место стоянки 
(Госп.двор Полицы) и почти сейчас же были приняты две телегрга.а.ш из 
Штаба Армии: 1) Приказ ген. Брусилова об отрешении от должности наше- 
го командира Корпуса за то, что он своим неиспо-лнением прика.зов Ко- 
мандуюш,его Армией не только сорвал наступательную операцию, но и по- 
ставил свой Корпус под угрозу катастросШ; 2) хюжет быть, пз:)исл.анная 
и не ген. Брусиловым, а чинами Штаба Армии копия его телеграи.п.гы Глав- 
но командз'-ющ ему с дета.яьным из.тгожением причин отрешения ген. Воронина. 
И из этой копии мы узнали, что нрлпему Ком. Корпуса инкриг'шнируется 
ДР.СЛОВНО то, что ему было приказано вторым, категорическим приказом 
са..1ого ген. Брусилова! 

К ген. Воронин, п мы р*""^, пгТ11.тт;г>з-.1л 1-»-г1.П1чт1.ба Корпуса, глаза!^; сво- 
им не верили. Казалось, ■"■го это какая-то невероятная ошибка... Но к 
полудню к на111 У'"'" "рибыл и преемник Ком. Корпуса, известный русский 
арти^лррт-тох- 1ек. Дельвиг. Ген. Воронин, конечно, немедленно сдал долж- 
ности., но решил бороться и подать жалобу Главнокомандующемз»", ген.Ива- 
лову. По приказанию Начальника Штаба я в течении двух суток помогал 
ген. Воронину в составлении этой жалобы. 

Как это ни грустно было сознавать, но дело было ясное: услыхав 
о бегстве 126-й дивизии, "Трусилов" испугался действительной катас- 



- 45 - 

троены с 40-м Корп^гсом и поспешил не только нг.йти, но и поко.рг>.ть "ви- 
новнлкп," к этим подготовить высших лпц, совершенно отведя от себя от- 
ветственность. Вопрос о честности и порядочности у тг.ких людей обык- 
новенно не ставится. 

Как 1'.ш потом слышали, ген. Иванов внял жалобе Воронина, п ген. 
Брусилову был объявлен выговор в секретном предписании, а пострадав- 
ший переведен на другой с"оронт. Это не помешало, однако, ген.Бзэусило- 
ву занять через полгода пост Главнокомандующего. Своим выступлением 
на Военном Совете 1/14 апреля, в виде более, чем поддержки Начальни- 
ка. Г(таба Верховного, ему удалось и еще более поднять свои шансы. 

Но нам. Штабу корпуса, приходилось осенью 1915 г. ждать мести. 
Недели через две после отъезда ген. Воронина ген. Брусилов посетил наш 
Штаб. Ни с кем, кроме нового Командира Корпуса, он не разговаривал, 
да, кагсется, и руки не подавал. 

Проеха.л в штабы дивизий, где показался некоторым частяз.:, стояв- 
шим в резерве, и уехал, отказавшись принять приглашение зр.кусить. 
Командиру Корпуса он объявил, что наш Начальник Штаба, ген. Скобель- 
цын, будет сменен и что из чинов Штаба Корпуса никто не мо:::ет быть 
представлен к наградам за Чарторкйскую операцию. Чины штабов дивизий 
и полков - могут быть награждены, но не Штаб Корпуса. 

К действительно, через несколько дней последовал приказ о пере- 
меш.енин Начальников Штабов 40 и 17 Корпусов - генералов Скобельцына 
и Бутчпка - одного на место другого "для пользы службы". Но Скобель- 
цын просил месячного отпуска, и отказать ему не могли, а Бутчик не 
мог оставить 17-го корпуса до смены ввиду старости Командира Корпу- 
са ( ген.^5едотова) . Поэтому нашему Корпусу пришлось жить полтора ме- 
сяца без Начальника Штаба, т.е. последнего (генерала ген. штаба, с 
бо^ьшиш!, по своему положению, права1^1н) заменял "следующий" по стар- 
шинству осдацер генерального штаба, п. таковым оказался всего-на-все- 
го крлнтан... И эта, по той обстановке, неприятная обязанность выпа- 
ла на меня. Но это дела уже мелкие, несоизмеримые с вопросами коман- 
дования армией... Однако, судьбе было угодно дать мне, по этой вре- 
менной должности, случай стать свидетелем одного доказательства "пре- 
красного" понимания ген .Брусиловьы современного боя. 

В конце ноября ген. Брусилов посетил и штп.6 своего любимца - 
ген.Зайончковского. Туда же был вызван и наш ген. Дельвиг "со своим 
начальником штаба". Расстояние в 25 клм. болотистьши тропинками до- 
лины з'^ечки Кармин в сильную оттепель после бывших морозов нам при- 
шлось сделать верхом в сопровождении 3-4 казаков конвоя. Колесные 
экипа.^:си этим путем пройти не могли. Ген. Дельвиг, небольшого роста и 
чрезвычайной скромности человек, не выносил никакой покшы, и мы при- 
были в штаб ясновельможного Андрея 11едардовича Зайончковского в бо- 
лее, чем скромном виде. Штаб этот располагался в большом, богатом по- 
мепичьем доме на холме, с прекрасным видом на запад. Все бнло тихо: 
в последние дни вообще на фронте было полное затишье, йы были свиде- 
теля1\1п, как по значитетхьно лучшей дороге с блих<айшей станции, в рос- 
кошно!! коляске, в предшествии и в сопровождении взводов ко.валерик, 
прибыл командарм. Конечно, почетный караул и все почести, по положе- 
нию. Крг.ткое деловое совеш.ание, показавшее, что серьезных вопросов 
у ген. Брусилова не было. Е хозяин пригласил гостей к обеду. Конечно, 
прттгласилн и нас. Но пригласили так, что ген. Дельвиг, такой же Ко- 
мандир Корпуса, как и Зайончковскнй, оказался не по другую руку Ко- 



- 46 - 

командующего Армией, а только С1/.ог сам найти оа столой себе место 
среди корнетов штаба. Я, конечно, сопровождал своего командира. Впро- 
чем, на корнетском конце стола нам было спокойнее, не надо было от- 
ражать каких-нибудь шпилек. А окружающие нас "корнеты" - просто нас 
не за].:ечалп. . . Нигде, как в больших штабах, так не чувствуются пока- 
сания пооТгитического баромет^эа - кто в почету на "верху", а кто под 
"хэримом" ... 

Обед был роскошный: изысканные блюда, сакуски, вина... Как это 
все достать в полесских трущобах? Все офицеры отлично, по-петербург- 
ски, одеты... Ну, чуть что не придворный обед... И вдруг, в его раз- 
гаре, грохот артиллерийского огня - одной или даже нескольких бата- 
рей... Все сразу замолкло. 

- Дежтфный офицер! - раздался спокойный голос Занончковского, 
- узнайте, почему огонь? 

1',елкнув шпорами, отчетливый адъютант бросился за дверь. И че- 
рез •1ЛИНУТЗ'' доложил: 

- Со среднего участка докладывают: противник перешел в неожидан- 
ное Нсаступленис, 

Артиллерийский огонь продолжался, иинут через пять залились и 
пулеметы. Дежурный офицер опять скрылся за дверью и опять через ми- 
нуту доложил: 

- Наша пехота отражает атаку. 

Конечно, все глаза смотрели на начальство, некоторые из сидев- 
ших на натаем конце стола встали и подошли поближе к высокому гостю. 

Геи. Дельвиг неприметно встал и вышел за дверь на большую терра- 
су. Через минуту он опять приоткрыл дверь и пальцем меня поманил. Я 
вьшел к нему. 

- Борис Николаевич, вы тоже артиллерист. Как далеко от нас стре- 
ляющие Пулеметы? 

- По силе звука думаю, что в полуверсте. 

- Я тоже так д;\плаю. Ну, а батарея? 

- На слух - не дальше версты. 

- Так где же она, по вашему, стоит? 

- 11естность совершенно открытая, а ее не видно. Едт^нственная 
возможность, что в той роще! - и я указал на холмик, покрытый гус- 
той порослью елей, в полуверсте - версте от нас. 

- Л в каком удалении мы от линии бгропта? 

- Зно^о это наверное: перед выездом сегодня промерял по карте - 
18 верст. 

- Ну, тогда нечего нам терять время: там сейчас пода.ли отлич- 
ный пломбир - поедим его и уедегл! - Генерал очень любил сладкое. 

11Ы вернулись за обеденН'Лй стол и, поедая пломбир, стали свиде- 
теля1.;и и эпилога: артиллерийский и пулеметный огонь внезапно обоззвал- 
ся, "де;:сзфный офицер" доложил, что противник отошел. Немедленно бы- 
ло подано шшлпанское, и ген. Брусилов провозгласил тост за "победонос- 
ного ко1/1андира кориз^са", но тост был перебит "победителем": победа- 
де не его, а Командующего Армией - он сам находится на наптем участке 
фронта!... Ура! !ра'! Ура!... 

мы с ген, Дельвигом незаметно скрылись. Едва ли кто-нибудь заме- 
тил исчезновение "бедных родственников"! 

Вот какие "Потемкинские деревни" приходилось видеть в Полесье! 

Но каковы же военные познания ген. Брусилова? К как мог терпеть 



- 47 - 

тчкое скоморошество Начальник Штаба 30-го Армейского Корпуса, ген. 
штаба ген. майор Иснкевнц? 

Но тут ле вспомним, что Брусилов закончил свою жизнь на высоких 
советских должностях, Зайончковсккй командовал 13-й Советской армией 
против ген. Врангеля в 1920 году, а 11онкевиц состоял при генерале Ку- 
тепове в Париже, когда раскрылось предательство "Треста", и загадоч- 
но к весьма подозрительно исчез бес следа... 

Б . Н . С ер геевский 
Геч. Штаба Полковник 
(Окончание следует) 

оОо 

ПРОДОЖСЕНКЕ ВОСПОШ-ЩАНИЙ Л.П.СУКАЧЕВА. 

(См. "Вестник Первопоходннка 1^1^^ 28, 30, 33, 
35, 36, 37-38, 40, 43, 45, 47-43, 49, 50, 
51-52 , 53-54 п 57-58) 

Итак, по выходе в отставку в 1947 году, я переехал во уранцпю. 
Та:.! я узнал, что сестры короля Зогу, в сопрово:хдении целого "двозэа", 
на^содятся тоже в Париже. Я немедленно отправился к ним в отель 
"Жорхс 5-н". Портье этой фешенебельной парижской гостиницы позвонил 
в королевский апартамент, назвал мою фамилию, и буквально через не- 
сколько секунд передо мной предстал хоть и довольно сильно постарев- 
ший, но такой же жизнерадостный, как и раньше, мой большой друг Хю-. . 
сейн Сельмани. Конечно, служащие оранцузских гостиниц, на своем ве- 
ку видавшие разные виды, к экзотике привыкли. Однако, все же шумное 
проявление радости "балканского разбойника" обратило их внимание. 

Я поспешил усадить своего приятеля в кресло, сел рядом с ним; 
одно,ко, только мы начали вспоминать старые дни, как к наис подошел 
не то лис1?гер, не то какой-то другой служащий в форме, которой мог бы 
позавидовать не один балканский осдацер, и доложил, что Ее "Султан- 
ское" Высочество принцесса Сония изволили звонить по телес^ош/ из сво- 
его апарта1'.1ента , куда просят пох<аловать нас, то есть Хюсейн-Вея и 
меня. 

'Ш поспешили подняться на вп^орой этаж и вошли в приеь.шую: клас- 
сическая золоченая мебель п, конечно, бюст иарии Антуанетты на не- 
за.:::;сенном камине, у которого сидели три принцессы: Сония (сVПруга 
претендент.'"! на турецкий престол, две дмадшие сестры короля Зогу и их 
ко.^шаньонка-соранцуженка. Обе "холостые" принцессы были невероятно 
худы, одеты в траурные черные платья. 

После ряда приветственных восклицаний и шумного выра;:сения радо- 
сти по поводу нашей встречи, в комнату внесли, по албанскоь/пл обычаю, 
черный турецкий кофе и всякие восточные сладости. Принцессы не толь- 
ко не пршсоснулись к пастиле и рахат-.тгл/'кукгу , но даже пи.ли кофе без 
сахара. Оказалось, что очи не ели ничего сладкого, строго соблюдая 
траур по скончавшейся в изгнании сестре. 

Невероятная худоба двух младших принцесс оказалась следствием 
соблюдаемого ими мусульманского траура и искренней глубокой печали, 
из-за которой они после кончины сестры почти совсем перестали есть 
и обратились просто в скелеты. Несколько месяцев спустя, когда я 



- 48 - 

их увидел опять 1- это было в Каннах на Ривьере, где они разгуливали 
по Сго1зе'Ы:е в шортах и лифчиках - я при их виде просто испугался, 
так г.ак мне показалось, что передо мной не сестры албанского короля, 
а >хенщ:1ны, только что освобожденные из Дахау, как их в это вре1.,:я 
пзобра::сали во французской печати. 

Перебивая друг друга 1^ вмешавшегося в разговор Хюсейна, прин- 
цессы стали мне подробно рассказывать все, что с ними случилось со 
времени нплей последней встречи, то есть с того памятного весеннего 
дня в апреле 1939 года, когда королевская семья со свитой и эшелоном 
в сто автомобилей покинула Тирану... 

- о - 

1)хать пришлось по горным дорогш^^, спешили, чтобы не быть застиг- 
нутыми наступающими итальянскими войсками. Останавливались на пере- 
валш: только ненадолго. Боялись за здоровье королевы Жеральдкны. Не- 
смотря на то, что врачи залили ее бедра гипсом и что подаренный Гргт- 
лером Иерседес-Бенц (превращенный иною в амбуланс) был хорошо скон- 
струирован, дороги оказались очень плохи и молодую мать так растряс- 
ло, что королевской семье пришлось около месяца оставаться в Янипо, 
греческом пограничном городке. 

Решились продолжать "путь в эмиграцию" только тогда., когда ко- 
ролева оправилась совсем. Насколько спешил королевский обоз, спаса- 
ясь из Тираны, видно из следующего "дорожного приключения". Один из 
следовавших за королевской семьей грузовиков был нагру:1ен ящиками 
со знамепитьм столовым прибором, состоявшим из 148 тарелок и блюд 
из чистого золота. На крутом повороте грузовик перевернулся и упал 
в пропасть со всей рассыпавшейся поклажей. Зогу так торопился, что 
не велел да^ке остановиться обозу. Уже переехав границу, во время 
пребыва.ния королевской семьи в Янино, выяснилось, что горцы-алба.нцы 
вытащили из ущелья, со дна пропасти, все 148 тарелок. Честность и 
преда.нность этих людей королю были та.ковы, что они, рисьсуя быть пой- 
манными уже на всех границах распоряжавшимися итальянскими таможен- 
никами, стали переправлять эти тарелки "контрабандой" Зогу. Они пря- 
тали по две-три тарелки в топленое масло и запаивали канты, которые 
в та.ком виде переправлялись в Грецию. Таким образом, королю был воз- 
вращен его драгоценный сервиз, кроме пяти тарелок, захваченных пта- 
льянца1.1и в последнем транспорте. Их обнаружили таможенники и конс'^ис- 
ковалп . . . 

Кро1де добра, привезенного с собой, золота, драгоценностей, ко- 
лоссального гардероба и всякой другой движимости, на личном счету 
Вогу в швейцарских и английских банках хранились немалые су.гмы б 
"рп-рергой валюте". При этих оГ^стоятельствах оставаться на Балканах 
Зогу не собирался и ретаил обосноваться во Франции. Однако, ни через 
Г-":'Т[еровскую Германию, ни через Р'талию, ни даже по Средизешюму морю 
(дЮ которому свободно плавал иуссолиниевский флот) он ехать не хотел. 
О "■.••релете, ввиду многотонного багажа, конечно, не могло бнть и ре- 
чг::. Поэтому король избрал сложную дорогу через Болгарию, Турцию, Вен- 
грг.ю, Чехословакию и Польшу. Всюду на пути королевскую семью встре- 
ча:; многочисленные репортеры, снимали новорожденного принца., коро- 
ля, королеву и всех их многочисленных родственников. Особенно в Вар- 
шав км была устроена восторженная встреча: первые страницы польских 
гаое-п пестрели фотографиями принцесс, снятых то в као>е Европейской 



- 49 - 

гостиницы, то нп приеме в Бельведерском дворце. 

Нр.конец к концу лета 1939 года, морским путем, погрузивши все 
похсптки на пароход в Гдыне, королевская семья со свитой прибыла во 
Францию. Там Зогу поспешил снять имение недалеко от Версаля - поцес- 
тие, хотя и уступающее по размеру резиденции Людовика 14-го, но зато 
гораздо более модернизованное... ведь во всем Версальском дворце и 
в обоих Трианонах была всего одна ванная. . . и то без проточной воды. 

Принцессы, захлебываясь от волнения, стали рассказывать о двух 
потрясающих событиях ранней осени 1939 года: начале Второй Нировой 
войны и... резкой перемене линии моделей последней коллекции Вортт, 
в которой впервые юбки едва прикрывали колени... Да, конечно, как 
только они прибыли в Париж, пришлось переменить весь гардероб: у Бор- 
та, все так радостно встретили принцесс, с таким рвением принялись 
шить им новые платья, костюмы, пальто и шубы на зиму. Бесконечные 
примерки, правда, отнимали много времени, но это было совершенно не- 
обходимо для международного престижа Албании. Ведь несмотря на на- 
чавшуюся войну ( се-Ь-Ье йгоХе йе ёиегге) в течение всего зш.мего се- 
зона 1939-40 г. светская жизнь Парижа била ключей - несчастной коро- 
левской семье в изгнании приходилось все время принимать участие в 
разных торжествах, посещать собрания, приемы, балы, устраиваемые, ко- 
нечно, с чисто благотворительными целями... на военные нужды... 

Так продолжалось до мая 1940-го года. Уже Бельгия и Голландия 
были заняты, линия Мажино обойдена, а французское Иинистерство Кно- 
странньпс Дел продолжало уверять Зогу, что Париж не будет отдан вра- 
гу !: что беспокоиться нечего... 

В майский вечер король Зогу, королева Керальдина, все принцессы 
и :1ногочисленная свита присутствовали на одном из очередных вечерних 
официальных парижских приемов, когда короля вызвал экстренно прибыв- 
ший на собрание представитель французского правительства и сообщил, 
что надо немедленно спасаться, пока дорога в Гавр еще не занята гит- 
леровскими войсками... Короля уведомили, что все вещи, вывезенные 
еще из Албанки год тому назад, в этот момент были отправлены из за- 
городного дворца Зогу пртш в порт. Конечно, о том, чтобы возврг.щать- 
ся в Версаль, не могло быть к речи, и прямо с бала, на поджкда,БШНх 
автомобилях, королевская семья со свитой благополучно к рассвету до- 
бра.лась в Гавр. Казалось бы, что Зогу должно было бы быть не трудно 
попасть (не с корабля на бал, как Чацкому), а с бала на корабль, но 
в эти трагические дни повального бегства через Ламанш проблемы транс- 
порта были сложнее, чем в спокойные Грибоедовские времена... Оказа- 
лось, что пароход с королевским добром, на котором должен был плыть 
и сяЛ'Д Зогу с семьей и свитой, почему то уже отчалил от французского 
берега. 

К счастью, власти предоставили албанским королевским беженцам 
миноносец, на котором они благополучно добрались в Дувр. 

Тут опять принцессы стали перебивать друг друга, в о ;з б ухе денные 
воспоминаниями приключений: 

- Подумайте только, ведь мы, как были, в бальных платьях, гор- 
ностаевьк пелеринах, только с папиросами Абдулла и губной по:,;адои в 
нрлих вечерних сумочках причалили к Британскому берегу. . . где выяс- 
нилось, что пароход со всем нашим багажом был потоплен немцШ'.т н 
погиб в волнах Ла-14анша". 

Затем следовал длинный рассказ о том, как в тот же день, сей- 
час ::се по прибытии в отель Рнтц в Лондоне, пришлось спешно вызывать 



- 50 - 

представительницу отдела Вортт в Англии н ждать, пока будут спиты 
платья - не бальные, а "городские", чтобы не сидеть пленн1ща:.ш в ве- 
черних декольтированных нарядах в гостиничном аппартшленте . . , 

Нпонь в Англии, в оа^же, который Зогу снял недалеко от Лондона, 
принцесса!^! не очень понравилась. 

"Война, никаких развлечений, английская королевская сеиья, у 
которой мы были несколько рао, приняла нас не с тем радушие!.:, кото- 
рого :/1Ы от нее ожидали - ведь, в конце концов, Георг б-й такой ."е 
король, как Ах1.':ет Зогу, ведь то, что Великобритания несколько боль- 
ше Албании по территории, это не имеет значения; важно то, что Ах- 
мет происходит от самого Александра Македонского, а не от каких-то 
полудиких норманов... " 

- Не думайте, однако, - прибавила принцесса Сония, - что ной 
брат не ста.рался приспособиться к военным условиях/.. Как-то раз, ког- 
да мне нуз;шо было лететь в Лиссабон, он разрешил мне лететь одной, 
и я села в пассажирский аэроплан совсем одна, без всякой свиты, да- 
же без компаньонки. - А 1а §иегге сотте а 1а ёиегге... 

После окончания войны Зогу со всей семьей, по приглашению коро- 
ля '^.рука, с которым он состоял в близком родстве, перебрался в Еги- 
пет. В Александрии Ахмет-Бек был предоставлен роскошный дворец, от- 
нятый у какого-то впавшего в немилость паши. 

Принцессы были в восторге от Александрии: 

"Ах, какой чудный город! Как гостеприимны египтяне, как велико- 
лепно и сердечно нас принимают Фарз^'К и его очаровательная молодая 
супруга - пошли тл Аллах скорее сына! Какие в нашу честь дрлот балы! 
А "гарден парти", устраиваемые пашами в их сказочных сада:-:, чего 
стоят! Вообще в Александрии так легко удовлетворить свои культурные 
запросы. Правда, отделения Вортта там нет, но зато ювелирные м.агази- 
ны ничуть не хуже Картье, а что касается книг для чтения, то, конеч- 
но, жаль, что знп,менитая Александрийская библиотека была солс:сена, ка- 
жется, довольно давно, но, в конце концов, всюду можно достать "Рп- 
дер Дай,джест", где и так все сказано". 

Принцессы хотели было еще что-то добавить о "культурной жизни" 
в Египте, но в это время в комнату вошла горничная и доложила, что 
пришла "мадам Ида" с последней коллекцией пляжных пижам и "бикини" 
и осведомилась, желают ли Р1х Высочества ее принять, или велеть ей 
вернуться в другой раз. Принцессы засуетились, объясняя мне, что ве- 
щи для пляхса им спешно нужны, так как они скоро возвращаются в Алек- 
сандрию. Они спросили меня, могу ли я прийти на следующий день позав- 
тракать, п после утвердительного ответа "удалились во внутренние по- 
кои", оставив меня с моим приятелем Хюсейн-Беем, от которого я узнал 
много 1п-1тересного про жизнь Зогу в Египте. 

По словам моего друга, бывший албанский король хоть и часто не 
соглядался в политических вопросах с Фаруком, все же был с ним в от- 
личных личных отношениях Престиж Ахмета стоял очень высоко, чем он 
и пояьзовался, чтобы разными финансовыми операцитш поправить как 
свое личное экономическое положение, так и "эмигрантскую албанскую 
казну", которую тратил не только на нужды "щиптарских" бекенцев, но 
и на поддерл<ку повстанцев, продолжпющих борьбу с коммуниста!-^: в са- 
мой Албании. Вскоре я узнал от того-же "балкпнского разбойника" бо- 
лее точно о деятельност-и и жизни Зогу в Египте и о целях постоянных 
поездок принцесс во Францию и Швейцарию. 



- 51 - 

В эту первую мою встречу с Сельмани в Париже он мне рассхсазал 
интересную историю об экс-королях при дворе царствующего в Египте 
Фарука. Оказалось, что в Александрии проживал не только отрекшийся 
от престола престарелый Виктор Эммануил 3-й с Августейшей с^гаругой 
Еленой (черногоркой), но и его сын Умберто, покинувший Италию после 
ста дней царствования в результате народного плебисцита, установив- 
шего Е стране республику. 

Ыой приятель не бес удовольствия поведал мне, как через несколь- 
ко дней после прибытия Умберто в Александрию дворецкий Зогу вошел в 
его, Сельмани, кабинет и доложил, что Его Величество Умберто изволили 
прибыть !т просят доложить об этом Его Величеству Зогу. Хюсейн-Бей 
немедленно позвонил албанскому королю по внутреннему телескопу, и Ах- 
мет поспешил сойти в приемную залу, где и состоялась, в прмсзгтствки 
"балканского разбойника", первая встреча двух бывших королей. 

По словам Сельмани, Умберто стал просто рассыпаться в извинени- 
ях перед Зогу, виня во всем, случившемся в апреле 1939 года, Пуссо- 
линк. Он старался всячески оправдать отца, уверяя, что царствовавший 
в то время Виктор Эмманг^'ил 3-й никакой фактической власти не имел и 
не г.юг отвечать з<а покорение Албании. Оба бывших короля расцелова- 
лись. . . 

После ухода Умберто Сельмани, с его же слов, "начал пилить" Зо- 
гу за то, что он не воспользовался благоприятным моментом и не на- 
помнил итальянскому экс-королю о конфискованных с^ашистскими та:.'южен- 
ника1'.1н пяти золотых тарелках. 

''Чернорубашечники ли сперли, или нет, а все же Умберто ответст- 
вен за потерю и мог бы Вашему Величеству отдать стоимость этих та- 
релок либо в "наполеонах", либо в золотых лирах или даже египетских 
фунтах. Это реально, и есть, с кого требовать потери; я ведь сам по- 
нимаю, что с англичан не взыщешь стоимость тех 143 тарелок, которые, 
вероятно, и по сей день дежат на дне Ла-14анша". 

Л.Сукачев 
(Продолзение следует) 

- - оОо - - 

БЛАГОДАРНОСТЬ. 

4-го июня с. г. на, кладбище монастыря Ново-Дивеево состоялось 
освящение памятника на могиле моего отца, генерал-майора Черепова. 

Так как покойный был Председателем Союза Участников 1-го Кубан- 
ского ген. Корнилова Похода и Вице-Председателем Союза Чинов Русского 
Корпуса, то, по инициативе Вице-Председателя Союза Первопоходников 
Полк. В. II. Третьякова и его же трудами был произведен сбор средств меж- 
ду Первопоходникамн и Корпусникакш , в результате которого на могиле 
водружен прекрасный памятник. 

От лица всей моей семьи приношу сад\лую сердечную благодарность 
Полковнику В.И.Третьякову; Союзам Первопоходников и Чинов Русс::ого 
Корпуса во главе с их Председателя1:'п, Ген. Шт. Полковником Ряснянским 
и Полковником Рогожиным, и всем жертвователям - соратник?^.! и друзьям 
покойного; О.Александру Федоровскому и сестрам Зое н Зинаиде за не- 
рднократные панихиды и освящение памятника; а также всем, нолившимсйл 
с ксйлп на этих богослужениях. _ „ 



- 52 - 

А.П.Греков. 

БОСШ№ ЛЕТ В ССЫЛКЕ В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ. 

(Продолжение, с:1. Ю 57-58) 

Таким образом прошел весь октяб;;5Ь5 сибирская зима уже начкна- 
лп.сь, но теплой одежды нам не выдавали, и 1ды все еще ходили б летней, 
как приехали. В лагере было также отделение для женщин, их та1'.1 было 
около бОО, и их также заставляли работать. 

Несиотря на работу, поверки и строгий режим, жизнь в лагере бы- 
ла все же легче, чем в тюрьмах, и надзиратели и конвойные не были 
придирчивы. Лагерь был окружен забором в три метра высоты, поверх 
котозэого была протянута колючая проволока. В каждом углу была, наблю- 
дательная вышка, на которой день и ночь стоял вооруженный дежурный. 

Несмотря на надзор за каждым шагом арестантов, в октябре была 
попытка побега. Пять человек из нашего лагеря были отправлены на 
грузовике на земляные работы, для чего им выдали железные лопаты. 
Этими лопатами они убили обоих конвойных:, сильно ранили шойера и, 
сбросив его с машины, умчались на ней полным ходом. Шофер из послед- 
них сил дополз до лагеря и доложил о сл^'^чившемся. По теле(Тхэну немед- 
ленно были вызваны из Красноярска и Иркутска команды войск ^.IВД со 
специально дрессированными собаками. Так как Тайшет находится посе- 
редине 1.1е:>1;ду этими городами, команды, идя друг другу навстречу, окру- 
жили местность, в которой находились беглецы. На третий день их пой- 
мали: за неи-^ением бензина они продолжали бегство пешк-)м; т'ре-:^ из 
них застрелили, а двух остальных так избили, что их отправили в ла- 
зарет прежде, чем предать суду. Во время моего пребывания в других 
лагерях было еще несколько таких попыток, которые кончались безус- 
пешно» В тайшетском районе это вообще было безнадежно, так как все 
свободные жители были обязаны доносить ближайшемз'" лагерю, если они 
видели незнакомого человека, и получали за это довольно крупные на- 
грады. У беглеца могла только быть возможность жить в лесах и кор- 
миться охотой, если у него было оружие, и то только летом, зимой же 
о бегстве нельзя было и думать. 

В конце октября дошла и до меня очередь переехать из сборного 
лагеря в постоянный. В этом лагере жили раньше японские воепнопл:^н- 
ные; возможно, что они нарочно привели его в полный беспорядок. Ок- 
на в бараках были побиты, двери сломаны, не было ни столов, ни лавок, 
пекарня не работала, так что несколько недель нам вместо хлеба дава- 
ли муку, размешанную в горячей воде; колодезь тоже был испорчен, и 
на весь лагерь привозили только одну бочку воды в день. Здесь жи.знь 
была много тяжелее, чем в Та.йшете. Среди арестантов было много уго- 
ловных преступников, у которых была своя внутренняя организация и 
которые очень враждебно относились к паи, политическим или, как они 
нас называ.ли, "фашистам". Персонал был также совсем другого рода, 
чем в Татете. Каждый раз, когда кто-нибудь из них проходил и^^у^о^ 
будь это хоть двадцать раз, все арестанты должны были вставать. Толь- 
ко уголовные этого никогда не делали, против чего не возра::салось - 
ото бы-ли "свои люди". Работа здесь была на каменоломне и главны:.! об- 
разом - погрузка камней в вагоны. Погода становилась все холоднее, 
а мы все еще были в летней одежде и рваной обуви, люди отмора):сивали 
себе ноги, а в санчасти было место только на десять человек. Больных 
продолжали гонять на работу, бригадиры, т.е. начальники рабочго: бри- 



- 53 - 

гад, назначались управлением лагеря из уголовных, так как они не зна- 
ли жалости и заставляли выполнять больше всего работы, что было са- 
мое важное для начальства лагеря. 

Летом в лагере не было сделано запаса топлива, и несколько бри- 
гад отправили на рубку леса, в том числе и меня. Срубленные деревья 
люди должны были нести в лагерь, хотя в лагере были для этого волы 
и лошади. Два раза в день была поверка, при которой надо было стоять 
на морозе полчаса к дольше без движения. 

В конце января я заболел скорбутом и острой дистрофией и перво- 
го февраля 1950 года был отправлен в госпиталь. Первое впечатление 
по прибытии было весьма своеобразно. Нашу группу боньных, среди ко- 
торых было несколько с высокой температурой и, вероятно, с воспале- 
нием легких, привели во двор больницы, где заставили раздеться и на- 
чали обыскивать. Продержав нас более получаса раздетыми на морозе и 
с босьЕ^'Ш ногами на снегу, нас повели в баню, одежду от нас отобрали 
и дали нам легкие халаты и домашние туфлп. В такой мало подходящей 
для сибргрской зимы "обмундировке" нас повели через дворы и больнич- 
ные бараки. Больница была переполнена, и нас поместили та1VI, где еще 
бытгтт свободные места, не обращая внимания на род болезни: люди со 
внутренними болезня1.:и попали к пациента!^ с венерическими болезня1VШ, 
туберкулезные к страдающим желтухой и т.д. Как это ни странно, ме- 
ня поместили в барак, где были женшины с маленькими детьми, так на- 
зываемые "мамки", весь персонал был исключительно женский. До позд- 
не:-: ночи таьл стоял крик и плач детей, зато весь барак был в боты^ой 
чистоте и порядке, и сестры относились очень внимательно. 

Тут я пробыл весь февраль, пока всех женщин не перевели в дру- 
гое место; персонал переменили на санитаров, главным образом, из 
уголовных преступников, они были ленивы и грубы и часто брали себе 
половину порций, предназначенных для больных. Врачи были трлсгсе из 
арестантов, но большей частью знающие и внимательные. К сожалению, 
заведующей бо'^ьницей была жена одного из надзирателей, у нее было 
образование фельдшера, но зато партийный билет. Она приходила в ба- 
раки только для того, чтобы выписывать людей из больницы по собствен- 
НОМ37- вдохновению, только мельком взглянув на них, и люди часто воз- 
вращались в лагерь в худшем состоянии, чем были при поступлении в 
больницу. 11еня она таюхе п-оизнала здоровьпл и хотела выписать из боль- 
ницы, но выяснилось, что я заразился желтухой от лежавшего рядом со 
мной больного, -^еня оставили в больнице, и далее довольно надолго, 
так как, несмотря на большое количество больных желтухой, не было 
соответствующих лекарств, и лечение было предоставлено природе, ко- 
тэро.я во всех случаях оправдала себя. 

В концет апреля пришел из Гйосквы приказ выписать " в лагеря всех 
старьк людей и в будущем принимать только так называемых ка,тегоркй- 
ны":, лечить их и как можно скорее возвращать на работу. На этот раз 
меня послали в другой большой лагерь, около 800 человек, предназна- 
ченный специально для чахоточных, хотя я никогда в жизни не страдал 
легкими. Кроме меня, там было еще несколько здоровых арестантов; на- 
чальник лагеря, придя по какой-то причине в ярость, заявил на1Л один 
ра/:!, что мы сюда присланы не для отдыха, а чтобы больше отсюда не 
в>т:;одпть, и чем скорее мы отправимся на тот свет, тем лучше для со- 
ветского государства. Было ясно, что был расчет нас заразить тубер- 
кулезом. 



- 54 - 

Начальник лагеря был большей частью пьян, цель его бьша - за- 
ставлять как можно больше работать, чтобы потом доложить своп успе- 
хи по на.чальству. Его правая рука, так называемый нарядчик, распре- 
делявший людей на работу, был молодой уголовный преступник и настоя- 
щий садист, который выжимал из арестантов последние силы. Когда его 
покзэовителя перевели в другой лагерь, его таюке командировали в дру- 
гое иесто Е по дороге его нашли повешенный в вагоне. За вреня моего 
пребывания в лагере было еще три убийства. Коменда-нт, вторая вахсная 
особа после нарядчика, тоже из арестантов, был известен, как "сту- 
кач", т.е. доносчик, и два арестанта, на которых он донес, проломи- 
ли ему голову, когда он спал после обеда. Другого стукача, просто 
из азоестантов, убили топорог^:. Этот случай был типичен в лагерной жи- 
зни: хотя все хорошо знали, чем грозит такая специальность, мораль- 
но слабые люди шли на прод.ажу своих товарищей из-за выгод, которые 
ОН" за это получали. Третий случай убийства носил другой хара.ктер. 
Как у::се было сказано, во времена, Сталина и Берии было общин правилом 
перенешива-ть в Тайшетских спецлагерях политических арестантов с уго- 
Л0ВНЫ1..11!. Это было дополнительным наказанием для "врагов народа", как 
нас, политических, официально называлхи. Преступные эле./генты были 
объединены мехсду собой, имели своих тайных руководителей и своеобраз- 
нуто, весьма суровую дисциплину. Нормальным наказанием за ее наруше- 
ние п за споры между собой был нож. Каким образом они переправляли 
в лагерь ножи несмотря на то, что каждого при входе детально обыски- 
вали, осталось для меня загадкой, но факт тот, что все они были во- 
ору::сены большими ножами. Вообще они гордились своей профессией, осо- 
бенно те, которые принадлежали к "высшей ступени" бандитов. Как мне 
рассказал один из них, в воровской профессии есть 30 разных катего- 
рий, начиная с мелких карманных воров и кончая разбойникалн! и убий- 
ца1^ш. Кроме ножей, у них всегда были карты, к, несмотря на запзэет, 
они играли почти все ночи напролет в азартные игры. Бтэигг.диров, т.е. 
надзирателей они держали под угрозой мести в случае доноса, а та,кже 
г стра::са их побаивалась. В карты многие проигрывали свою одежду до 
последней нитки, а затем крали у других. Иногда, как последнюю воз- 
можность выиграть, проигравшийся ставил человеческую жизнь на, карту 
- в случае проигрыша он обязывался убить какого-нибудь человека, не- 
приятного для их организации, будь это арестант или сам начальник 
лагеря; такие случаи бывали много раз, так как если проигравший не 
вьшолнял своего обязательства, организация уничтожала его самого. Я 
сам был свидетелем, как проигравший должен был дать пощечину опера- 
тивному ос^ицеру, что он и сделал, хорошо зная, что ему за это Г]ЭО- 
еит т.ш'селое наказание. Один раз политический арестант по.^гучил от 
ро^^отвеннпков пакет, в котором было пальто. Оно очень понравилось 
а'.'м'жному руководителю уголовн::х, и получателю было немедленно предло- 
жено "подарить" Пальто бандиту. Он отказался и был в ту же ночь 
убит, а пальто бесследно исчезло. Убийцу не нашли, да, вероятно, на 
самом деле и не искали: уголовные были для надзирателей "свои люди", 
которые считали лагеря своим постояниьш местом жительства. 

Таклсе и в этом ла,гере людей применяли вместо упряжных животных: 
кроме топлива, требовался материал для столярной мастерской, и для 
доставки его из леса были составлены специальные бригады по 12 чело- 
век на сани. В течение всей зимы они должны были возить, зплря:::ен- 
ные в санн, без дорог и по колена в снегу, дрова и тяжелые балки из 



- 55 - 

леса, в лагерь, иногда на расстоянии нескольких километров. Разумеет- 
ся, туберкулезные умирали, как мухи, а когда, врач попробовал освобо- 
дить некоторых из них от такой работы, его самого сняли с долхсностп 
и отпра.вили в лес. Начальство просто заявило, что мы на то п присла- 
ны сюда, чтобы живым!^ не выйти. 

Было в лагере и одно отрадное событие: среди арестантов был 
один профессиональный артист, организовавший очень хорошую трз''ппу. 
Хотя кенские роли исполнялись мужчина?.ш , но и для этого нашлись та- 
ланты. Этот артист был типичный представитель добровольно вернувше- 
гося на родинз'' русского эмигранта. Два года его оставили жить на. 
свободе и, несмотря на то, что он совершенно корректно держал себя 
в отношении советских властей, его а<.рестова.ли на основании тра.с5арет- 
ного обвинения в шпилнаже, для которого был изобретен предлог. Его 
артистическая карьера в лагере закончилась несколько траги-ко1.1ИЧнЫ1х':, 
но ТИПР1ЧНЫМ для условий в Союзе случаем. Один раз, приготовляя ка- 
кую-то сцену, он разложил на полу старые газеты, и в этот момент на 
ПОД1ЛОСТКП взошел так называемый опер, оперативно-уполномоченный пред- 
ставитель государственной безопасности, обязанность которого была 
с.-'едить за настроением и поведением не только арестантов, но и пер- 
сонала» Не успел он сделать шаг вперед, как сразу отскочил в сто]эо- 
ну, за.кричав, как ошпаренный: на полу лежала газета, с портретом Ста- 
лина, и опер наступил ногой на его усатое лицо и нечаянно оскозэбил 
"Величество". Бедного артиста немедленно сместили и послали в ]эабо- 
Ч"Ю брига^ду, а теа.тр закрыли, та-К как опер упорно подозревал, что 
это унижение "отца народа", как тогда всегда называли Сталина, было 
подготовлено нарочно. 

Кроме этих типичных штрихов, не могу не прибавить еще несколь- 
ко других, пережитых мною в лагере. В начале 1955 года к налл присла- 
ли восемь новых надзира.телей. Это были молодые люди, только что за- 
кончившие свое комсомольское образование. Они были очень строги с 
на1-.П1> постоянно ругая людей, не вста,наБШих, когда они проходили мимо. 
Но при поверке они долго не могли установить количество ареста.нтов; 
потом выяснилось, что они не могли правильно сложить записанные ци- 
фры, а ведь это были не какие-нибудь отсталые ученики, а представи- 
тели советской молодежи, избранные для ответственной работы. Палая, 
но ::арактерная черта в отношении народного образования, о котором 
ст'олько похвальных статей в советской прессе, 

К общей системе управления лагеря1.ш относятся таюке награды для 
следователей за каждого преданного ими суду "преступника", признав- 
шегося в своей "вине", и награды солдатам за ка^ждого застреленного 
при попытке к бегству арестанта. При выходе бригад на работу арестан- 
ты должны были брать с собой так называемые запретки, т.е. колы с 
прикрепленными к ним надписями "запретная зона". На месте работы кон- 
вой ра.сставлял эти запретки вокруг рабочей бригады и за их линию 
н'зльзя было выходить. Один шаг за запретку считался попыткой к бег- 
С'-Рз^, и конвой стрелял без предупреждения. Я был свидетелем трех 
случаев, когда конвойные нарочно ставили людей в это положение, что- 
Су- получить награ.ду (кроме денег, им еще полагался за это дополни- 
тельный отпуск). При лесных работах срубленные деревья иногда пада- 
У1: СВ0И1Ш вершина1\ли за запретку; двое человек, обрубая с них ветви, 
герепли во время работы за запретную линию без всякого намерения бе- 
жать и были застрелены на месте. Третий случай был еще хухсе: конвой- 



- 56 - 

ный сам приказал арестанту собрать ветвп, лежавшие за запретной зо- 
ной, п как только он сделал шаг за сапретку, выстрелил в него. К 
счастью, он был плохой стрелок п только ранил арестанта, теь: не ие- 
нее рана была тяжелая, и только благодаря старанпш^'Г прекрасного хи- 
рурга, который тогда был в лагере, жизнь этого молодого арестанта бы- 
ла спасена. Хотя вся бригада подтвердила оперу злой умысел конвойно- 
го, арестанта!»^, конечт-ю, не поверили: люди в форме могли делать, что 
угодно, а двуногие существа с номерами каторжников даже не считались 
людьии . 

Начальство часто состояло из ярых чекистов, без образования, без 
морали и без души. Верхи требовали от них сурового обраш.ения с "вра- 
га1<.ш народа", и только этим они могли отличиться и сделать карьеру. 
От одного врача в военной форме я сам слышал гордую фразу: "Я прек- 
де всего чекист, а потом только врач". В лагерь каждые три месяца 
приезжала медицинская комиссия для распределения арестантов по кате- 
гории, т.е. на работоспособных и инвалидов; после осмотра,, произве- 
денного этим врачем-чекистом, занимавшим высокий пост, количество 
работоспособных всегда сильно увеличивалось, а также и его успех у 
высшего начальства. 

К сожалению, б медицинской профессии иногда встреча.лась некото- 
рая непорядочность со стороны самих арестантов: при тя>1селоп жизни в 
лагере уж очень было для многих заманчиво освобождение врачей от ра- 
боты. Таким образом, будучи больньцл, я один раз попал в руки врача, 
который на самом деле оказался совсем не доктором медицины, а докто- 
ром прав. В другом случае ветеринар выдавал себя за врача - он пре- 
красно лечил коров и свиней в лагере, а когда к нему приходили ле- 
читься люди, надо сказать, что он все-таки был очень осто'оожен и от 
всех болезней давал лекарства из одной и той же бутылки. 

А.Греков 
(Окончание следз'-ет) 

оОо 



Ежемесячный антикоммунистический 
общественно-политический и литературно-художественный журнал 

"РОДНЫЕ ДАЛИ" 

^'■здатель А.Ф.Долгополов. 
Редакционная коллегия: л.Ф..Долгопояов, С.В.Корсунец 
и Р.С.Тер-Погосиан. 

Подписка принимается по адресз'-: 1117 хТо.Вегепйо Б'Ьг. 
Ьоз .лееХев, Са11Гогп1а, 90029, П. 5. А. 

Подписная плата, на год (12 выпусков) - ^5.00 

Чеки выписывать на имя Н0БИ1УЕ В.Л1. 



- 57 - 

СВЕТЛОЙ ПМЯГИ ДО ГРОБА ВЕРНОГО. 

17-го февраля в Брюсселе внезапно скончался от инфаркта на 8б-м 
году жпзнп Генерального Штаба Полковник Александр Александрович Кол- 
чинскпй. Военный по призванию, питомец Второго Кадетского корпуса и 
портупей-юнкер Павловского Военного училища, выпуска в офицеры 1901 
года, он, по окончании И1\а1ераторской Николаевской Военной Академик, 
вернулся в родное ему Павловское Военное Училище, котором^г и отдал 
лучшие годы своей ;:гпзни, последовательно занимая должности курсово- 
го осоицера, командира роты и помощника инспектора классов. В то же 
время он преподавал юнкерам тактику и руководил в Красносельском ла- 
гере топографическими съемка1\1И и полевыми занятиями юнкеров. 

В 1913 году вышел из печати его труд "Беседы по тактике", став- 
ший настольной книгой русского офицера, до той поры обычно воспиты- 
вавшегося на иноземных образцах. В том же году был издан составлен- 
ный тл Исторический Очерк полувековой жизни Павловского Военного Учи- 
лища, переименованного в 1863 году, в период Милютинских рес^орм, ио 
кадетского корпуса в специальное военное заведение. Им же были напи- 
саны слова к маршу П. В. У.: "Под знамя Павловцев мы дружно поспешим, 
за славу Родины мы грудью постоим"... 

Энергичный, редкой трудоспособности, по службе требовательный, 
но всегда доброжелательный и доступный, в высшей степени скромный и 
безукоризненный в моральном отношении, капитан Колчинский бы.л образ- 
цом уч1'1теля, наставника и руководителя и пользовался заслуженным ав- 
торитетом среди юнкеров. Они отвечали ему глубокой симпатией, уваже- 
нием и любовью. Под его благотворным влиянием прошло до тысячи юнке- 
ров - будущих молодых офицеров, которых желали иметь у себя все час- 
ти Российской Императорской Армии. Начальство П. В. У. очень ценило 
Александра Александровича, о чем наглядно свидетельствуют приказы 
по Училищу и аттестации, ему данные. 

Таким же добросовестным офицером Генерального Штаба был капитан 
Колчинский и на войне, в обстановке боя. И хотя младшие должности 
оф1щера Генерального Штаба нередко как бы затемняют и обезличивают 
человека, его деятельность была разнообразной и плодотворной. Свое 
пребывание в полевых штабах он использовал для посещения передовых 
окопов и производства личных разведок позиций противника и подступов 
к ним. Сделанные им при этом перспективные съемки привлекали всеоб- 
щее вни1лание. Наблюдая за этим, стрелки и гренадеры не раз считали 
его раненым или убитым. . . Вот что писал о нем Командир XX Армейского 
корпуса: 

"Храбрый, отважный, сохранявший хладнокровие в любой обстановке 
боя, с большой личной инициативой, капитан Колчинский в сентябре 
1916 года, перед наступлением частей, впереди наших проволочных за- 
граждений, в 300-х шагах от противника произвел необходимую развед- 
ку большого участка, которая облегчила нашу атаку и прорыв укреплен- 
ной вра:хеской позиции. Выдающийся офицер Генерального Штаба". 

Он делил с бойцами радость успехов, верил в удачу подготовляв- 
шегося к весне 1917 г. наступления и... болезненно переживал револю- 
цию во время войны, разложение и гибель русской армии. 

Родственник Вождя Добровольческой Армии Генерала Корнилова - 
двоюродный брат его - Полковник Колчинский влился в ее ряды еще за- 
долго до легендарного Т-го Кубанского похода в Новочеркасске и Рос- 



- 58 - 

тове-на-Дону, когда она была как бы маленьким островкои, окру^генны\с 
со всех сторон грозным революцконныг.1 океаном, бурные и хладные воды 
которого готовы были в любой день поглотить его; когда покшслы и 
действия добровольцев были еще чисты, как хрусталь; когда хсертвен- 
ность кх для блага Родины не знала предела и когда гибли они - эти 
современные нам крестоносцы - без ропота и гнева, с рыцарсюш спо- 
койствпеы и умирали с запекшейся уже кровью на устах, но с прокзно- 
СИМЫ1.Ш еще шепотом слова1^ш: "За Россию"... 

Вспоминаю, как скромность его проявилась и тут: когда в Добро- 
вольческую Армию прибыл генерал, занимавший в Ставке Верховного вы- 
сокий пост, полк.Колчинский сейчас же просил Н-ка Штаба Генерала Ро- 
мановского освободить его от должности (отлично им руководимой) и 
назначить на его место прибывшего генерала, оставаясь, такгал образом, 
помощником его. Редкое явление. 

й прошел Александр Александрович с Армией по всем этолш.^ ее 
борьбы - по пути славы и страданий, по пути долга и чести - и пере- 
жил вместе с другими испытание самое тяжкое. .для патриота - оставле- 
ние родной земли. 

Однако и здесь, в Зарубежье, в трудных условиях эмигрантского 
безвреиенья, полковник Колчинский никогда не падал духом, выполняя 
любую, нередко и непосильную работу, и с честью поддержал доброе рус- 
ское имя. Чтобы более прочно обеспечить существование своей семьи, 
он отправляется на работу в Бельгийское Конго, предполагая заняться 
топограф1-1ческими съемками. И когда тил, уже на месте, один из высших 
представителей Общества поручил ему большой район и указал, что он 
дожхен там делать, А. А. спокойно ответил, что никогда этим делом не 
занима.лся, на что представитель Общества ему сказал: "Но вы ведь 
русский, притом еще и офицер Генерального Штаба, русские все могут 
делать". .. 

Е начал полк.Колчинский строить дома и мосты, производить раз- 
ные изыскания, проводить грунтовые и железные дороги, обрабатывать 
слонов;^,гю кость и ал1лазы, добывать золото и платину, насаждать зачат- 
ки цивилизации и культуры среди дикого населения, в коем не было еще 
забыто и людоедство... Более 15 лет прослужил в Конго полк.Колчин- 
ский. В ДНК 2-й Мировой войны душа его оставалась с Россией и на,ро- 
дом роднъпл. Он скорбел от первоначальных неудач их и радовался даль- 
нейшим успехам, ибо чувствовал он - о чем говорил нам нередко ншп 
бывш. Главнокомандующий ген. Деникин - что под красной звездой у гро- 
мадного большинства защитников нашей Родины бьется русское сердце. 
Он ст)эадат[ затем, когда увидел, что власть вновь обманула народ. Но 
веру в неизбежность возрождения русской Государственности на началах 
права, свободы и справедливости он никогда не терял. 

И вот ушел от нас в иной мир один из достойнейших ос>щеров Рус- 
ской Армии, верный сын Православной Церкви, доброй дугаи человек, чут- 
кий, отзывчивый, никогда зла и огорчения никоьгу не причинивший, 
идейно чистый Белый Воин, сознававший, что не мщение, а государствен- 
ная необходимость вела нас по пути борьбы, преданный друг, хороший 
товарищ. В Обществе Ос;1ицеров Генерального Штаба и в семье Псавлонов 
образ ова.т1ась очередная брешь, поредели ряды стаи славных, патркоти- 
чесюгл горением овеянных. 

19-го Февраля вдова, родственники, соратники и многочисленные 
друзья и сослуживцы хоронили умершего общего друга. Заупокойная ли- 



- 59 - 

тургня и отпевание были совершены в Храме-Памятнике иьлени многостра- 
дального Р1ова, служил протоиерей о. Иоанн лалиженовский, в прошлом 
командир роты 3-го Ударного Корниловского полка, отлично пел хор, 
гроб утопал в прекрасных венках и в массе цветов; у гроба, покрыто- 
го национальнЫ1у1 русским флагом --пять стягов; почетный караул несли 
сослу::снвцы по Генеральному Штабу, однокашники-Павлоны и представите- 
ли Русского Обще-Воинского Союза, Союза 1'1нвалидов, Георгиевских Ка- 
валеров, представители Первопоходников, Кубанских казаков, Всевели- 
кого Войска Донского, Общества Гал.липолийцев и родственник скончав- 
шегося, внук генерала Корнилова, Лавр Алексеевич Шапрон-дю-Ларрэ . 

Отдать последний долг почившему пришли в храм представители и 
всех русских общественных организаций, а также и бельгийцы, связан- 
ные с Александром Александровичем по работе в Обществе 
в Брюсселе и в Конго. Вдове, Ана.стасии Павловне, делившей с мужем 
около бО лет и радости, и горе при оставлении родной страны и утра- 
те любимых ими детей, было высказано сердечное соболезнование иоля- 
щимися, заполнившими хрш^!. Погребение состоялось на новом кладбище 
коммуны "хтсс1е" . "Коль Славен", горсть земли, последнее прости. Ве- 
ра почившего в неизбежность торжества Правды на Рл/'си да будет лучшим 
цветком, неизменно свежим, ^гкрашающим его дорогую для нас могилу. 

Лы же, опечаленные утратой дорогого однокашника, учителя и дру- 
га, будем хранить о почившем добрую и долгую память в душах и серд- 
цах наших. Мир праху его. 

Полковник П.Колтышев. 

- - оОо - - 

Адъютант Генерала Корнилова 
Поручик РАЗАК БЕК ХАН ХАДЖИЕВ 

20-го мая 1966 г. скончался в Мексике Сити поручик Разак Бек 
Хан ХАДЕаШВ, бывший адъютант генерала Л.Г.Корнилова. Погребен в Мек- 
сике на %>анцузском кладбище. 

Родился Хан в Хиве в 1895 г. Воспитывался в Москве в 3-м Кадет- 
ском корпусе и, по окончании в 1916 г. Тверского Кав. Училища в чине 
корнета вышел в Нерчинский казачий полк, коим командовал В. Старшина 
бар. Врангель П.Н. Будучи переведен в Теки-^ский конный полк, участву- 
ет с ним во всех боях на Зап. фронте (Австрийском и Германском). Во 
время революции распоряжением Командующего 8-й Армии ген. Корнилова 
из полка был выделен отряд Текинцев для охраны Штаба Армии, и Началь- 
ником такового назначается пог). Хан Хаджиев. Воинской дисциплиной, 
выдержкой и преданностью заслужил доверие и состоял при ген. Корнило- 
ве в зангмаемой должности до смерти последнего. 

Совершив с Доброармией Первый Кубанский поход, в котозэом на его 
глазах, в бою под Екатерин одаром, погиб смертью храбрых ген. Корнилов, 
он после похода отбыл на свою родину, в Хиву; оттуда отправился в 
Багдад и Индию и, прибыв в Сибирь для продолжения борьбы против крас- 
ных, вст^шил в Армию Адмирала Колчака. После гибели Сибирской Армии 
был в Шанхае (Китай), Японии, а затехм переселился в Мексику, где про- 
должал борьбу с коммунизмом пером, помещая в мексиканской прессе 
свои статьи о сущности и преступности коммунизма. Он до конца остал- 
ся верен России и пш^шти Великого Бояра Ген. Корнилова. Мир праху 

твоему, дорогой соратник! „ тл ^ ^ 

•^ ' -^ >^а.^г1^'1 Правление Калиф. Отдела. 



- 6Ю - 

На складе Редакции "ВЕСТНИКА ПЕРВОПОХОДНЙКА" 
иглеются для продажк следующие книге: 

"ВОСПОШШАНИЯ" ген.Богаевского цена 3.00 долл. 

"МАРКОВЦЫ В БОЯХ И ПОХОДАХ ЗА РОССИЮ", том 2-й, 

1919, 1920 г. г " 5.00 " 

"СОЮЗ ПКРВОПОХОДНИКОВ" " 3.00 " 

"ВЕРНЬЫ ДОЛП''" - сборник-памятка 1-го полка Русского 

Корпуса (1941-1961) ' . . . " 2.00 " 

"14ИТР0ФАН ПЕТРОВИЧ БОГАЕВСКИЙ" - сборник статей, по- 
священных Донскому Баяну, под редакцией Н.й. 
11ельннкова " 3.00 " 

"ПУТИ ВЕРНЬО:" - ген. А.Лш.ше " 4-.00 " 

"СТОЛЕТНЯЯ ГОДОВЩИНА ПРР1Х0ДА РУССКИХ ЭСКАДР В А1У1ЕРИКУ 
в 1863 году". Иллюстрированный сборник статей 
проф.Петрова, Тарсапдэе и А.Долгополова. Цена 

с пересылкой .... " 1.50 " 

"СИМФЕРОПОЛЬСКИЙ ОФЩЕРСКИИ ПОЛК" - В.Алыдендингер " 1.50 " 

Пересылка за счет покупателя. С каждой книги 20 центов. 
Заказы адресуйте на имя В.П.Мяч - 1б24-|- ЕсЬо Рагк Аус, 

Ьоз АПве1ез, Са11Г. , 90026. 



Казачий Лптератзгрно-йсторический куриал 

"РОДРБУЫЙ КРАЙ", 

издавае1лый Донским Войсковым Объединением в Парике. 
Орган обще-казачьей ь:ыслк - казаков всех Казачьих Войск. 

Подписка принимается в Редакции по адресу: 

ВООАЕУЗКТ Бог 18, 230, Аг. ^е 1а Г1т1з1оп Ьес1егс, 
1,''оп-Ьтогепсу (3. е"Ь 0.), Егапсе. 

Стоимость годовой подписки на 6 номеров журнала - 5 долл. 



шшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшш 

ш ^ 

ш ДОКТОР "" 

пг ш 

ш ВИКТОР МИХАЙЛОВИЧ Ш И Л Л Е ™ 

ш ^ 

ш ВЕТЕРИНАР ^ 

ш ^ 

ш Санта Ана, Калифорния. ^ 
ш 



ш 



шшишшшшгашшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшшш 



ш 



- 61 - 

ОТ РЕДАКЦИИ. 

Статьи, присылаеьше автораг/.к, должны быть написаны ясно и раз- 
борчиво на одной стороне листа. Редакция оставляет за собой право 
сокращать или поменять статьи, не искажая смысла. Неиспользованные 
или не принятые рукописи возвращаются авторам при оплате тш почто- 
вых расходов. 

Не имея возможности документально проверять имена, даты п собы- 
тия, описываемые с отрудникшли, редакция возлагает всю ответственность 
за содержание статей на авторов. 

Ни в какие споры, полемику и объяснения с авторами непринятых 
к печати произведений редакция принципиально не вступает. 

- Редакция журнала "ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА" обращается ко всем 
участника!.! Белой Борьбы - Юга России, Сибири, Северного, Западного 
и других противобольшевистских фронтов - с предложением помещать 
свои воспоминания, очерки и проч. на страницах нашего журнала. 

- - оОо - - 



= ■ РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: 

= А.Долгополов, Г.Головань, В. Мяч. = 

Подписная плата на журнал "ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА": 

Подписка на 1 год - $; 5.00, на б месяцев - $3.00 
Цена отдельного выпуска - 50^. 

Адрес Редакции: 1624^ ьсЬо Рагк :>.уе. , Ьоз лп^еХез, Са11Г. 90026 

оОо 

Вниманию_Участников_1^зГ2_^3|^банского_и_Сиб 

Правление О-ва Первопоходников получило ограниченное количест- 
во серебряных Знаков Отличия уменьшенного размера для ношения в пет- 
лицах штатского костюма. Цена с пересылкой ^2,10 

Желающие приобрести Знак могут обратиться к председателю пра- 
вления В,ПД^1яч по адресу Редакции. 

- о - 

_Вниманию_г_.г_^_подписчиков| 

Редакция "ВЕСТНИКА ПЕРВОПОХОДНИКА" покорнейше просит подписчи- 
ков возобновить подписку на журнал во избежание прекращения высылки 

журнала • 

- - оОо - - 



СОДЕРЖАНИЕ Р 59/60 

Стр. 

1. Легендарный поход продолжается - Б.Турчанинов 1 

2. 1961 - 1966 - Редакционная Коллегия 4 

3. Орловщина - В.Альмендннгер 5 

4. Ихсевцы и Воткинцы - Е.Ефимов 15 

5. Гиьш Белых - стих. Н.Николаева 24 

6. Бронепоезд "Генерал Алексеев" - Кап. А. Осипов 25 

1, Е1\яшан - стих. Н. Харькова 28 

8, Путевые за1\1еткн - Б.ТVрчанинов 30 

9. Россия - стих. МаНадеждина 40 

10. Генерал Брусилов - Б. Сергеевский 41 

11. Продолжение воспоминаний Л.Сукачева 47 

12. Благодарность - В. Черепов 51 

13. Восемь лет в сонлке в Советском Союзе ......... 52 

'\А. Светлой памяти до гроба, верного - Полк. П.Колтышев . . 57 

15. Поручик Расак Бек Хан Хаджиев - Правл.КалиФ.О'-л-'дела . . 59 

16. Объявления бО 

17. От Редакции 61 



- - оОо - - 



^-^?.09 л:_е д ню10_ мину т^ * 

12-го июля в 12 час. 15 мин. дня после продолжитеиьной, тяжкой 
болезни скончался член Калифорнийского Отдела Участников 1-го Кубан- 
ского похода - капитан В.В.РЕСОИН. 

Похоронен покойный на Холливудском кладбище 15-го июля. 

Некролог, посвященный памяти В.В.Ресснна, будет помещен в сле- 
дующем номере "Вестника Первопоходника". 

Правление КалисТюрнпнсг.ого Отдела. 




./-« /м. 



С'(, 



и^^^ 



унлстников! го Ку&кого генерлм 
Корнилова п<»^а 




"ВЕСТЩ1К ПЕРВОПОХОДНИКА" 
двухмесячный журнал, посвященный Первому Кубг,нско1.су 
походу II истории Белых армий. 



"УЕЗТЫН: РБКУОРОНОШИС.'." 

В1-Яоп-ЬЫу Рег1ой1са1 РиЬИса'Ыоп оГ 1:116 

Зос1е1;у оГ Оепега! КогпИоУб Те'Ьегапз 

оГ "ЬЬе Р1гз1; ХиЪап Сатра1вп ава1пз-Ь Пхе Согшипхз-Ьз. 

1624^ ЕсЬо Рагк АУе., Ьоз Апес1ез, Са11Гогп1а, 90026, 

рЬопе: 629-8208. 



б-й ГОД' ивдания 



61-62 Октябрь-Ноябрь 1966 г. 



ВНИ1АНЖ) ПОДПРЮЧИКОВ! 

С нлчала текущего года редакция перешла, по эконокшческш.! и 
технпческтш причинам, на ДВЗОатаСЯЧНОЕ ИЗДАНИЕ журнала "ВЕСТН11К ПЕР- 
ВОПОХОДШаКА" , причем в журналах й^ 51-52 и 53-54 было объявлено, что 
это временно. 

Б настоящее время редакция окончательно вынесла решение о пере- 
ходе на двухмесячное издание (6 вьшусков в год) в увеличенном до бО 
стргдпц размере. Причиной этой меры является вздорожание бумаги, чер- 
нил, печатания матриц, почтовызс и других расходов. 

Не получая никакой субсидии и будучи независимой от какой-либо 
политической партии, Редакция все же рассчитывает на бжнансовую под- 
держку своих членов Калифорнийского Отдела и подписчиков. 

Условия подписки: на б номеров (1 год) - 5.00 дол., на 3 номера 
(полгода) - 3.00 долл.; цена отдельного номера в продаже - 1.00 долл. 

Редакция. 



- 2 - 



X 
X X 



Друг мой, бро.т мой, усталый страдающий брат, 

Кто б ты ни был, не падай душою! 

Пусть неправда и зло полновластно царят 

Над омытой слеоами землею, 

Пусть разбит и поруган святой идеал, 

И струится невинная кровь; - 

Верь, настанет пора - и погибнет Ваал, 

И вернется на землю любовь! 

Не в терновом венце, не под гнетом цепей, 
Не с крестом на согбенных плечах, - 
В мир придет она в силе и славе своей, 
С ярким светочем счастья в руках. 

И не будет на свете ни слез, ни вражды, 
Ни бескрестных могил, ни рабов. 
Ни нужды, беспросветной, мертвящей нужды. 
Ни меча, ни позорных столбов. 

О, мой друг! Не мечта этот светлый приход. 
Не Пустая надежда одна: 

Оглянись - зло вокруг чересчур уж гнетет. 
Ночь вокруг чересчур уж темна! 

Мир устанет от мук, захлебнется в крови, 
Утомгтся безумной борьбой, 
И поднимет к любви, к беззаветной любви 
Очи, полные скорбной мольбой!... 

С. Я. Над с он. 
- - оОо - - 



Иы убедительно просим гг, подписчиков, еще не возобновивших 
свою подписку на журнал "ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА" , сделать это в бли- 
жайшее время, во избежание перерыва в доставке хсурнала. 

Редакция. 
оОо 



- 3 - 




ШГЕБЦЫ И Б0ТК11НЦЫ. 
(Продолжение, см. 1!^ 59/60) 

Присоединение_к^ вр^С!?^??^^!. ?уР55752ёл 

^,^^^^' I %ч с ..^т^^^ Восстание нп. Ижевском г: Воткин- 

""" '^^ ^-. ском поводах р-'.спростраыилось среди 
крестьян в уездах Сарапуяьскои, Мал- 
мыжском, Урлсумском, отчасти таю:се в 
Нолинском, Гласовском и Оханскоы. 

В Елабужском уезде вспыхнуло и 
разрослось независимо действовавшее 
восстание под руководством подполков- 
ника 'Молчанова. 

Вся южная часть Вятской губер- 
нии поднялась против красного гнета. 
Ближайшие к завода1>я деревни н 
села сразу ж© поддержали восставших 
рабочих, так как были тесно связаны 
с ними общими интересами: работой, 
сбытом своих продуктов, родственными 
узами. . . 
Но кроме этого у крестьян были свои счеты с большевистской влас- 
тью. Богатая хлебом и разными сельско-хозяйственными продукта1Ш Вят- 
ская губерния привлекла внимание красных властителей страны. 

Сюда были посчаны многочисленные "продовольственные" отряды для 
отбирания от крестьян хлеба, скота и других продуктов для питания 
ботьпих голодающих городов и растущей красной армии. 

сти отряды, составленные из подонков городских жителей, вьшущен- 
ных из тюрем преступников, "красы и гордости революции" - матросов 
и другого сброда, отнимая от крестьян продукты пропитания, заодно 
грабили у них деньги и все ценное. 



- 4 - 

Их "продовольственная" деятеяьность сопровождалась насилием, из- 
биенишш и нередко убийстваллп. 

После разгрома советской власти в Ижевском и Воткинскогд заводах, 
разбегаясь в р^.оные стороны, эти отряды совершенчо потеряли признаки 
организованных единиц и обратились в шайки мародеров. 

Юоестьяне и более дальних ра.йонов от восставших заводов искали 
способов отделаться от грабителей и пославшей их советской власти. 
В лесах и оврагах они устраивали сходы и слали в Ижевск своих пред- 
ставителей с просьбой дать им оружие. Взамен они обязались снабжать 

заводы съестными припа.сами. 

Полковник Федичкин и штаб обороны начали вооружать крестьян вин- 
товка1\Ш, руководить организацией у них отрядов и давали им боевые 
задачи. 

Восстание разрослось на бо'п'ьшую площадь. По сведения1\1 красного 
источника (Гралсданская воина, т.1) плош.адь восстания достигла. 12-13 
тыс. кв. верст с 700-800 тыс. населения. Но на картах красных же исто- 
рических изданий район восста.ния занимает по крайней мере плош,а^[^ь в 
35000 кв. верст, простираясь на. параллели гор. Оса от р.Калш до р. Вят- 
ки более, чем на 250 верст и с севера на юг примерно на 150 верст. 

Руководство боевыми действиями в таком районе, покрытом трудно 
проходИкМми леса.мг и болота^мп, было, конечно, затруднительно, но оно 
очень облегчалось сильно развитой телеграфной и телео^юнной сетьк, по- 
строенной в Вятской губернии еще до Великой войны. 

Вятское земство было в России одним из наиболее деятельных - 
строитеттьство дорог и телефонной связи быно пост'^.влено очень широко, 
как отл1:чно было развито и школьное дело. 

За^гситочность крестьян рт ботгьшой процент грамотности не помешал 
красным историкам (Гражд. война, т.1) по-своему объяснять действия 
крестьян: - "Вся местнос^^ь вокруг Ижевска представляет большие лес- 
ные массивы со множеством рек и речушек, по берегам которьпс рассели- 
лось вотяцкое племя. Народ крайне некл^льтурный, темный по своим воо- 
орения!'/! г. верованию, совершенно не разбирался в тех события:':; кото- 
рые пз:)оисходили вокруг него, а^ тем более во всей стране; соседяли у 
него бмли татары, недалеко ушедшие по своей культурности от вотяков; 
поэтому белогвардейскому командованию легко б'г'ло как вотяков, так и 
татар завербов-'вать в свои отряды". 

О "культурности" продовольствечных отрядов красный писатель, ко- 
нечно, не обмолвился ни ОДНИ'! счовом. 

По сведениям чекспорых Ижевцев на вооружение крестьянских отря- 
дов бмло выдано не менее бОООО винтовок; дрлггие считают М;того больше. 

Крестьянские йор-лттгоования зна.чительно увеличили силы восставших 
рабочих, но усложнили пиФание боевыми припасами. 

а^^слг старые запасы ма'Т'ериалов на. Ижевском заводе могли поддер- 
жать выделку большого количества винтовок, то с патронами дело обсто- 
яло плохо. В 1'Тжевском заводе их запас был незначителен. 

Патроны, орудия и пулеметы добывались, главным образом, в боях 
у красных, иногда значительными партиями. 

В Э"^ом отношении интересно показание одного участника. Он сооб- 
щает, что 3-ья Красная армия, защищавшая Пермь и не надевшая возмож- 
ности, вскоре после восстания, выдели'^пь достаточные силы для обеспе- 
чения железной дороги от Пер!1и на Вятку, дала только кадры для нес- 
кольких полков. Для пополнения этих полков была произведена мобили- 



- 5 - 

срлия в северных уездах Вятской губ. и в Пермской губернии. 

Эти полки хорошо работали на пользу восставших: после встречи 
с противником они поспешно отступали или разбегались, оставляя свое 
орулспе и боевые припасы. Их снова собирали и вооружали, а они снова 
повторяли прежнее, и так несколько раз, пока более надежные части не 
стали прибывать из центра страны на замену не желавш.его' воевать за 
советскую власть местного населения. 

8_._Разгром 2-й_Красной_армин_. 

В бою под Ижевском 17-19 августа Ижевцы уничтожили наиболее бое- 
способные части 2-й Красной армии. 

Надо было закончить полный разгром этой армии, уничтогскв остат- 
ки их отзэядов и тыловых учрехсдений, группировавшихся около г Са.ралу- 
ля. Здесь же был и штаб 2-й армии. 

Полковник Федичкин послал шт. кап, Куракина для очистки от крас- 
ных дороги до пристани Гальяны. После захвата пристани этот же от- 
ряд направился на гор.Сарапуль и очистил его от противника в конце 
августа. 

1й:севцы переправились также на левый берег Камы и заляли тлм дер, 
Ершовку, Камбарский завод и некоторые другие пункты, где поставили 
небольппе гарнизоны. 

Связь между 2-й и 3-ей армижда была прервана. Разгром боевых 
частей 2-й красной армии обратился в полный развал всей армии. 

Красный историк ( "Гра^кд, война", ч.1, стр.137) описывает, как 
"оставшиеся в Сарапуле силы, к которы»/! присоединились отступа.вшие от 
Елабзгги, а таюхе прорвавшиеся к Сарапулю отряды, не могли устоять 
против натиска чехо-словаков (прим.: чехо-словаков здесь совершенно 
не было, А.Е.) и вырвались из рук управления; часть этих отрядов бро- 
силась к р. р. Каме и Вятке, захватила пароходы и, грузя на них на- 
грабленное по дороге, стремительно поплыла вверх по р, Вятке, пьян- 
ствуя 1! распространяя по пути самые фантастические и нелепые слухн; 
те, кто не успел сесть на па.роходы, продолжа^тги в беспорядке отходить 
по берега^! рек и по линии Казань-Ькатеринбургской жел. дороги на 
Вятские Поляны" . . . 

3 центре забили тревогу и срочно командировали новых кра.сных ко- 
мандиров и комиссаров. Они направились в гор, Вятку, где торопились 
(там же, с^р.ТЗб) "...для противодействия дальнейшему распростране- 
нию белогвардейских банд безотлагательно принять меры по укреплению 
г.Котельнич и обеспечению там жел.-дорожногомоста от захвата, и взры- 
ва, а так::се построить окопы у с, с. Медведского и Петровского по р. 
Вятке". . . 

От Т'су^евска до гор.Котельнич по прямому рп.сстоянию 300 верст, а 
до у .азанных сел 200 верст. "Безотлагап^ельные меры" краснъп: уко-зыва- 
ли, какую угрозу чувствовали они от дальнейшего распростра.нения вос- 
стания. 

Вновь назначенные командиры и комиссары отправились из гор. Вят- 
ки на пароходе разыскивать рассыпавшуюся армию: - "Чем дальше паро- 
ход спускался вниз, тем чаще стали попадаться тянущиеся в кильватер- 
ных колонналс пассажирские пароходы, буксиры с баржами и да^^е остатки 
боевой речной с^хяотилии. Все это отступало; находившиеся на, этих па- 
Роходр:^ красноармейцы и матросы представляли совершенно разложивший- 



- 6 - 

ся элемент, держали себя вызывающе, никаких приказов исполнять не же- 
лали; на пути грабили селения, пьянствовали. Остановить этих паниче- 
ски н-'.строенных людей никто не бЫл в силах, хотя попытки к этому де- 
лались... От одного из встреченных пароходов удалось узнать, что по- 
левой штаб находится в хСалмыже " . . . 

3 полевом штабе вновь приехавшие начальники нашли старый команд- 
ный !1 политический сост.ав в таком виде: "Все эти лица производили 
удручающее впечатление; вследствие целого ряда неудач и отступлений 
они были КЗ.. учены, лишились всякой энергии и желания работать; на- 
строение у всех было подавленное. От временно комалдующего какртх- ли- 
бо ценных и подробных сведений о действиях его отрядов и о противни- 
ке получить не удалось. Связь была лишь с ближайшими к штабу отзэяда- 
ми, так ка.к для связи с более удаленными средств не имелось. Все ви- 
денное пр;тводило к заключению, что в сущности аркши никакой не сущес- 
твует и что нужно заново строить 2-ую армию"... 

Таковы свидетельства самих красных - разгром их сил под У}жеъ- 
ском к в последующих боях вывел всю их 2-^гю армию из строя. 

Небольшие группы красных, не успевшие бежа'т^ь во-время, бродили 
в леса^х к югу от жел. дороги Казань-Сарапуль. По краснЫ!^'! свелення1Л к 
югу от ст.Агрыз прятался отряд в 20П0 человек под командой Чевырева. 
Присутствие этих групп красных в сравнительно недалеком расстоянии 
от восставших заводов препятствовало установлению надежной связи с 
другинт' рлткбольшевистскнмн силами. 

9. Подготовка_к_решительному__столкновениЮд 

Сентябрь месяц прошел в расширении района воссталия; происходи- 
ли стычки передовых частей, и обе стороны готовились к реиительнвол 
боям. 

Игсевцы и Воткинцы, освобождая от разбежавшихся шаек красных и 
от "продовольственных" отрядов ближайшие районы, продвигались на 
всех направлениях. 

На западе Ижевцы и присоединившиеся к ним крестьяне подходили 
к реке Вятке на участке г. г, гкалмыж и Уржугл. 

На севере под угрозой восставших находилась жел. дорога. Вятка.- 
Пермь, где Ржевцы подходили близко к гор. Глазову, а Воткинцы угрожа- 
ли захватить ст. Чепца. 

На восФоке Воткинцы были нед'^ттеко от г.Оханска, одно время за- 
нимая большое село Сосновское, а на левом берегу Камы вели бои око- 
ло гор. Оса. Оба города - Пермской губернии. К восФоку от своего за- 
водп, Воткинцы за Камой занимали некоФорые пункты, где происходили 
столкновения с левым флангом главного мронта 3-ей красной аршш ( 5-я 
Уральская дивизия кр. армии). 

К югу от заводов, как было сказано раньше, был взят гор. Сара- 
пуль, II далее к западу нп. жел. -дорожной линии Казань-Екатеринбург 
Кжевцы вытеснили красных со СФ.Агрыз, от которой шлп. ветка на Ижевск 
и Воткинск. 

Делались таюке попытки войти в связь с другими антибольшевистски- 
ми; ар;.шя1ли для согла.сования действий и получения недостающего снаб- 
жения; с другой СФороны - для отправки избытка винтовок туда, где 
они были нужны. 

Запасы огнеприпасов были очень незначительны. Тлевшиеся на за- 
воде в Ижевске и захваченные в боях у красных снаряды и патроны тая- 



- 7 - 

ли, а организовать их выделку в достаточном количестве не было воз- 
можности из-за отсутствия пороха, капсулей и других материалов. Не- 
которое количество ружейных патронов было сделано из старых, собран- 
ных в окопа^с гильз с пулями из красной проволочной меди. 

Когда Казань была еще в белых руках, три Ижевца добрались туда 
через красное расположение и просили о помощи присылко" боевого снаб- 
жения. Но Казанцы переживали тяжелые дни и помочь не могли. 

Позднее все тоф же энергичный шт. -капитан Куракин с небольшим 
отрядом добрался до Самары, получил та-м 10000 трехдюймовых снарядов, 
60 пудов взрывчатых веществ, деньги и разное другое снабжение. Все 
это он мог довезти только до гор.Бирска. Пробираясь через расположе- 
ние красных, он вернулся в Ижевск, доставив лишь деньги к телеОюны. 

Только Волжская йяофилия адм. Старка и кап. 2-го ранга -^-"едосье- 
ва, дошедшая после падения Казани до Сарапуля, дала Ижевца!.! одну 
37~миллЕметровую пушку с 50 снарядами, 40000 ружейных патронов, 30 
фунтов толу, 100 капсулей для ручных гранат и 50 седел. Какая это 
была ничтожная помощь, можно суди'Т'ь по тому, что РТжсвцы на вооруже- 
ние восставших крестьян выдали не менее бОООО винтовок, а по некото- 
рЫх'Л сведениям - много больше. 

Количества патронов, полученных от с'атготилии, не хватило и по 
одному на винтовку. 

В красном лагере шли усиленные приготовления для подавления вос- 
стания Гжевцев и Воткинцев. 

Разгром, бегство и полный развал 2-й кра.сной армии и явные со- 
чувствие и помощь крестьян восставшим рабочим делали восстание чрез- 
вычайно опасным для красной власти. Ненадежность мобилизованных из 
местного населения заставляла посылать войска из центра^страны. Упор- 
ство в боевых столкновениях требовало посылки особо стойких частей, 
составленных из ко\дмунистов, из отрядов "чрезвычаек", из латьшей и 
кита.йцев. . . 

Отряды наемных иноземцев по своей жестокости не отличались от 
доморощенных коммунистов, и борьба принимала свирепый, кровавый ха- 
рактер с бо^ьтими потерями с обеих сторон. 

?'жевцы, бывшие на "Северном" фронте, вспоминали, как им при- 
штгось иметь дело с каким-то интернациональным полком, в которое! все 
бойцы были одеты в красные рубахи. Ситтьно опьяневшие, они с пением 
"Интерна-ционала", переходившего при сближении в дикий рев, бросались 
на, своего противника, несли большие потери, но повторялк атаки по 
несколько ра,з. 

На восстановленную 2-ую красную армию возлагалась задача пода- 
вить восстание. 3-я армия помогала ей на севере, выделив для защиты 
жел. дороги Вятка-Пермь сильные отряды, а для защиты г.Пермь с юга 
назнолала.сь 5-ая Уральская дивизия, расположенная в районе г. Оса. 

2-ая армия с приездом новых командиров начала залечивать свои 
раны. 113 разбитых, деморализованных и распущенных отрядов к групп 
новый командный и политический состав начал формировать батальоны, 
пояки и дивизии. 

Состав Фор-'а-рований стоит того, чтобы на нем остановиться. 

Пользуясь тем же источником (Гра-жд. война, т.1, сфр.140), нахо- 
дим: "50-я, 51 -я и 52-я маршевые роты московского продовольствен- 
ного отряда сводятся в батальон; отряды Елабужской и 1ензелинской 
групп составллв^т 2-й -бг^-пльон; и^'^пяды •^^. Атшсгмоог'. и Пякулкна со- 



сбавляют 3-й б.чтггльон. Все три блтапьона сводятся в 1-й сводный полк'.' 

Ис тг.ких же маршевых рот и случг^.йных отрядов фор-пфуется 2-й 
сводный полк. Третьим полком в обр'гсованную тлким образом 1-у1о свод- 
ную дивизию входит 1-й Смоленский полк. 

Полки снабжаются артиллерией. Например, во второй сводный полк 
придается 2 орудия Московского продовольственного от'рядп. и 3 орудия 
морской батареи. 

Состав Московского продовольственного от'ряда из 50 с лишком рот 
с артиллерией, нагрянувших на крестьян Вятской губ. для "сбора" хле- 
ба, разъясняет многое в ходе описываемых здесь событий. Хлеб собира- 
ли пушки. 

Кроме 1-й сводной дивизии во 2-ую армию была придана вре1.:енно 
Вятская дивизия. 

После падения Казани 9 сентября у красных освободились новые 
силы, и на усиление 2-й армии прибыл отряд Азина. Э'поф отряд был 
усилен другими частями и переформирован во 2-ую сводную Д1'1висню, со- 
стоявшую из трех пехотных полков, одного кавалерийского и артилле- 
рийской бригады. 

3 конце сентября на помощь 2-й армии подошла красная Волжская 
флотилия Раскольникова. На жел. дороге у них появились бронепоезда. 

В середине октября присылаются в эту армию роты чрезвычайных 
комиссий: Московской, Тамбовской, Смолено-Рязанской, Саратовской и 
Нижегородской. Р'з этих чекистов формируется 6-й сводный полк. 

Наконец, прибывают на усиление уже го'т'овые сформированные пол- 
ки: Казэельский, Пензенский и МVсульманский. 

Перес;!юр1"1Рровывая и организуя 2-ю армию, усиливая ее надежны1ли 
частя?.ш, красная власть снабжает ее большими боевыми запасгаж. 

Постепенно перевес сил и преимущества в материальном снабжении 
переходят на СФорону красных. 

1 . Характер_б ор ьбы_. 

За отсутствием документов и достаточно полных показаний ^част- 
ников, восстановить ход борьбы восставших рабочих и крестьян со все 
более увеличивающимися силами красных возможно лишь в са^шх обш,их 
чертг^с. 

Личные впечатления и рассказы участников этих событий дают мно- 
го ценных данных о все нараставшем упорстве и ожесточечностг боев, 
начавшихся в конце сентября и в октябре превратившихся в почти еже- 
дневные столкновения на всех направлениях. Но время, "1есто и другие 
важные сведения обычно не указываются - они забыты. 

Записи, которые велись некоФорыми, погибли в последующих похо- 
да?:. Та же учаСФЬ посфигла приказы и другие документы частей. 

Предлагаемые здесь описания двух боев, как достаточно полные, 
могут дать представление о характере боевых действий. 

- о - 

В последних числаос сентября были понучены сведения, что в на.- 
правлении к гор.Сарапуль двигается со стороны г.Уфы большой красный 
отряд. 

Воткинцы должны были выделить часФЬ своих сил дпя защиты гор. 
Сарапуля. 



- 9 - 

Не ожидавшимся с этого направления противником оказался отряд 
Блюхера, окотто б тысяч бойцов, который был отброшен атаманон Дуто- 
ВЫ1Д ис пределов Оренбургской области на с-вер, проскочил район УСсы 
восточнее этого города и теперь искал удобнного пункта, чтобы про- 
рваться в район красного расположения. 

Блюхеру благополучно удавалось проходить по тылам белого фрон- 
та, так как здесь не было никаких значительных резервов. Все силы 
были или на отронте или формировались в глубоком тылу. 

Мелкие отряды противника Блюхера не пугали. 

На ночлегах Блюхер применял удачный прием, располагая своп си- 
лы треугольником, в углах которого размещались боевые части, а вну- 
три обозы. При нападении на один из пунктов расположения отряда гар- 
низон этого пункта отражал нападение, а другие высылали на помош.ь 
части, чтобы охватить противника с флангов и тыла. 

Небольшие о-т'ряды белых, встречавшие Блюхера, дотгжны были отсту- 
пать, чтобы не попасть в окружение и не быть уничтоженными. Применяя 
эту тактику и не встречая крупных сил белых, Блюхер успешно продви- 
га.пся на север. 

Получив сведения о движении отряда Блюхера к Сарапулю т: не имея 
под рл-'кой резервов, командовавший Зоткинцами капитан Юрьев вызвал 
ко:/1андира только что сформированного батальона поручика Болонкина, 
доблестного и энергичного боевого офицера, и направил его с батальо- 
ном в распорялсение Сарапульской народной армией корнета князя Ухтом- 
ского. 

Сарапульская армия начала организовываться после захвата горо- 
да йзгсевцами 31-го августа, но состояла только из штаба и не имела 
боевых частей. 

В течение 24 часов б^татгьон поручика Бояонкина был переброшен 
в гор.Сарапуль. Здесь командир батальона получил приказ двинуться' в 
г1ихайловский завод, расположенный за р.Камой, и препятствовать дви- 
жению прот'пвника к гор. Сарапулю. 

Переправившись через реку Каму, бат-альон прибыл в Vказанный за- 
вод, где находился партизанский отряд прапорщика Преснова (впослед- 
ствии 1 5-н аихайловский полк 4-й Уфимской дивизии). 

Выяснив, что Блюхер расположился в 50-60 верстах к северо-вос- 
току от 11ихайловского завода, пор.Болонкин выступил в сторону против- 
ника и ночью атаковал красных в дер.Запуново. В деревне нрх:одились 
мадьяры п красные казаки Каширина, закаленные в походах и боязс про- 
тив атШ'Лана Дутова в течение нескольких месяцев. 

Бой отличался большим упорством, хотя и не был продолжительным. 
Воткинцы яростно атаковали красных и, после горячей схватки внутри 
де-оевнп, заставили их поспешно отступить, бросив 2П0 повозок с бое- 
вы!^.! имуществом. 

Блюхер не решитгся ввязываться в дальнейший бой с дерзкпг! против- 
ником, не стал прибегать к своему излюбленному приему - окружению с 
флангов - п наверное не предполагал, что против его шеститысячного 
отряда находится всего один батальон Воткинцев, во много раз слабей- 
ший п тотгько что сформированный. 

Весь отряд Блюхера начал немедленное отступление на север, где 
вскоре вьш!ел на линию красного ("'•Ронта восточнее гор. Оса. 

Воткинцы нанесли большие потери "блюхеровцам" , но и са:Л.-" сильно 
пострадгли - одних убитых было 83. 



- 10 - 

Преследования красных, состоявших из конницы и пехоты на подво- 
дпх и быстро уходивших, не было. У Воткинцев было всего липь несколь- 
ко конных ординарцев. 

После прртхода в район, занятый красными, отряд Блюхера был пе- 
ресоорнпрован в 30-ую дивизию. 

Воткинцам пришлось несколько раз встретиться со старнп-.т знакомым 
в Уральских горах и за Уралом. Блюхеру не удалось в этот период сво- 
ей деятельности похвалит'ься большими успехами и выдвинуться на пер- 
вые места советских полководцев. Прославился он позднее, 

- о - 

В первой половине октября, под напором красных, И'хевцы начали 
сокрадать свои растянутые фронты и отходить на позиции блнхсе к оаво- 

ДУ« 

На Глазовском направлении они отошли к югу и держались верстах 
в 30 от завода, отражая натиски красных и переходя в контр-паступле- 
ния. 

Деревня Якшур-Бадья и находившаяся недалеко южяее небольшая за- 
икша в несколько дворов были заняты крупными силами красных. Заимка 
стояла в густом лесу, недалеко от дороги Ржевский завод - дер. Якшур- 
Бадья. 

Правая группа Северного фронта получила задачу разбить и отбро- 
сить противника из "Заимки", 

Комо.ндующий группой подпоручик. " Вершинин с отрядом в 3000 бой- 
цов выступил для выполнения задачи. 3 обход обоих флангов он послал 
по одной роте, а с главными силами двинулся по дороге, расчитывая 
дви::сенке так, чтобы обходные роты имели вре^ш пробраться по староьг7, 
трудно проходимому лесу и ударить с флангов. 

Обход с правого Фланга был поручен прибывшей из Ижевска роте, 
состоявшей из 250 рабочих под командой прапорщика X. 

Пуле:летов в роте не было. Орудий не было во всей группе подпор. 
Вершинина, так как снаряды в октябре подошли к концу и имевшиеся п^тп- 
ки были отосланы на завод. 

Командир роты не внушал доверия: бледный, видимо болезненный, 
он имел, по словам участника боя, "вид обреченного человека". Поэто- 
му подпор, Вершинин назначил к нему, под видом командира батальона, 
другого офицера. Но и этого случайного оФицера он тоже не знал, а 
задача требовала руководства опытного боевого н.ачальника. 

Подпоручик Вершинин посылает с ротой также и своего помопнкка 
- пор.-1кхайлова. Последнего он знал очень хорошо, так как Лпхайлов 
был организатором и руководителем тайной ачтибо'^ьшевнстской группы- 
офицеров в гор. Глазове. Вершинин состоял в группе у Михайлова. Вме- 
сте с другими офицерами этой организации они оба были захвачены, по- 
пали в тюрьму к от^туда совершили весьма рискованный и дерзкий побег. 

Подпоручик Вершинин, совсем молодой офицер, раньше прибыл в 
район восстания и получил в командование правую группу Северного 
фронта. Поручик Михайлов, пробравшись к Ижевцам позднее, попал по- 
мощником к своему соучастнику по тайной организации и бегству от 
большевт'ков. 

Отправляя пор.11ихайлова в обходную роту, Вершинин был уверен, 
что успех обеспечен. 



- 11 - 

Рота углубилась в лес и взяла направление с расчетом выйти к 
"Заимке" справа. Движение было тяжелое - саросли кустов п, особенно, 
стволы огро 1НЫХ упавших деревьев, часто в аршин диаметрок, сагра^кда- 
ли дорогу. 

По истекшему времени выходило, что "Заимка" должна быть вблизи. 
Не впдя ее, начали сомневаться, не веяли ли слишком вправо и не про- 
шли ли мимо. 

Иео:::иданно раздались выстрелы красной заставы. Поручик ^Ыхаилов 
крикнул "ура!", и все бросились за ним. 

Застава противника бежала. Перепрыгивая через упавшие деревья, 
Ижевцы преследовали их, продолжая кричать "ура". 

Трг раса красные осФанавливались и пробовали задер.т'.ать Кжевцев 
стрельбой, прячась за стволы деревьей. Чо Ржевцы бех<али вперед и^ 
гнали красных дальше, Факим путем красная застава помогло, обходной 
роте найти "Заимку". 

Показались строения. Перед ними расчищенное пространство, все- 
го шагов в 70. 

Рота сильно растянулась. Бег по лесу с преодолением препятствий 
утомил более слабых. С поручиком Михайловым впереди оказалось всего 
около 20 бойцов и "командир батальона". 

Красные открыли шгпеметный и рVжейный огонь. "Командир батальо- 
на" тягсело ранен в ногу. Он че может бежать дальше, на лице выраже- 
ние досады. Пор.1"1ихайлоБ приказал ему пробираться назад и но.ыти 
фельдшера. 

У про-^ивчика замешательство. Торопятся взять на передки две пуш- 
ки к увезти их. Поручик г'Шхайлов, рассыпав бойцов в цепь на неболь- 
шом бугре у опушки леса, прикп.зал им перебить лошадей. 

Оставшись без лошадей, кг)асные арти^^леристы повернули орудия 
на Ижевцев и открыли бешеный огонь на картечь. 

Из-за близости расстояния снаряды разрывались над гоновашт н 
сзади лежавших в цепи, поражая подбегавших от'сталых".'. 

Лес загудел от пушечной пальбы. В цепи казалось, что орудийная 
стрельба происходит ссади, за лежавшими на бугре. Р'з-за черной заве- 
сы шрапнельного дыма по временам выскакивали отдельные бойцы п вли- 
вались в цепь. Двинуться вперед было невозможно. Лчогие бнли убиты 
и ррл^ены картечью и кусками деревьев, р.азбиваемых снарядшли 

Тяжелое положение еше бояее ухудшилось, когда красные поставили 
пулемет справа и открыли продольный огонь по блттру, за который пря- 
тались бойцы. Казалось, все будут перебиты. 

Но вот слева от "Заимки" появилась из леса группа в сотню сол- 
дат и бросилась на красных. После короткого штыкового боя красные 
бежали, бросив пушки. 

Неожиданная помощь пришла от отставших во время преследования 
заставы и собравшихся около командира роты. Но его самого не было. 
На вопрос; - "где он?" - последовал ответ: "убит в наступлении". Но 
это было не так. Выяснилось, что прапорщик б"л подавлен грохотом 
Стрельбы и отказался вести собравшихся около него вперед. Отставшие 
Ижевцы рвались на помощь своим. Убеждать и уговаривать ротного было 
некогда. Каждое мгновение бы^о дорого. Несколько штыков закончили 
жизнь недостойного командира. 

В командование вступил унтер-о(|ицер, участник мировой войны. 
Он сразу понял, что бешеный огонь красных задержал находившихся впе- 
реди, и надо не подпирать их с тыла, а ударить врага с соланга. Его 



- 12 - 

нр^содчивость сп^.сла роту от ^шкчтоженкя. 

Рот". потеряла треть своего состава - 80 человек было убито к 
ранено. 

Упорно дравшийся отряд красных состоял из латышей. 

Главные силы гр^шпы подпоручика, Вершинина и левая обходная ро- 
та в бою потнять участие не успели. Но по колонне главных сил, сле- 
довавиен по дороге, красные открывали огонь со ст^ороны дер.Яюпур- 
Бадья. 

- о - 

Два боя, описание кст^орых здесь приведено со слов участников, 
являются случайными в общем ходе борьбы Р'жевцев и Воткинцев. Но они 
указглвр,ют на чрезвычайно высокое боевое воодушевление восставших 
против бо~ьиевисФСКого гнета - то воодушевление, которое не покидало 
их за все три месяца отстаивания ими своих родных очагов, а потом и 
в четырехлетней борьбе на Урале, в Сибири, в Забайкалье и в Прз-иорье, 

Взятие краснЫ1-№" Капали 10 сентября*) не то^гько позволило им 
знр-чительно усилить свою разбитую и растрепанную 2-ую аркшю, но по- 
ставила ее в выгодное положение беспрепятственного выхода из района 
р. Вятки в Каму у двилсения по ней в тыл восставшим завоДчаг-с. 

Иасыцет1н-.я ко>/1 .гунистами и надежными отрядами из мадьяр, латышей 
и других наемников, 2-ая красная армия начала медленное продвихсенне 
к !-!::севску. I с це ттра своего сосредоточения около с. Вятские Поляны 
(120 верст к с. -в. от Казани к в 140 в. от РТжевска) красные дв1:ну- 
лись двумя путш«1: вдоль жея. дороги Казань-Екатеринбург к по рекам 
Вятке I- Каме на Оарапуль. 

К концу сентября красные подошли к ст.Агрыз, откуда идет ветка 
на йгсевск - Воткинск, и здесь загораются бои, продолжавшиеся весь 
октябрь. 

Спустившись на пароходах по р. Вятке и двинувшись вверх по р.Ка- 
ме, красные в первой половине октября захватили г.С-^рапуль. Р1алпа. 
Волжская Олот^илия незадолго перед этим ушла в р. Белую на зимовку. 
Это открыло дорогу красной флотилии Раскол ьникова. 

Вра^-;еское окружение все теснее облегало восставшие заводы. 
Просьбы о помощи оставались без ответа. Пополнение огиепоипасами, по- 
чти исключительно трофейными, становилось все трVднее и труднее, Сна- 
ряды бт.тли на исходе, ру?кейных пг-фронов б'-'ло ничтожное количество. 
Нужно было считаться с возможностью оставления заводов и искать пу- 
тей проделать это с наименьшими потерями. 

20-го октября командующий Прикамской армией полковник Оедичкнн 
созвал совещание СФаргаих чинов армии и местный комитет Учредительно- 
го Собрания, предсФавлявший из себя высшую гражданскую власть. 

Полк.Уедичкин, объяснив создавшуюся обСФачовку и невозможность 
расчитывать на своевременное прибытие помощи, предложил нача.ть за- 
благоврс ;енную эвакуацию раненых, жеч1цин и детей, а таксе цепного 
имущества и запаса винтовок, на восфочный берег Камы, пока ото воо- 
можно было сделать в порядке и в условиях достаточной безопасности. 

Председатепь комитета членов Учредитеттьного Собр.-анпя Евсеев не 
соглас71лся с предусмотрительным полк.'^^едичкиным и назвал его предло- 
жение о.б _ эваку ации трус остью. 

*) Отступление белых из Казани началось 9 сентября вечером. 



- 13 - 

Б ответ нп. это полк.Федичкин подал саявление об отставке. После 
этого заседания весь '"омитет членов Учредительного собрания скрылся. 

Два дня кх не могли нигде найти. Даже своего секретаря А.П... 
сбе;:савшие не предупредили о том, куда они исчеоалот, и секрета.рь не 
онал, где их искать. 

Причиной исчесновения всего комитета, как выяснилось, была бо- 
язнь ареста полковником Федичкиным. Но последний никому нпкакш.ш аре- 
стами не грозил. Не желая вызывать никаких разногласий и вносить рас- 
кол . .: в ряды защитников в эти тревожные и решитеттьные дни, полк, 
Федичкин, заявив о своей отставке, покинул Ижевск и пробрался в гор. 
У(1у в зэаспоряжение Верховного Главнокомандующего генерала Болдырева. 

Л "генеральском доме", как назывался бывший дом начальника Ижев- 
ского завода, на в'т^ором этаже разместился комитет членов Учредит. со- 
брания. В первом этаже издавалась газета, "Ижевский Защитник", 

К этому дому ежедневно собирались все имевшие отношение к делам, 
которынн ведали члены комитета, в том чксле и поставщики на а.ргшю, 
ждавшие срочных распоряжений на разные заготовки, так как все сушлы 
находились в руках Комитета. 

Исчезновение членов комитета могло быстро распространиться сре- 
ди населения и вызвать тревогу и панику. Поэтому находившиеся в "ге- 
неральском доме" служащие в канцеляриях комитета и газетные сотруд- 
ники условились скрывать бегство "верховной власти". 

Доброволец г1.Т., сотрудничавший в перерывы ст^ боев в газете, за- 
явил, что комитет мог сбежать только в Воткинск, и взялся его разыс- 
ка.ть . 

Взяв паровоз с двумя машинистами и захватив 5 вооруженных гим- 
назистов в качестве охраны, так как в бО-верстном промежутке между 
заводш/Ш появились разведывательные партии красных, М.Т. в 8 час, 
вечера помчался в Воткинск. 

Там в доме Ча.йковского, где собирался Воткинский совет обороны, 
я1.Т. нглел сбежавших комитетчиков. Получив необходимые сведения и 
распоря:::ения, :1,1^. ночью же вернVЛСЯ в Ижевск, успокоив заинтересо- 
ванных лиц. 

Теп временем пост'авщикам говорились разные небылицы, почему их 
не могут принять по их делам. Но скрыва,ть правду ста,новилось все 
труднее и труднее. 

На. :1есФо полк.Уедичкина командующим Прикамской армией был на- 
значен капитан Юрьев. Ко-^андование Ижевскими частями было передано 
шт. -капитану Жура^влеву, по оценке некоторых очень храброь.1у офицеру, 
но мало опытному и бестолковому начальнику. Интересно отметить, что 
За время своего недолгого командования - около месяца - ■1т.-кап.}1>у- 
равлев не был известен многим Ихсевцам, даже из числа старпих началь- 
ников, а, некот-орые да^же никогда ничего о нем не слыхали. 

Через нескотгько дней посяе бегства успокоившиеся члены комите- 
та Учр§днтельного собрания приехали в рТжевск на устроенный ими мно- 
голюдный митинг. С ни 1и приехал также новый командующий армией капи- 
тан Юрьев. 

На. этом митинге Ижевцы услышали горячие призывы к спасению за- 
водов от захвата краснЫ1,ш и даже призывы к походу на Лоскву. О том, 
будз^т ли доставлены патроны и как без них дойти до Москвы, красноре- 
чивые ораторы не говорили. 



- 14 - 

Чем блиие кр^.сные подступ.1ли к заводагл, тем упорнее и о::сесто- 
ченнее ст'^.новнлись бон. Особенно сильно крп.сные нажимали с юга. 

К концу октября бои ис района ст.Агрыз переместились к рТгсевску 
на 18 верст. На севере Кжевцы и Воткинцы удерживали врага в среднем 
верстах в 30 от- заводов. 

До'оого доставался врагу каждый шаг. Но и защитники заводов нес- 
ли тя;::елые потери. Недостаток патронов был очень чувствителен; при- 
ходилось все чаще и чаго,е обращаться к штыку и всеми способш/Ш эконо- 
мить патроны на крайний случай. 

1се р:-'бочие, по установившемуся порядку, где бы они нп находи- 
лись, не расставались с винтовками. Кто бы какую работу нн делал - 
винтовка была рядом. По тревожному реву заводского гудка все немед- 
ленно бежали на сборные пункты своих рот. 

Бз штаба приходили приказы, и роты быстро направлялись на ата- 
кованные плгнкты. 

Пленные красноармейцы показывали, что, как только комиссары на- 
чинают их гнать вперед, они с волнением ждут рева могучего заводско- 
го Гудка. Услышав его, в их рядах начинает наростать паническое на- 
строение. Они знают, что через час к месту боя подойдут и опрокинут- 
ся на них волны рабочих и начнется кровавая штыковая схватка. 

По словам добровольца 1"1.Т. , только в Ижевске до 20000 рабоЧ1-1Х 
П"опиимали л;-частие в отро^ении атак врага, когда красные бросались на 
п'опступ в бо'^ьших массах. 

Никто не пробовал уклониться от боя. Взаимная спайка и выручка 
ст^ояли необыкновенно высоко. Если кто-нибудь не поспевал присоедн- 
ни'т^ься к своей роте, он пристраивался к другой. 

Одт-н из участников боя последнего дня защиты завода 7-го нояб- 
ря рассказывает, как был собран последний резерв. Эт'о была сводная 
рота, куда вошли все, кто ел1е оставался на заводе по разным причинам, 
не мог теперь попасть в свою роту или не знал, где ее искать. 

Командовал ротой полк. Власов, пользовавшийся любовью и доверием 
Ижевцев, как храбрый и распорядительный офицер. Когда потерявшие 
свои роты бойцы узнавали, что командует Власов, они охотно присоеди- 
нялись к этой сборной роте. Всего набралось около 300 бойцов. 

Рота по Казанской улице вышла I к станции Ижевск, находившейся 
в одной версте от завода. Здесь она заняла окопы недалеко от татар- 
ского кладбища. На кладбище и левее в большом количестве накапливал- 
ся противник. 

Полк, Власов решает помешать красным в их сосредоточении п подго- 
товке к штурму и атаковать их теперь же. 

Он отдает распорязкение и сам первый со знаменщиком г. одним бой- 
цом выск'^кивает из окопа г бросается к кладбищу. Одновременно добро- 
волец .1.Т. с 5-ю бойцами бросается левее. 

Но у красных уже стояли наготове пулеметы, и их огонь перебил 
всех выскочивших вперед и з,-^ ставил остальных, поднявшихся для атаки, 
укрыться в окопах. 

Полк. Власов бытт тя"лсело ранен, и его с бо'^ьшим трудом вытащили 
из-под обстрела. У рассказчика-добровольца была перебита нога. Он 
начал ползти к окопу. К нему выскочила гимназистка Попова, работав- 
шая сестрой милосердия и отличавшаяся необыкновенной смелостью, и 
хотела перевязать раненую ногу. Пуля ранила ее в лоб, и лицо ее за- 
лилось кровью. Доброволец приказал ей бежать зигзагами в окоп. Е1лу 
удалось самому доползти до окопа, где его перевязали и отправили в 
тыл. 



- 15 - 

После нескольких настойчивых атак красные захватили станцию. 
Она была оставлена в 2 часа дня. Около этого же времени были очище- 
ны другие пункты, лежавшие впереди завода, и садитники отступили на 
последние позиции у окраины завода. 

Утомленные боя^ш и потрясенные упорством обороны, красные не 
чувствовали уверенности в окончательном успехе, остановились т- наби- 
рали силы для дальнейших действий. Ночью они бездействовали. 

По краснЫ1.д сведениям (Гражд. война, т.1) последние дни запиты 
Ижевска излагаются так: "Бои под Ижевском 5-го, 6-го и 7-го ноября 
дост1:гл11 большого напряжения; та и другая сторона дрались с бочьшим 
упорством, неся большие потери. Этими боями подтвердились сведения 
агентузэы, что вокруг терркФоррч^ завода проФивником вырыты окопы с хо- 
дами сообщения в тыл и усилены проволочные заграждения. Войскан от- 
дается пззиказ взять Ижевск 7-го ноября во ч^т^о бы то ни стало." 

"7-го ноября с утра, началась артиллерийская подготовка ата.кн и 
устройство проходов в проволочных заграждениях. Вера в успех настоль- 
ко велика, что было приказано держать прямой провод с .Тосковским Кре- 
млей для немедленной передачи сообщения о падении Ижевска в день, 
когда праздновалась годовщина Октябрьской революции". 

•'К 17 часам войска были уже у проволочных заграждений !: готови- 
лись к штурму. Противник вел бешеный огонь из орудий, пт/леметов и ру- 
жей. . . На правом йхяанге боевой линии в числе прочих частей был 2-й 
14усульманский полк, который не выдержал огня, дрогнул и позорно бе- 
жал с поля сра^кения, оставив противнику батарею, пулеметы и дз^зтую 
матерг.альную часть. На пути бегства людьми полка был разграблен пол- 
ковой обоп, похиш.ены вещи командного состава. Весь же ком^лдный со- 
став в этом полку держал себя образцово. 2-й .1усульманскин полк за 
свое позорное и преступное поведение был расс^^ормирован. " 

"Б 19 час. 40 мин. Ижевск был взят штурмом... Брони;оова:1ный по- 
езд "Свободная Россия" ворвался на станцию Ижевск и своим огнем внес 
в ряды белогвардейцев сильнейшее расстройство. Кавалерия вслед за. 
пехотой ворвалась в город, на улицах которого завязались ожесточен- 
ные бои." 

Это описание ктэасного историка имеет значительные неточности» 
Каких-либо серьезных проволочных заграждений у Ижевцев не было: про- 
волока на заводе не выделывалась и запасов ее не имелось. Защитнртки 
не могли вести бешеный огонь из орудий, плглеметов и ружей из-за не- 
достатка огнеприпасов. На улицах города, боев не было, красные не по- 
смели войти ночью в город, и в 11оскву была послана преждевременная 
"поздравпт'етгьная" теттеграмма о взятии Ижевска, не соответствовавшая 
действительности . 

Следует также отметить, что бегство 2-го Мусульманского полка 
не было единственным случаем. Защитники много раз обраш,али красных 
в паническое бегство, но их историк отмечает только один случай, ко- 
торый трудно зал-юлча.ть, т-^.к как была брошена батарея, разграблен "З 
обоз г П0Т1К был расформирован. 

После очиш.ения ста,нции и других передовых пунктов впереди заво- 
да. - дальнейшее сопротивление красным было оказано на кясной окраине 
города. 

Здесь с наступлением темноты бой затих. Красные остановились, 
не решаясь ночью двигаться дальше. 

Трехмесячна.я борьба за Ижевск подходила к концу. Героизм и са- 



- 16 - 

мопохсертвовпние восставших должны были покорит'ься грубой силе числен- 
ного превосходства и подпвляющего огневого преимущество, красных. 

Был отдан приказ об оставлении завода. 

П::севцы - как бойцы, так и большинство их семей - покинули свои 
родные места. 

Раненого л!. Т. везли вместе с другим раненьм на подводе. До него 
доносился плач женщин и детей. Он всматриваттся в темноту. Людей было 
трудно различить, но можно было видеть, как двигалось огроь.шое коли- 
чество белых пятен. Это были узлы с одеждой и едой - все, что 1.:ог^и 
оолгвати'^ь с собой жители Ржевска. Подвод было мало, бо'гьпкнство шло 
пешкой. 

Около 40 тысяч, может быть, до 50 тысяч рабочих и их сеней бро- 
сили родные очаги и все, что им бьпто дорого. Уходили от расправы и 
мести той власти, которая именовала себя защитницей всех трудящихся. 

Оставление Ржевского завода поставило на очередь да'п:ьнейшу1о 
судьбу всей борьбы восставших против красной власти. 

На совещании в Воткинске, на котором присутствовали конитет чле- 
нов Учре,-';ктельного собрания, командующий Ижевско-Воткинской аргшей 
капитан Юрьев, начальник штаба армии полковник Альбокриноп и команду- 
ющий Иг-севцами шт. -кап. Журавлев, выяснилось: 1) что нет достаточно 
сил захватить обратно Ижевск; 2) что оборона Воткинска против превос- 
ходны:: сил противника на восточных и северных подступах к заводзг, где 
продолжаются упорные бои, и при наличии больших сил красных в захва- 
ченном ими Ижевске - становится невозможной, 3) что подход обепанных 
И долгожданных Сибирских частей не предвидится. 

Совещание решило оставить район Ижевского и Воткинского заводов 
и отвести армию за р.Каму. 

В предвидении возможности отхода уже собирались материалы и на- 
чиналась постройка через Каму пловучего моста' ) на баржах в 2-х вер- 
стах выпе по течению от дер. Усть-Речка. Строителем был капитан 1-го 
ранга Вологдин. 

Ут:оом 10-го ноября кап. Юрьев вызвал командира 4-го Воткинского 
полка пор.Болонкина и приказал ему передать в распоря-жение штаба ар- 
мин 2-й и 4-й бата-^ьоны. 

Общее положение у Воткинска к этому вре '1ени было сле"т,ующее: 4-й 
попк Занимал растянутый соронт: два батальона (1-й и 3-й) обороняли 
подступы к заводу на трактовой дороге от ст. Чепца; 2-й батальон охра- 
нял участок к С.-З. оф завода и находился в с. Светлом, поддерживая 
связь с северным сдоонтом Ижевцев; 4-й батальон был выдвинут в с, Паз- 
деры в 20 верстах к юго-западу от ст'роящейся переправы, имея задачу 
не допVскать движения противника на север со стороны занятого и;: се- 
ла Гальяны. 

С оставшимися в его распоряжении двумя батальонами позэ.Болонки- 
ну было приказано упорно оборонять северные подступы к заводу, держа 
тесную связь с р"споло::сенным правее 2-м Боткинским полком пол коман- 
де'! поручика Дробинина. Далее к восФоку у р.Камы действовал 1-ый 

*) Длина моста - 482 саженк, начало постройки 2б-го октября, 
закончено 4~го ноября. 



- 17 - 

Боткинский полк в рпйоне Ножовского завода. На другом (левом) бере- 
гу Ка1'ЯЫ против частей красных, напиравших от гор. Оса, действовал 3-й 
Сайгатский полк. 

Требование упорной обороны обусловливалось необходимостью про- 
иовести планомерную эвакуацию госпиталей, дат-ь возможность населению 
Воткинск.а и его окрестностей, не желавшему оставаться у большевиков, 
уйти са Каму и дать Ижевц.ам подойти к переправе. 

Оставить позицию пор.Болонкин должен был только по особому при- 
казу. Остальные полки получили соответствующие распоряжения. 

Ижевцшл, отступавшим вдоль жел. дороги на Воткпнск, быяо прика- 
зано свернуть к переправе кратчайшим путем, имея сильный заслон в ' 
сторону села (и пристани) Гальяны. Красные части, занявшие И::севск, 
настолько были изнурены боями, что не могли двинуться в преследова- 
ние, и •, по показанию участников, только разведывательные отряды про- 
тивника следовали за арьергардами уходивших йжевцев. 

Во исполнение указанного ему задания, 2-й бататгьон 4-го Боткин- 
ского полка (пор.Бускин) перешел из с. Светлое в дер. Верхний и Ниж- 
ний Кокуй (10-12 верст к западу от завода). Противник, заметив при- 
готовления к эвакуации завода, усилил свои атаки, но Вотккнцы удер- 
жали все свои позиции. 

Около этого времени (по другим сведениям это было раньше) пору- 
чик Дробиннн у дер.Мишкино нанес сокрушит'ельный уДар 4-му Латышскому 
полку, захватив несколько орудий, пулеметы и много пленных н обратив 
красных ла'т^ышей в поспешное бегство. 

11-го и •12-го ноября про^^ивник вел атаки днем и ночью. Спать 
почт:: не приходилось. Все устали и вымотались. Настроение было нерв- 
ное, особенно в самом городе. 

В ночь с 12-го ча 13-ое ноября пор.Болонкин опять был вызван в 
штаб к капитану Юрьеву. 

В штабе, уже опустевшем, его встретил кап. Юрьев, нач. штаба полк. 
Альбокринов и нач. связи шт. -кап. Шадрин. Пор.Болонкин вспо-пшает: 

"Все ОН!" выглядели оф усталости, как мертвецы. Здесь я лично от 
кап, Юрьева получил приказ оставить свои позиции 13-го ноября с насту- 
пление;; тейшоты, собрать полк (два батальона) и отходить через вос- 
точную часть города к переправе. Отдавая мне приказ и давая послед- 
ние инструкции, командующий армией сильно нервничал и несколько раз 
спрг'лпивал начальника штаба и начальника связи, какие сведения они 
имеют об Ижевцах, а также - какое положение на участке 4-го батальо- 
на, нг^содквшегося в распоряжении штаба и охранявшего направление со 
стороны с. Гальяны. . . " 

Поручику Болонкину было сообщено, ч^о центральная ^елейокная 
станция будет работать до б час. вечера 13-го ноября и что 2-й бата- 
льон его полка, находившийся в распоряжении штаба, будет отходхтть с 
последними телесоонисФами штаба армии и с подрывниками, которые долж- 
ны будут взорвать жел. -дорожный мост через р. Сива, что в 5 верстах 
к югу от завода (на ветке с завода к пристани Галево) . 

Успешно ОФбив днем 13-го ноября все атаки красных, пор.Болонкин 
около 9 час. вечера вышел на восточную окраину Воткинска, в 3 Ч'^.са 
утра 14-го ноября был у моста и в 5 час, утра переправился на левый 
берег Кг-лш. 

Начальником переправы был строиФель моста капитан 1-го ранга 
Вологдин. В его распоря^'сении находился шт.-кап,Самарцев, который 
встречал части и указывал им порядок переправы. 



- 18 - 

От Со-марцева пор.Болонкпч уонал, что его 2-й батальон угле пере- 
правился, а 4-й находится в 2 версталс ниже переправы и пропускг^ет 
последние подходящие части Ижевцев. 

Ит.-кап, Самарцев в разговоре с Еолонкиньм высказал ему 1лненне 
о весьма неудовлетворительном управлении шт. -кап, Журавлева, Кзхевскими 
частя;яп. По его слова!'.!, Ржевцы отступали, не оная обстановки и не 
имея указаний о направлении движения. Мнение Самарцева находит под- 
твер;:сденне от других лиц и из фа.ктов происшедших событий. 

Неудачное управление или его полное отсутствие в отношеягп-1 к 
Северному с5ронту Р'жевцев привело к тому, что боч'ьшая часть этого 
фронта была отрезана красны1мп. Незначительная часть выбралась благо- 
получно, отойдя со 2-м батальоном 4-го Боткинского полка. Друга,я 
часть пробовала проби"^ься через Ижевск, уже захваченный красныл.ш, по- 
пала в плен и Стала жертвой чекистскх^х зверств. Немногим уда.ч:ось 
рассеяться и скрыться в лесах. 

Кроме того, отдельные мелкие группы Кжевцев подходили все время 
к мосту. Когда красные, наступавшие по пр-^вому берегу с востока,, по- 
дошли близко к мосту и он мог быть ими З'^.хвачен, рVководптели пере- 
правы отдали приказ поджечь его. Неко^^орые запоздавшие Ижевцы пере- 
бегали по Vже горевшему мосту. В их числе был и один из чинов комен- 
дантской команды Агрызского Лронта В.М.Новиков. 

По сведениям, несколько групп Ижевцев не успели дойти до моста 
и были захвачены красными. 

Число Ржевцев и Во^кинцев, перешедших за Каму, указывается 
участникр1/1И очень различно. 

. хиннмальная цифра для Ржевцев будет прилерно 1бООО человек, из 
них 10000 боеспособных мужчин. Другие считают, что ушло 30000 и да^же 
ботгьше. 

Пор.Болонкин для Воткинцев дает цифры: вооруженных Воткинцев бы- 
ло около 15000 и почти с^оттько же гражданского населения и семей. 

Т'ссевцы вывезли с собой несколько тысяч винтовок. Воткикцы вме- 
сте с госпиталями и сех^дьями эвакуировали управление завода;, и увезли 
некоторые электрические .машины, что делало завод неработоспособным 
на до-тгое время. 

- о - 

С переходом за Каму закончилось крупнейшее по своей стихийности 
и Атасштабу восстание рабочих против красной "пролетарской" власти - 
восстание Ижевских и Воткичских рабочих и присоединившихся к ним кре- 
стьян. Восстание это С"мостояте.ттьно боролось против своих угнетате- 
лей. Оно началось 7 августа отказом рабочих-фронтовиков в Ижевском 
оружейном заводе выступи'^'Ь на защиту бопьшевисфской тирании. 

14-ое ноября - день переправы последних частей восставших за 
Кт^у - является 100-м днем борьбы в родных местах. 

Следует подвести итоги эфим ста дням. 

А.ЕсТзшов. 
олжение следует) 




- 18гг - 




Ппмяти усопшего поручика 
ГЕОРГИЯ АДМОБЙЧА ГОЛОБАНЬ, 

19-го августа, в день Преобрг^гсенпя 
Господня, в Брюсселе (Бельгия), после не- 
продолжительной, но тяжкой болеонп скон- 
чался Георгий Адямович ГОЛОВАНЬ, член 
редакционной коллегии журнала "Вестник 
Первопоходника" . 

Г.А.Головань родился в Варшо.ве 10-го 
ноября 1892 года. Окончил классическую 
гимназию в Новороссийске. Участвовал в 
1-й "Мировой войне, находясь на слухсбе 
вольноопределяющимся в ]в-ы Гренадерском 
Чингрельском Его ймп.Быс. Бел.Княся Дми- 
трия Константиновича полку. По окончании 
Телавской школы прапорщиков был произве- 
ден в чин прапорщика 20 июня 1916 г. 
После развала Императорской Армии Георгий Адамович, на призыв 
генеролов А.лексеева и Корнилова, вступает в Добровольческую Арнню - 
сначрла в партизанский отряд полковника Симановского, о, затем, 4-го 
января 1918 года, зачисляется в 1-й Ударный Корниловский полк, с ко- 
торы1л и выступает в 1-й Кубанский поход. Г.А.Головань не покидал пол- 
ка во всю Гражданскую войну, находясь все время на строевых должно- 
стях. 

Эвакуация из Крыма в Галлиполк, затем переезд в Болгарию и, на- 
конец, Георгий Ада^ловкч с семьей переезжает в БельгпЮ; где и прожива- 
ет до саь-юй своей кончины. 

С 1963 года Г. А. принимает деятельное участие в работе редакци- 
онной коллегии журнала "Вестник Первопоходника", присылая свои ста- 
тьи и очерки, а также материалы других авторов для помещения в журна- 
ле, По:11-:1'го этого, он привлекает новых подписчиков и делает по подпис- 
ным листал^? сборы для фонда издания журнала, чем способствует его ма- 
териальному благополучию, 

С чувством глубокой печали редакция оФмечает утрату энергичного 
и деятельного члена редакционной коллегии журнала "Вестник Первопо- 
ходника*,' полного энтузиазма и решимости вести борьбу с поработителя- 
ми нолей Родины - если не с оружием в руках, то пером. Ушел от нас в 
иной мир честный, с твердыми принципами и убеждениями Белый Воин, ле- 
леявший надежду увидеть обновленной нашу Родину. 

Иир праху твоему, дорогой и незабвенный друг и соратник. Да бу- 
дет тебе пзгхом Бельгийская земля! 

Глубокоуважаемой вдове Клавдии Ивановне редакция выра:хо.ет свое 
иск]5ечнее соболезнование в постигшем ее горе. 

Редакционная Коллегия. 



- - оОо - - 



- 186 - 

СНЫ ВЕШНИЕ. 

Видно Бсемк ты, Русь, поопбытая, 

Горемычную долю несешь 

И стоишь, вся снега1\.га покрытая, 

Ниоткуда спасенья не ждешь... 

Покосились домишки убогие, 

Поисчеоли заборы, плетни, 

И в вечерние сумерки оимние 

Лишь метели гуляют одни. 

рт поют они песнь похоронную, 

Облекая, как в саван, дома... 

Не Засыпать тебя, непреклонную, 

Как бы ни была долга сима! . . . 

Неизведаны силы природные!.. 

Ты проснешься от долгого сна, 

А чем лютее зимы холодные. 

Тем теплее и ярче веснаГ.. 

Потекут ручейки по проталинам 

V сольются в м"|Гучий поток, 

К от сердца России к окраинам 

Пробудится заснувший востокг 

На курганах, могилах заброшенных 

Зацветут полевые цветы. , . 

Вспомнят нас, как былины, подкошенных: 

1шена веси, Господи, Ты!.. 

Птички Божне, странники бедные, 

Принесутся на праздник весны, 

У послышится песня победнп.я, 

Песнь восторга, что сбылися сны. 

Брно, 1929. С. Ж. 

(Перепечатано из Юбилейного Сборника Союза Русских Студентов с гор. 
Брно, 1921-1931. Р'здание Союза Рус. Студентов в Брно, Чехословакия, 
1932 г.) 



Казачий Литературно-Истерический журнал 

"РОДШЫЙ КРАЙ", 

издаваемый Донским Войсковым Объединением в Париясе. 
Орган обще-казачьей мысли - казаков всех Ко.зачьих Войск. 

Подписка принимается в Ред^.кции по адресу: 

В0С;:ЕУ31\Т Вог1з, 2?0, ..V. ае 1а ^^V^8^оп Ьсс1огс, 
Гоп1:тогепсу (3. е* 0.), Ггапсе. 

Стоимость год^^^ой подписки на б номеров журнала - 5 Долл. 



- 19 - 

ОРЛОВЩИНА 

(Продолжение, см. 1^3 59/60) 
Часть_втораЯд 

В конце октября 1919 года положение на всех сТ!рон1'ах Воору::(:енных 
Сил Юга России стало ухудшаться. Красные перашли в наступление, наши 
армии начали отступать, и к середине декабря образовалось три группы: 
^) Добровольческая армия и казаки, отстлгпавшие на Дон и Кубань; 
2) группа ген.>Слащева, о'т'СФупавшая на Кр'з1м и З) войска Киевской груп- 
пы и Новороссийской области, отходившие на Одессу. Полотсение бьшо 
очень серьезное, так как потерн, как в людях, так и в материале, бы- 
ли огромны. Войска, самоотверженно защищая р^гбежи и истекая кровью, 
отходили в тыл, если еще не рVасложившийся вполне, то во всяком слу- 
чае в состоянии сильного разброда. Политическое положение в тылу ар- 
мии было очень неблагоприятное, и поттожение ген г Деникина становилось 
необычайно тяжелым. Говорилось даже о переворотах и тому подобном. 

В половине декабря группа ген.Слащева (3-й армейский корпус и 
другие части) отошла на крымские перешейки. На перешейк.ах было мало 
жилья, зима была хсестокая (мороз до 22 Ц) , наши и красные части были 
мало приспособлены к позиционной войне. Ген.Слащев, правильно учиты- 
вая обстановку, отвел свои войска за перешейки, занимая их только 
сторожевым ох-ранением, и, сосредоточив крупные резервы, оборонял 
Крьпл, атакуя промерзшего, не имевшего возможности развернуть свои 
силы, дебетирующего из перешейков противника. В результате все уси- 
лия красных захватить Крым успеха не имели (Деникин). 

Войска на фронте истекали кровью, и требовались подкрепления, 
иежду тем, во всех городах Крыма к этому времени скопилось большое 
количество ос^церов и солдат - бопьных, раненых, выздоравливающих 
после болезней и ранений. Кроме того, было много лиц, скрывавшихся 
от фонта. Было необходимо привлечь в строй возможно больше людей. 
Ген.Слащев, будучи в двадцатых числах 1919 г. в Сев'^стополе, предло- 
жил герцогу С.Лейхтенбергскому - князю Романовскому, пр1-"команд1'рова.н- 
ному тогда к штабу Командующего Черномор с ки:'Л флотом, "состоять при 
нем" для связи с морским командованием. Штаб флота согласился отпус- 
тить князя, и позже, после переговоров с князем, Ген.Слащев, как "на- 
чальник обороны Крыма", назначил его "заведующим корпусньш тылом к 
фор1'Л:р о в анишлн " . ' ) 

*) Гнтересный момент, характерный для Слащева и тогд'^лпней обста- 
новки, сообш.ает князь. Перед тем, как случилось его назначение, про- 
изошло по сообщению князя следующее. Ген.Слащев, приехавший в Севас- 
тополь, остановился в гостинице "Кист". Рано утром князь был разбу- 
жен', и явившийся к нему кап.г1изерницкий, начальник конвоя ген.Слалце- 
ва, передал просьбу генерала прх^быть к нему в гостиницу. "Зойдя в 
апартаменты генерала, вижу его быстро идущим ко мне навстречу, и, ос- 
тановившись в трех шагах от меня, рапортуя по уставз', он представля- 
ется мне, - пишет клкоь. - Признаюсь, я смутился. Но этого, видимо, 
оказалось генералу мало, и он, все так же официально, стоя на вытяжку, 



- 20 - 

По уговору с ген.Слпщевым княсю предстояло: "1 ) усилить личный 
состг^.в корпуса путем мобилкзацнк; 2) усилить его артиллерию иорскн- 
ми орулпя1-.ш;. 3) согласовать работу "разведок" и 4) деятельность 
Края с насущными потребностями Армии, защищающей подступы к Крьп.гу." 

24-го декабря князь отбыл из Сев^.стопоня в Симгоерополь (времен- 
но), как пишет князь, "для организации связи с Управление..! Кро.я, мо- 
битмзацпи военнообязанных и волонтеров, из состава которых и должен 
был образоваться "енный" Крымский отряд, который должен был влиться 
в тз^ или другую группу наших войск образовывавшегося крымского орон- 
та (на Перекопе и на Чонгаре)". 

.Ле::сду проч1ш, в своем сообш.ении князь отмечает интересную под- 
робность: "Ьще при наших встречах в Севастополе я просил "моего" ге- 
нерала точно установить приказом: а) наименование и предел полномочий 
моей должности, б)прислать в Симсоерополь хотя два взвода, которые слу- 
жили бы мне опорой и стержнем мобилизующихся частей, в) связаться с 
элемент.'^али его разведки, дабы и мне быть в курсе дел... Бее это было 
мне обеш.ано, но не выполнено, благодаря чему я оказался в это..1 горо- 
де скорее туристом, чем начальником весьма ответственного военного 
образования". 

Очутившись в незнакомом ему городе, князь отправился на поиски 
ротм. иус'/ги-Заде , которого он знр.л давно по .ТТивадип, когда эскадроны 
Крымского Конного полка были там на охране. Воф как описывает князь 
свои первые шаги в Симферополе: 

"11уб1ти-3аде принадлежал, как мне говорили, к зна.тной татар- 
ской семье, к тому же состоятельной и в Крыму хорошо "котировав- 
шейся". Он меня сразу же пригласил поселиться у него на дому. 
Таким образом я вошел в его семью и мог присмотреться к ее быту 
и уюту. 

Доверяя хозяину дома, я сообщил ему о своей миссии в Симфе- 
рополе и спросил, кто здесь обладает достаточным авторитетом в 
военной среде, чтобы взять на себя, под моим руководством, дело 
формирования Крымского от^ряда, предназначенного для обороны Кры- 
ма. 

Не колеблясь, г1уфти-3аде ответил мне: "Конечно, пзэигласите 
Орлова. Он молод и очень популярен, я его знаю н, если вен угод- 



вдруг говорит: - "Предлагаю Вашему Высочеству взять оборону Крыма в 
свои руки, мой корпус всемерно вас поддержит, с морякагш^ я сговорюсь, 
Ар.пгя разваливается. Ей нужно новое имя - имя, связанное с Доброволь- 
ческой Армией и с прошлым нашей Р'мперии". - Я поблагодарил генерала 
за внимание и к^^тегорически заявил ему, что я к такой роли не только 
не подготовлен, но и не представляю себе, как такая идея могла, придти 
ему в голову. - "Из всех Вы единсФвенный, который остался с нгл.1и,все 
...ваши за границей, за границей и Вел. Князь Николай Николаевич - Ваш 
Отчим, которого мы хсдалн. К кому же нам обраш.аться? К то.ду же мы вас 
знаем по Николаеву, мы вас оценили и полюбили". - Я повторил мой ка- 
тегор';ческий отказ опп предложенной мне великой чести и так::'.е катего- 
рически просил Слашева оставить этот разговор между нами, что генерал 
мне и обещал." 



- 21 - 

но, я приглашу его сюда для встречи с Вга^н". - Я согласился. 
Встреча состоялась в тот х<е день, и, выслушав иеня, Орлов согла- 
С!:лся взяться за йорл-ц-рованпе этого нового "крымского отряда". 

Орлов произвел на меня скорее благоприятное впечатление, Он 
неглуп, скорее угркм, а об его характере и военных талг,нтах: я 
решил судить по результатам его работы." 

1'так совершилось то, чего Орлов, имея уже некоторое окрузгсение, 
не ног получить так легко. Оч совершенно неожиданно получют в свои 
руки не только возможность созда^ть для себя силу, с которой он сможет 
провести в жизнь свои мысли, но, что очень важно, получил авторг^тет 
князя и теь,-! самым как бы благословение ген.Слащева н законность его 
формирования. При наличии в Симферополе в этот момент, в чеы нельзя 
сомневаться, более опытных офицеров с "достаточным авторитетом в во- 
енной среде", жребий пал совершенно случайно ча кап.Ор'^ова - "он мо- 
лод п очень популярен". Популярность Орлова сыгр'^.ла главную роль. 

Говоря об "окружении", вспоминаю разговор с пор. Н.Турчаниновым, 
Ск:.аоеропольского Оо^жцерского полка, большим другом кап.Оотгова по гим- 
назии и по полку. Он рассказывал мне, как ему пришлось присутствовать 
на тайных собраниях на квартире Орлова (эфо в период перед назначени- 
ем Орлова.). На эт>их собра.ниях присутствовал всегда марковского пех. 
полка, кал. Ник. Дубинин и епе другие неизвестные ему лица и разрабаты- 
валась схема дейсФвий. {ехсду прочим, как он говорил, характер этих 
собзэаний, если не был революционный, то во всяком случае был близок 
к этому: р -зрабатызались воззвания всякого рода и т.п. Поручик Т. 
возра^гсал против всего виденного, но Орлов не внимал, будучи уже под 
влиянием других из его окружения. 

Для штаба формирований была предоставлена Европейская гостиница, 
к Орлов представил князю Романовскому своих сотрудников, среди кото- 
рых "несомненно выделялся капитан Дубинин", - за. /ючает князь. 

"Не теряя времени, - сообщает дальше князь Романовский, - я на- 
писал и опубликовал (в газете) воззвание к населению Крт.со., призыва-я 

его исполнить свой долг перед Россией работа медлелно налалква- 

лась". На воззвание откликнулись осдецеры и добровольцы, и Орлов при- 
ступил к гЪр жированию отряда из русских. Одновременно на воззвание 
откликнулись немецкие колонисты, выставив отряд, хорошо организован- 
ный под комг.ндой бывшего германского лейтенанта Гомейера, (Деникин). 

Вот как описывает один из бывших чинов отряда Орлова (П.) о 
своем вступлении в отряд: "В конце 1919 года на окне банка., зантгмав- 
шего нижний этаж в доме на углу улиц Пушкинской и Дворянской, напро- 
тив го'Эодского театра, появилось извещение о соор^гированип "Особого 
Отряда Обороны Крыма" с благословения ген.Слащева. Желающие призыва- 
лись записываться в боор 1ируемый Отряд, причем находяш,имся в самоволь- 
ной отлучке (дезертирам!) гарантировалось забвение их прошлых грехов 
при вступлении в Отряд", - и это лицо добавляет: "это последнее об- 
стоятельство и привело меня в орловский отряд". Другой молодой добро- 
волец на вопрос, что его привело к поступлению в Отряд, отвеча,ет: 
"Для симферопольской мояодехш привлекательным было имя Коли Орлова,, 



- 22 - 

к'^,к любимого футболистп в прошлом, а дяя более солидной публики - имя 
княся Романовского - герцога Лейхтенбергского ( ос'эдцер-моряк) ". 

В это же время в Си":ферополе скопилось много ойпцеров Сииферо- 
потьского Офицерского полка, не имевших восможности воозратиться в 
полк, находившийся на фронте в районе Одессы. Некоторое количество 
офицеров полка добровольно вступило в отряд, и Орлов сам, повидкмому, 
старался привлечь в свой отряд наших офицеров - об этом можно судить 
из описания встречи шт,-кап. X. с Орловым, происшедшей 2-го янвазэя 
1920 г. в помещении Комендантского Управления. После короткого разго- 
во)эа Орлов сказал шт. кап. X., чтобы он по выздоровлении пришел к не- 
му в роту (или батальон, он хорошо не помнит), которую он Фор:п;рует 
из чинов Снмферопо'тьского Офицерского полка, застрявших в Крьшу по 
болезни, после ранений, отпускных и т.п., сказав при этом: "У нас бу- 
дут восстановлены наши традиции, дисциплина, порядок и проч. нашего 
полка" . 

Штаб Орлова и ч-^.сть отряда помещались в Европейской гостинице, 
другая часть в здании гимназии Оливер на Почтовой улице, и-орнпрованке 
отряда, по сяовам одного из бывших чинов отряда (Ил.), "происходило 
как-то безалаберно, хаотично. Приходили люди, регистрировались в Ев- 
ропейской госФинице, уходили, являлись каждый день, никакой службы 
не несли (сужу по себе и Ц.)". Очень характерным и странньпя явлени- 
ем при Формировании было, как пишет Ил., что "симферопотгьцы (урожен- 
цы Симферополя. ВА) жили и питались дома, пришлые у зиакок^ых и в Ев- 
ропейской гостинице. "Чем объяснить такое, сказал бы, недопзгстимое 
при фо])М!1рованин отряда положение: люди не несут службы, приходят и 
уходят, никаких занятий, ночуют и питр,ются дома и т.п. И это в отря- 
де, которы.ы должен быть готов к выступлению на фронт каждзгю глтуту." 

Другой бывший чин отряда (П.) сообщает о еще более интересном 
явлении: 

"То, что чинрл! отряда разрешалось уход!"^ь домой на ночевку, объ- 
ясняется тем, что дисциплина в отряде была демр1д)атпческо_й^ Ска- 
:::у больше: уходя из помещения Отряда (я имею в виду зданг1е жен- 
ской гимназии Оливер - против симферопольской почты) чины отряда 
могли брать с собой, безо всякой к тому надобности и безо всякого 
контроля, огнестрельное оружие. И я знаю случаи, когда ушедший 
в город с оружием возвращался в Отряд вечером или на другой день 
без оружия: винтовка и аммункция исчезали. Скажу бо'п:ьше: эта вин- 
товка, и эта аммуниция через жившего на Греческой улице портного 
Абрама Моисеевича Канторовича, или через армянина Закиевг, (1дужа 
учительницы Армянской школы Варвары Семеновны Закиевой) , связан- 
ных с подпольщика^^IК, попадали к последним. Именно - чиналш Отря- 
да Орлова было доставлено подпольному комх-ттету оружие и патроны, 
использованные комитетчиками для н'^ладения на один из полицей- 
ских участков Симсоерополя, где содержались арестованные, причаст- 
ные к борьбе с белыми... По этому факту можете судить - каковы 
были порядки и настроение в орловском отряде." 

Действительно, порядки никак не соответствовали Формирующейся вв- 
инской части; части, которая должна быть подготовлена в кратчайший 
срок дтя отправки на С'ронт. 



- 23 - 

К-^.ково лее было н'^-строенне Отряда? Несомненно, что х-с^.кая-то чпсть 
Отрялг. былп. н^строен.а пп.тр1ютически и пришли, в Отряд добровольно ис- 
полнить свой долг. Другпя же ч-^.сть, -':"к было указано вьше, воспользо- 
валась обещанием прощения грехов в прошлом, и о настроении этой час- 
ти трудно судить положительно, имея в виду вьше процртткроваг-пюе сооб- 
щение. По городу в связи с формированием отряда ходили разнообразные 
слухи, чему нельзя удивляться, вспоминая слова, сказанные Орловьцл ав- 
тору в октябре 1519 года вполне открыто. Это не он повторял, без со- 
мнения, и при других обсфоятеяьствах и другим лицам. Принимая во вни- 
мание серьезное общее военное положение и не менее запутанное полити- 
ческое поло:::ение, нельзя удивляться словам Шафира: 

"С самого возникновения отряда, в Симферополе стало известно, что 
в отряд приглашаются якобы исключительно партийные люди, что 
будто Орлов всем вступающим в отряд говорит о предстоящей вос- 
стании и захвате власти. Слухи были самые разнообразные". 

Сомнительно, конечно, чтобы Орлов всем вступающим в Отряд гово- 
рил о своих ипме-реяияху но "дыма без огня не быва.ет", и эти слухи да- 
ли предлог подпопьньп«1 большевнцким организациям З'^интересовп.ться Ор- 
ловьпл ближе и войти с ним в связь. С информационной целью к Орлову 
со стороны Ревкома, был послан тов.Александров. Эту встреч^'' (Орлова с 
Александровы!.!) , состоявшзгюся в Европейской гостинице, Шасоир описыва- 
ет так: 

"Капит.ан очень любезно принял представителя подпольных организа- 
ций, но по существу затеваемого им дела дал весьма тугапиые и 
сбивчивые ответы; вообще Орлов в беседе с тов.Александ^оовыи пы- 
тался отделаться "дипломатическими" намеками ча поставленные ему 
вопросы, всячески подчеркивая, что, дескать, дальнейшие объясне- 
ния будут им даны по мере развертывания событий. Беседу свою ка- 
питан закончил приблизительно таким образом: - Я вас понимаю 
бо^'ьше, чем вы думаете, но не хочу говорить сейчас подробно обо 
всем, интересующем подпольные организации. Предлагаю ва1Л посы- 
лать своих ко мне в отряд. - На вопрос о партийности Орлов отве- 
тил, что он правее левых эсеров и немного левее правьпс эсеров". 

Подпольщиков, однако, поражало обстоятельство, что Орлов, как 
будто, действовал открыто - записавшиеся в отряд говорили о 3"^свате 
власти, власть и контр-разведка были об этом инйормированы. Одна.ко, 
ничего против отряда не предпринималось. Желая использовать обстанов- 
ку, подпольщики "сочли себя вынужденнЫ1/.н поддерживать сношения с от- 
рядом" (Иас5ир). 

Блхжайшим помощником Орлова был ГГарковского пех, полка капитан 
Дубинин. О нем мы узнаем из книги "Ларковцы в боях и походам: за. Рос- 
сию" при описании боя 30 июня 1919 г. под Белгородом. Для его харак- 
теристики приводим выдержку из этой книги: 

"С.^'-.вшимся батальоном командовал шт. кап. Дубинин. Он произвел на 
всех впечатление крайне мужественного начальника, владевшего сво- 
ими подчиненными и собой. Ни тени смущения, растерянности. Он 
заявил, что сдал батальон с полного согласия всех его чинов. Не 



- 24 - 

поверять этому было нельзя. В Дубинине всеми чувствовг>.лп.сь огром- 
ная моральная сила, и перед ней не устоял командир батальона, 
кап.Слоновский. 

"Вы меня можете расстрелять, но не оскорблять!", - саязпл он. К 
этого было достаточно, чтобы гнев против него исчез. Его к де- 
сятка три солдат, по его выбору, тут же назначили в команду раз- 
ведчиков при батальоне, а спустя некоторое время он у::се командо- 
вал ею, силой в 100 штыков, выполняя бесстрашно любое задание". 

Будучи ранены!.!, Дубинин был эвакуирован в Крьц/., и в Симферополе 
он присоединился к Орлову еще до начала форм1фовання, а с началом 
формирования Отряда он стал помощником Орлова по строевой части. 

Князь Романовский, которому кап.Дл/бинин был подчинен, кате помощ- 
ник Орлова, на вопрос о личности Дубинина сообщает: "Дубинин несомнен- 
но очень сильная личность, пррт чем точно мыслящая и отлично знающая, 
"чего хочет". Он импонировал всем своим суш,еством, но его... "осто- 
ролшость" в разговорг^х со мной навела меня на мысль быть на чеку". 

Другими помощниками Орлова, которые играли какую-то зэоль в Отря- 
де, были: князь мамулов и подпоручики Гетман и Денисов. Гетман был 
личным адъютантом Орлова и, между прочим, вел переговоры и поддержи- 
вал связь с подпольщиками (Шафир) . 

Нормирование Отряда, вернее, вербовка в отряд шла довольно ус- 
пешно, и к половине января в нем числилось более 300 человек. Состав 
его, как было указано выше, был весьма разнообразный не только по 
своему прошлому, но и по политическим взглядам и взгляда!.! на свое бу- 
дущее и на будущее, вообще, Белого Дела. 

Политическая обстановка в Сим^терополе и вообще в Крьп^зг в январе 
была сло::сная. Тяжелое экономическое положение населения Крьпла, отре- 
занного от Северной Таврии, являлось хорошей почвой для пропаганды и 
действий левых элемрнтов и, в частности, большевиков. Неустойчивое 
вое-игое положение усугубляло обстановку. 

В Симферополе большевики, видя какие-то перспективы в связи с 
отрядо1,1 Орлова, проявляли большую активность^ тем более, что в симфе- 
ропольской тюрьме в это время было заключено более сотни политических, 
эв\куированных из Харькова и других мест. В Севастополе больпевики 
проявляли также активность, где Севастопольский Ревком во главе с 
В.11акаровьш подготовлял на 23-е января восстание и захват власти в 
Севастополе (П.1акаров) . 



оа- 



Кры;/1 был на вулкане событий. 9 - 11-го января на перешейках 
красные заняли Перекоп и Армянский Базар, продвинулись к Юшунп, _„ 
нявши Карт-Казак, но нашей контр-атакой отброшены в исходное положе- 
ние, 18-го января красные вновь атакуют там же, но неуспешно. В Се- 
вастополе морская контр-рапв*^дка в ночь с 20-го на 21-е января арес- 
товывает городской комитет большериков во главе с В.Макаровьпл, под- 



готовлявиим захват власти. 



- 25 - 

Контр-рп.оведкп в Симферополе не ост^.влялп отряд Орловг, без на- 
блюл ення, он"я н-гстроение многих чинов отряда и его р^'-ководствг,, но, 
повг1ЛК1>.10!.гу, НИКАКИХ мер не приним-^-ла. 

Для некоторой иллюстрации создавшейся обстановки княсь Ро'гапов- 
СК1ТЙ сообщает несколько интересных "показательных" для того времени 
моментов !■ разговоров. "В связи с назначением князя всполоиплпсь, по- 
видимому, Б Ялте монархисты к "из Ялты нагрянул ко мне, - пииет 
князь, - щоедседатель ялтинской думы граф Апраксин; причем нагрянул 
ночью п заявил мне, что ни Ялта, ни Крыхл не потерпят моих "боиапарти- 
ческнх" (!) затей, что "они", монархисты, этого не допустят... Весь- 
ма удивленный всем этим, я ответил графу, что мы здесь стремимся по- 
бедить большевиков, что о монархии рано думать и никто о ней не дума- 
ет и что я очень сожалею, что его прислали сюда с подобной ерундой; 
после чего я не препятствовал ещ стремительно скрыться за, дверью, 
понятно, соблюдая все правила вежливости". Затем князь имел разго- 
вор с лейт.Гомейером (?), начальником отряда из немецких колонистов, 
и при этом Гомейер задал неожиданно вопрос: "доверяет ли князь 0]5ло- 
ву?" - На вопрос князя: в чем дело? - Гомейер ответил "полууклончкво: 
мол, на Орлова влияют, его шантажируют... неясна позиция Дубинина..." 
К еще об одном моменте говорит князь: "Иой адъютант Де-Конор, друг 
детства, вдруг стал дружить с Орловьпл, и офношение ко мне, как будто, 
изменилось. На мой совет: "будь осторожен с Орловых.!" - последовал от- 
вет: - "Почему? Он очень симпатичен... я у него бываю",.. Я не стал 
спорить". (Позже, после первого выступления Орлова, Де-Конор ск;оылся 
и князь его боттьше не видел). 

Э^у :оаз говоры и моменты, действительно, показательны для того 
вре меип: "монархисты" беспокоятся о "бонапарт:>изме", когда все горит, 
а князь, окруженный людьми, на которых че может положиться, повиди- 
момзг, пе в курсе происходящего вокруг него. 

В такой атмосфере 20-го января, как пишеФ ген. Деникин, ген.Сла- 
щев потребовал выход отряда Орлова на фронт. Чем руководствовался ге- 
нерал Слащев, вызывая отряд на фронт? Положение ли на Фронте вызвало 
эту мерзг? Подозревал ли Слащев о предполагаемом выступлении Орлова? 
Было ли это в связи с предполагавшимся выступлением в Севастополе и 
настроением отряда в Симферополе? На эти вопросы сейчас ^трудно отве- 
тить, так как в имеющихся материалах нет точных указаний на это. Од- 
нако, после этого требования началось в Симферополе быстрое развитие 
событий, о которых имеющиеся сведения несколько не совпадают. Ген. Де- 
никин пикет: "Орлов, при поддержке герцога Лейхтенбергского, ^''^^'^онил- 
оя от исполнения приказа (гем.Слащева) под предяогом неготовности от- 
ряда,. Требование бытто повторено б категорической С'юрме, герцог уехал 
объясняться в штаб Слащева". С другой же стороны князь С. Романовский 
(герцог Лейхтечбергский) сообщает, что "о требованиях Слащева, - Орло- 
ву выступить на Фронт - ничего не знал и не знаю. Я напросился на 'а 
"визит" в Джанкой, а не был вызван Слащевым туда". В ночь на 22-е ян- 
варя князь выехал в Джанкой. 

3 это время Орлов, имея уже в своих р^гках силу, со своим окруже- 
нием, повидимо1^(гу-, учитывая обстановку, приш^ти к заключению, что на- 
стало благоприятное положение для осуществления его мыслей, с которы- 



- 26 - 

ми он носился в теченпе нескольких месяцев, и б ночь с 21-го н-^. 22-е 
янвг.ря они приступили к проведению их в жизнь. Орловское "действо" - 
"орловщина" - н'гчалось. 

В ночь с 21-го ня 22-е янзр.ря (нг'. рассвете) чинпмп орловского 
отряд-г нг', симферопольском вокзале были арестованы: комендант Севасто- 
польской крепости ген. Субботин, начальник Штаба Новороссийской обла- 
сти ген.Чернавин, возвращавшиеся не Джанкоя в Севастополь после сове- 
щания с ген.Слащевым. В городе были произведены аресты многих высших 
гр'^^гсдапских и военных властей, арестованы многие штаб-офицеры, и все 
арестованные препровождены в Европейскую гостиницу, где поь,:ещался ' " 
штаб Орлова. Утром 22-го появился приказ Р 1 кап, Орлова, который гла- 
сил: 

"Приказ № 1 по городу Симсперополю. 

Исполняя долг перед нашей измученной Родиной и приказы Ком- 
кора ген.Слащева о восстановлении порядка в тылу, я признал не- 
обходимЫ1\л прортзвести аресты лиц командного состава, гарнизона 
гор. Симферополя, систематически разлагавших тыл. Создавая армию 
порядка, приглашаю всех к честной объединенной работе на общую 
пользу. БстVпая в исполнение обязанностей начальника гарнизона 
гор.Симо^ерополя, предупреждаю всех, что всякое насилие над лич- 
ностью, имуществом гр.аждан, продажа спиртных напитков и факты 
очевидной спекуляции будут караться мною по законам военного 
времени. 

Начальник гарнизона г.СимСоерополя, командир 1-го полка Добро- 
вольцев, капитан Орлов." 

Вот как вспоминает утро 22-го января один из офицеров (кап. И.): 

"Идя утром в штаб (7 улан.Ольвиопольского полка), я был удх-гвлен 
присутствием на улицах довояьно многочисленных офицерских пике- 
тов. Дошел благополучно; как позже выяснилось - спасли об ер- 
офицерские погоны. В штабе только адъютант шт. ротмистр Непперт, 
писаря и никого из штаб-ос1^^церов. Соединились с ком'^.ндирои пол- 
ка. Под домашним арестом по приказу захватившего город капита- 
на Орлова. Выясняется, что все штаб-офицеры арестованы. Орлов 
объявил себя комендантом города и захватил Европ. гостиницу. 
Чтобы выяснит^ь обстановку, мы - я и Непперт - отправились к Ор- 
лову. Он принял нас в присутствии какого-т'о капитана в форме 
Марковского полка... Орлов, не без театральности, произнес речь 
о засилье штаб-оФицеров, о захвате ими командных постов, о том, 
что мы, обер-офицеры, остаемся в черном теле на ролях пушечно- 
го мяса... Но, конечно, с его способом борьбы мы не могли ни- 
как согласифься. И мы мирно разошлись. Прийдя в Штаб, узн'^.ли, 
что нам звонил Крымский конный полк. Соединились. Полк.Ба.ко ор- 
ганизовывает сопроФР'вление и сзывает в казармы полка. Мы отда- 
ли распоряжение эскадронам пробираться к Крымчакао;^. В казарма^х 
Крым. кон. полка узнали, что из Севастополя идет на соронт тяжелая 
б''.т"рея. Соединились с командиром и поставили его в известность 
о происходящем. Командир батареи поставил в известность Орлова, 
что Европ. гостиница находится под его обстрелом," 



- 27 - 

Нпходившиеся в Скмсоерополе с-гпясные ч^.сти и отряд немецких коло- 
нистов соблюдали "нейтралитет". 

Одновременно с приказом ^^ 1 были выпущены восзвання к "трудящим- 
ся" - одни большевистского содержания, другие в эсеровском духе о 
"земле и воле", заканчивавшиеся призывом к рабочим з-лисываться в от- 
ряд. 

"Ревкомом в первый же день выступления, - говорит Шасолр^ - была 
послана делегация к Орлову с требованием (подчеркну'т'о мною. БА) не- 
медленно освободись заключенных политических. Орлову прпг-1лось бросить 
роль "дипломата" и дать прямой ответ. Ответ получился отргщательный". 
На заявление Ревкома, что им будут посланы силы к тюрьме для освобо- 
ждения заключенных, кап. Орлов ответил, что всякие выступления он бу- 
дет подавлять всеми имеющимися в его распоряжении силами. 

Нормальная жизнь в Симферополе была нарушена, и все следили за 

развитием событий. Приходившим к Орлову "делегация111" он заявлял, что 

"молодое осоицерство решило взять все в своп руки", но разъяснить это 
неопределенное сообщение он не старался. 

От городской думы и земства были посланы к Орлову делегации для 
"выяснения смысла совершившихся событий". Орлов обещал все "разъяс- 
нить" после получения ответа от ген.Слащева. На тайном совещании го- 
родской дл/мы было решено послать делегацию к ген.Слащеву и ген.Иай- 
Маевскоиу'(в Севастополе) и была избрана комиссия "дня принятия от 
имени думы необходимого решения в экстренных случаях". Очевидно, ду- 
мп, предполагала развитие событий. 

"По улицаIV'I Симферополя продефилировал орловский отряд, показав 
тут же все количество вооружения, которое находилось в его распоряже- 
нии", - пишет Шафир. 

Утром же Орлов по какой-то причине решил прекратить телеграфное 
сообЕ^енке Симферополя со штабом ген.Слащева. Вот как описывает ос]д1- 
цер телеграфист (пор.Д.), дежуривший в это утро на телеграсоном узле 
на почте: 

"Утром около 8 ч-^.сов в зал с аппаратами быстро и шумно вошли 3 
отацера с винтовкаллк, старший был поручкк-марковец, хороший мой 
знакомый. На мой вопрос, что случилось, он ответил, что по при- 
казанию кап. Орлова я арестован, и указал мне на ст^гл, где я дол- 
жен сидеть, а сам подошел к распределительной доске и вынул все 
штепселя. Я всполошился и крикнул: - Что ты делаешь, ты порвал 
связь бтронта с тылом! - Не ваше дело, поручик! - был его ответ. 
В это время пришла смена (пор. Воскресенский) и комендант теле- 
графного узла. Им были указаны стулья около меня и объявлено об 
их а.ресте. Часа через два один из оо'лщеров повел нас в Европ, го- 
стиницу, где в ресторанном зале мы присоединились к другим арес- 
тованнЬ1м. Нам было запрещено разговаривать." 

Орлов пытался нескоттько раз говорить по телеграйу со Слащевым, 
но тот отказывался с ним говорить до тех пор, пока, у аппарата не бу- 
дет дежурный офицер, известный штабу. Около 1 5. Ч"'.сов оожцеры-телегра- 



- 28 - 

фисты были освобождены и им былго укпзано возвратиться нл телеграф. 
По п;о1гходе н'^. телеграф тот же поручик-марковец предложил им принять 
аппараты, а сам ушел. 

Что происходило в штабе Орлова в эт^от^ день, кш, к сожалению, све- 
дений не имееи, но один офицер пишет: "В городе было совершенно тихо, 
но довольно нервно. Я заходил в Европейскую гостиницу повидаться с 
друзьтш. Они были очень возбуждены и не знали, что преполагакт де- 
лать с ними". 

Т^'.к проходил день выступления кап. Орлова. Кроме арестов, ника- 
ких эксцессов итти кровопролития не было. 

Что з:се происходило в это время в Джанкое в штабе ген. Слащена, 
куда, незадолго перед выступлением Отзлова выехал ио Симферополя князь 
Ро1лановскпй, прибывший туда утром 22-го? Князь о своей встрече с ге- 
нералом Слащевым сообщает следующее: 

"Обго.ий дружественный обмен мненияют по суш.еству создавшейся на 
г-хоонте обстановки... Слащев показался мне более или менее "здо- 
Р0ВЫ11". Поболтав с полчаса, я ушел в свою каюту отдохнуть после 
ночи, проведенной в.... "трясучке" 3-го класса, к тому хсе нетоп- 
леной, но отдыхать мне долго не пришлось: - "Генерал требует вас 
немедленно", - сообщил мне юный ординарец.... 

Вхожу к Слащеву... Он, разъяренный, кричит мне: - "г1ерзавец твой 
Орлов, мерзавец..." - Я: - В чем дело? - Слащев: - "Как в чем 
дело? Он этой ночью арестовал генералов Субботина и Чернавина. . . 
и начал восстание"... Я ошалел: - "Откуда у тебя эти новости?" 
Слащев: - "Все это знают, кроме тебя"... Тут уж я взбесился и 
сразу перешел в атаку и довотхьно резко... 

Я напомнил Слащеву о моих просьба.'х, оставшихся без ответа (осо- 
бенно о... полномочиях и временном "стержне")... и важных свя- 
зях... На все это - ни привета, ни ответа... - "Ты должен :::е по- 
нять, что в этих условиях в Симферополе я, в создавшейся обста- 
новке - что-то вроде туриста"... Слащев: "Но я тебя назначил"... 
Я: - "Эфого не достаточно, подумаешь... назначил." Здесь иы 
очень крупно поговорили... чему удивился присутствовавший при . 
надпей стычке ген.Васильченко. . . Я: "Хочу знать: это сплетни 
или сообщение, достойное доверия?! Если Орлов все это проделал, 
он, несомненно, изгленннк и негодяй... прикажи, и я немедленно 
возвращусь в Си'коерополь, а^ в придачу дай мне твой конвой и ро- 
ту юнкеров. . . плюс письменно полномочия действовать по 1:оеиу ус- 
мотрению". Слащев: - "Ничего я тебе не дам! Отправляйся, сейчас 
за.кажу паровоз и вагон - отправляйся!" - Я: "Конечно, отправля- 
юсь, но на этом это дело не кончится". 

Вечером где-то отыскался паровоз и товарный вагон... к я выехал 
на этом экстренном поезде в Симферополь, куда я прибыл, насколь- 
ко ьте помнится, около полуночи... Все бытто покрыто снегом. . .Мо- 
розило." 



- 29 - 

Гет1.Слг.шев решил ликвиднровг'.ть выступление Орлова и послпл от- 
ряд НС Дхс^.нкоя, одновременно прик-гояв генп'^лй-М'гевскому выехать с от- 
рядом ис Севастополя на ст. Альма. 

ОйЕцер-телеграфист, освобожденный и принявший опять аппараты, 
сообщает дальше: 

"Мы соединили все провода и дотгомсили ген.Слащеву о н.^лпем прибы- 
тии. Вечером около 5 часов вошел Орлов в сопровождении другого 
капгтана-марковца, мне незнакомого, и просит вызвать ген.Слаш;е- 
ва. Очень быстро у аппарата был Слащев и передал следующее: - 
- Кгл. Орлову. Освободить всех арестованных, о чем мне доло>:снтЬ, 
а самому немедленно прибыть ко мне в Джанкой. Фочка. Слап.ев. - 
]:!о::сет быть, ьте это показалось, но лицо у Орлова изменилось. 
Они быстро ушли. Около 8-9 часов вечера ген. Слащев вызвал Орло- 
ва к аппарату. Было передано: - Донесения об освобождении не 
юлего. Если до 10 часов его не получу - я с конвоем выезжаю из 
Дхсанкоя и ген.Май-Маевскпй из Севастополя с отрядом в Спмфезэо- 
поль. Точка. Слащев. - Орлов молча принял сообщение п ляпел из 
телеграфа. " 

Орлов освободил всех арестованных, но, не исполняя приказания 
ген.Слащева явиться в Дх<анкой, решил с отрядом покинуть Сшясоерополь. 
"Было темно, - рассказывает кап. И., - когда приехал губернатор п со- 
общил, что Орлов уходит из Симферополя и просит ему не мешать. Вско- 
ре прггбежал мой младший брат (ему было лет 1б), который был у Орлова, 
и сказал, что Орлов с батальоном уходит по направлению на Алушту и 
что люди постепенно уходят из строя. " 

Офщер-телеграфист продолжает свое сообщение: 

"Около 10 часов я пошел посмотреть, что делается в Европейской 
гостинице. Подъезд был освещен, а кругом темнота. Подходя к зда- 
нию, я видел нескс^ьких человек выходящих из дверей и быстро 
скрывшихся в темноте. Один из них, мой знакомый, на мой вопрос: 
что нового? - ответил, что они сами ничего не знают, командный 
состав растерянно ходит из комнаты в комнату, на наши вопросы не 
отвечают; единственно - некоторые сказали, что скоро мы высту- 
пим, куда - неизвестно. Начали мы колебаться, когда увидели, что 
караула у входа больше нет - видите, что происходит. В городе 
было совершенно тихо, ни одного выстрела". 

1:'1олодой доброволец, бывший в отряде, ночевал в эту ночь дона, и ког- 
да на другой день утром явился со свогш приятелем в Европейскую гос- 
тиницу, все т.ам было пусто, внутри никого, разбросаны вещи, бутылки 
и прочее. 

Ночью, как говорилось раньше, князь Романовский возвратился в 
Си-гперополь из Джанкоя, и князь так сообщает о своем приезде к даль- 
нейших шагах: 

"На вокзале встречает меня Дубинин... Он старается "любезничать". 
Его присутствие, конечно, показалось мне подозрительны:-.!. Никаких 



- 30 - 

приветствий; выйдя н.п площадку, устроенную перед вокзалом, - ни- 
кого, ни извозчика, ни автомашины... Дубинин: "Разрешите доло- 
вить''... Я: "Ступайте впереди меня". Для большего "удобства" я 
поудобнее сжал в правой руке мой верный Кольт, не вынимая его 
из кармана. . . 

Кругом - холодно и много снега, и никого, ни одной хшвой души!.. 
Дзтаю: "не зевай - все может случиться... справа и слева деревья 
и кусты... не зевай". 

Пзэотопав довотгьно долго, мы, наконец, все в том же "строю" подо- 
или к Европейской гостинице... Вошел... Страшная винная (п иная) 
вонь. Дежурный офицер, шатаясь, протягивает мне руку, не р.'^лор- 
тует. . . "Орлов, - говорит он? - в своем кабинете". Я: "Немедлен- 
но приведите помещение в порядок... и подтянитесь"... Иду наверх, 
в первый этаж, к Орлову... 

Вхожу... У пгсьмеччого стола сидит Коля Орлов. Сидит с опущен- 
ной головой и, увидев меня, вскакивает... Я: "Что вы наделали?" 
Орлов: "Да, я только теперь понял"... Я: "Нечего понимать. Вы 
хотите погубить наше дело. Не удастся!.. Сидите здесь и ждите 
моих приказаний - не смейте уходить". Выхожу... Внизу и подъез- 
да шум и гам... На дворе - вижу собраны роты... Увидев меня, ко- 
мандуют "смирно"... Я: "Господа офлцеры ко мне"... г1еня окружа- 
ют... И вот что я им говорю (помню почти дословно): "Г. г. офице- 
ры! Вы знаете, что произошло и что происходит... Наша армргя от- 
ступает... Единственное убежище ее - Кры1.!. Происшедшее же здесь 
разрзгшает наше дело; Армия и Россия в опасности. Держитесь креп- 
ко на своем посту, соблюдая дисциплину и порядок, в ка:адо1,: ва- 
шем деле... Установите непосредственную связь со мной... Старше- 
му из вас вступить в командованпе! " . . . 

В этот момент подбегает "некто в сером" и сообщает, что у прямо- 
го провода из Бахчисарая ген.г1ай-1:'1аевскнй просит к аппаратз''. Я 
отправился нп. телеграф. "У аппарата ген.11ай-1-1аевский". . . Я на- 
звал себя и добавил: "В городе все спокойно, жду распоря::сеннй 
пз Джанкоя" . . . Ген.1'1ай-14аевский: "Рассчитывайте на меня, я в 
двухчасовой дальности от вас". Распрощались. - Почти бегом воз- 
вращаюсь к группе офицеров, с кот^орыми прервал разговор... Кто- 
то из них бежит мне навстречу и сообщает, что Орлов, Дубинин и 
несколько других его друзей... удрали, вероятно, на Алушту... 
Картина менялась... 

Утром ко мне приехал полк.Городыский, судебного ведомства. На 
мой вопрос: "Дознание?" - он поспешил ответить, что ему необхо- 
димо знать, как и в какой последовательности прошли события этой 
ночью. Я р'-.ссказал все подробно, полковник поздравил меня, ска- 
зав, что все могло бы конЧ1'ться много хуже - и для меня лично, 
к для всего гарнизона Симферополя. Конечно, мне не трудно было 
согласиться. . . " 

На вопрос князя: "Что вы наделали?" - Орлов ответил: "Да, я 
только теперь понял". Дальнейших объяснений не последовало - что он 



- 31 - 

понял. Понял ли он безрассудность его выступления в тот момент или, 
вообще, безр.1ССудность всего затеянного им бунта? Однако, еиу грози- 
ло не:п1нуемое СФолкновение с войсками ген.Слащева, и Орлов отступил. 
Он понял, очевидно, что вооруженное столкновение в этот момент спас- 
ти его не сможет, Орлов с незнаш-хтельной частью отряда покинул С1^мфе- 
рополь к по Алл^штинскому шоссе ушел в направлении на Алушту, захвати- 
вши с собой 10 милпионов рублей, предварительно изъятых из Спмсоеро- 
пояьского казначейства. Р'з отряда в нес'юлько сот^ человек ушло с ним, 
как пе]эедают, около 80-90 человек. Часть о'^ряда, повидимому, оста- 
лась, не хселая следовать за Орловьпл, и осталась верной команлованию; 
некоторая часть распылилась заблаговременно, как было укаЗ'^до раньше, 
видя неопределенность всего происходившего; наконец, часть, как гово- 
рят они с-'Л'Ш, просто проспали - спали дома в эту ночь. Обстоятельство, 
что Орлов шел только с сравнительно небольшой группой, еще раз пока- 
зывает разношерстность отряда в смысле верности Орлову и его 1.:ысля1.1; 
показывает отсутствие дисциплины в отряде и растеуэяннооть, овладевшую 
командным составом, не смогшим удержать людей в своих рукг':х: *). 

Орлов с остатка!»^ своего Отряда ушел в дгр.11амут-0ултан, а отту- 
да в дер.Саблы, славршшуюся уже и до революции неблагонадежностью на- 
селения. 

24-го января утром в Симферополь прибыл ген. Слащен со своим кон- 
воем и произвел смот^р войскам гарнизона-. Чины отряда кап. Орлова, ос- 
тавшиеся в Симферополе, в этом параде не участвовали, как сообщает 
П. х1ногие из оставшихся рядовых членов Отряда были, однако, аресто- 
ваны, но были быстро отпущены к направлены в другие ч.асти. 

Генерал Слащен в тот же день издал приказ о поимке Орлова и при- 
каз-обращение. Приказы эти, написанные в духе, характерном для ген. 
Слащева, приводим ниже: 

1 ) "Приказываю всем должностным лицам и прочим гражданах-: Рос- 
сии, в случае обнаружения в их районе предателя Орлова или его 
присных, доставить их ко мне живыми или мертвыми. 3^-Р-Н ее объяв- 
ляю, чп^о расстреляю всех действующих с Орловы1VI. 24 января, 19144". 

2) "Отряду, забывшему совесть и долг службы, - пюдтл, ушедшим 
под командой Орлова, на все предложения могу ответить только: 
1)0зэлов изменник долга. 2) по телеграфу Орлов меня нагло об'ланы- 
вал, 3) Орлову я предложил приехать ко мне, тогда гарантировал 
еиу жизнь, 4) это не было исполнено, 5) обманутые ко мне, б) Ор- 
лову не верю и повешу." 

') Закончивши описание первого выступления кап.Орлов.а в январе 
1920 года, счита,ю необходимым обратись внимание на отсутствие точных 
данных о продолжительности этого выступления. ГОаФир говорит, что вы- 
ступление произошло в ночь на 22 января (ст.сф.) и окончилось в ночь 
на 24-е января, то есть продолхсалось целых два дня. Ген. Деникин пи- 
шет, что "Орлов на третий день... бежал в горы". По воспоминания:.! же 
участников, слова которых были цитированы, нужно полагать, что высту- 
пление произошло в ночь с 21-го на 22-е января и окончилось в ночь с 
22-го на 23-е января, т.е. продолжалось только один целый день. 



- 32 " 

3 догонку оп Орловым бы.ттр посланы карательные отря,цы П^.нейдера, 
Тп.белского и полк.Кугельгейма. Серьезных столкновений, однако, не бы- 
ло; пов11Д1-п.':о1.Г7, обе стороны воздерживались от этого. Вскоре 0]">лов ос- 
та.впл д.Саблы и от'правился на Алушту''. Гарнизон Алушты не оказал со- 
проФ.'-вления, и Орлов, захвативши в "банке небольшую сум^г^'- денег к ос- 
тавивши та^V'^ небольшую часть своего отряда, отправился на Ялту. Это 
пропсходкло лгже в начале (февраля. 

Орловское выступление взбудоралсило Крым. Газеты, где происходк- 
ла, оживленная полемика мекду ген.Слащевым г Орловьпл, читались на. рас- 
ХБа_т. Это выступление, как передают, было встречено общественнЫ1,ш и 
политическими кругааш Крыма с большим сочувствием, и они возлагали 
большие на,г,ежды на Орлова. 1''1олодое офицерство во многих случая:: сочув- 
ствовало. В Севастополе, ка.к пишет ген. Деникин (на основании донесе- 
ния ген.Лзгкомского от 4 февраля 1920 г.) "назревал арест морскими офи- 
церами Ненюкова и Бубнова, про-^ив которых создалось большое возбужде- 
ние на почве безвластия и отсутствия должного управления". 

Выстз''пление Орлова, совпавшее случайно или специально прпз'рочен- 
ное к событиям на с^пэонтах и в тылу (падение Одессы, события на. Куба- 
ни и т.п.) вызвало ряд осложнений и инцидентов, которые могли небла- 
гоприятно отозваться на общем положении. 

25-го января 1920 г. гор.Одесса была занята красным!: войскал.да, 
и ген.!'1иллинг, главноначальствующий Новороссийской области, прибыл в 
Севастополь 31-го января на пароходе "Анатолий Молчанов". На. дзэ^той 
день, 1-го Февраля, из Новороссийска на пароходе "Александр Лихайло- 
вич" прибыл в Сев'^.стополь ген. Врангель, подавший в отставку и выехав- 
ший в Крым "на покой" (Вра.нгель). С этого момента, как пг^шет ген. Де- 
никин, "начинается борьба за возглавление военной и гражданской вла- 
сти в Крьму". Возможно, что эта "борьба" (если таковая бы.ла.) проходи- 
ла бы нормально без особых ослолшений, если бы незадолго перед тем 
не произог'ло выступление Орлова. Последнее обстоятельство изменило 
весь ход событий. Поэтомзг считаем необходимым несколько подробнее ос- 
танов1:ться на этой "борьбе". 

Геи .Шиллинг появился в Крыму после сдачи Одессы, которая была, 
отд.ана 1фасным при ужасных условиях. Адмиралы Ненюков и Бубнов сразу 
же по приезде его в Сев'^.стополь заявили ему, что он "дискредитирован 
одесской эвакуацией, что в тылу развал и единственное спасение Крьл^а 
в неледленной передаче Шиллингом всей власти барону Врангелю" (Дени- 
кин). На другой день явилась к ген. Шиллингу группа из б оГ-тщеров, сде- 
лавших ему то же предложение. Ген. Шиллинг, подавленный после оставле- 
ния Одессы в тяжелых условиях, заявил, что за власть не держится, 
охотно ее переда,ст и предоставляет этот вопрос на усмотрение гтга.вно- 
комаидующего , которому обо всем донес. 

11ежду 1-м и 5-м февраля происходит новая беседа ген. Шиллинга с 
ал..П!ралал.ш , встреча с ген.Лукомсюш и двукратное свидание с ген. Вран- 
гелем. Ген. Врангель соглашался принять от ген. Шиллинга должность, но 
по приказу Главнокомандующего. Геч.Слащев заявил ген. Шиллингу , что 
будет выполнять приказания только Главнокомандующего и Шиллинга. Ген. 



ж 



- 33 - 

Лукомскнй нлстоятельно советовал Шиллингу передать власть ген. Вранге- 
лю, но с согласия Главнокомандующего. Генерал Деникин категорически 
отказывается заменить Шиллинга ген.Брангелем. 

Прт: таком поло:.:<ении ген. Шиллинг б-го февраля выехал в Дхсанкой. 

В указанный выше период Орлов с отрядом, спустившись с гор н 
пользуясь отсутствием в этом районе войск, занял Алушту (как было 
сказано выше) и приближался к Ялте. По мере приближения Орлова к Ял- 
те тревога и растерянность в городе росла. Начальник гарнизона гор. 
Ялты геи. Зыков и уездный начальник граф Голенпщев-Кутузов посылали 
однзг за другой телегракшы, взывая о по!.:ощп. Ряд общественных деяте- 
лей (Совещание Общественных деятелей Ялты), находившихся в Ялте, об- 
ратилось к ген. Деникину с просьбой назначить "во главе власти в Кры- 
му... лицо, заслужившее личными качествами своими и боевыми засл^та- 
мп доверие как армии, так и населения... Таковым лицом по единодушно- 
му у5е:.:^дению крымских гражданских и военных кругов является генерал 
Врангель..." Под телегра^/шой 14 подписей. 

"Оказавшийся в Ялте ген. Покровский, - пишет ген. Деникин, - моби- 
лизовав и вооружив жителей Ялты, пытался защищать город..." Почему 
ген.Пог.ровскин в этот момент и по чьему р-^.споряжению "оказался" в Ял- 
те - не совсем ясно. Ген. Деникин пишет только "оказавшийся в Ялте". 
Генерал Врангель же в своих мемуарах пишет: "накануне подхода Орлова 
к Ялте туда прибыл ген. Покров ?/:ий. Последний-., ост^алс; не у дел. Не 
чувствуя над собой сдерлсивающего на':ала, в сознании полной безнака- 
занности, генерал Покрозскик, находивший в сябе достаточную силу во- 
ли сдерхсиваться, когда это было необходимо, ноШе, как говорится, "со- 
скочил с нареза", пил и самодурствовал". Ген. Деникин коротко описыва- 
ет эту операцию, более подробно сообщает об этом один из участников, 
сотник Ыяч В. П. 

Воспоминание сотн.1'1яча очень интересно и, в известно!.: смысле, 
характерно для того времени и как бы подтверждает слова ген. Врангеля, 
поэтому приводим его полностью. 

"Для переезда из Новороссийска в Ялту в рапоряжении ген. Покров- 
ского был английский миноносец, на борту которого н^^содился ан- 
глийский майор, осоицер для связи, фамилию за давностью лет не 
помню. Этот майор владел некшого русским языком и в бытность ге- 
нерала Покровского Командующим Кавказской Армией находился при 
штабе. 

"С ген. Покровским выехали ген. Боровский, ген.шт.ген.Ребдьев, ген. 
шт. полк. Ю. В. Сербии, есаул И.Раздеришин, подъесаул Чепеяев, я, 
два юнкера - В.Ф. к М.В. и два казака вестовых. 

Ранним морозным утром миноносец пришвар'т'овался к пристани в Ял- 
те. Полк. Сербии был послан ген.Покровсктш к начальнику гарнтззо- 
на г.Ялты ген. Зыкову с объяснением цели приезда ген. Покровско- 
го и с просьбой о предост^авлении квартиры ему и его свит^* 



- 34 - 

В р'^.споряяение ген. Покровского была предосФ-^.вленл дг^.ч,". Э11Г"оа Бу- 
харского, и в присланных экипажах "'^^ё ■'отправйЛпсЬ'--к- -ме^т^ 
расквартирования. 

В тот ;:-се день вечером на квартире ген. Зыкова состоялось совеща- 
ние, на котором, кроме ген. Покровского, присутствовали: ген. Бо- 
ровский, ген.Ребдьев и полк. Сербии. На этом собрании был вырабо- 
тан план действий по ликвидации отряда кап. Орлова. Все было в 
стр охсайш ем с екр ете . 

В самой Ялте все было спокойно и мирно. Ген. Покровский с прису- 
щей ему энергией начал действовать. 

Вечером, приблизительно около 10 часов, когда двигсения на з^лицах 
почти не было, ген. Покровский с чинами свиты и несколькими чина- 
ми гарнизона происвели "мобилизацию" обитателей гостиницы "Рос- 
сия" и нескольких других гостиниц. Годные к военной слу;:сбе бы.ли 
переписаны к под конвоем отправлены в Ореанду, где были размеще- 
ны в заранее приготовленных квартирах. Под страхом наказания 
всем бЫЕо приказано никуда не отлучаться. Дома быаи заперты к к 
к^л'сдому дому приставлены часовые. 

На следующий день утром, после чая из поттевой кухни, всег-: были 
розданы бердр.нки с патронами, и "мобилизованные", которых было 
около 150 человек, были разбиты на две роты. Все это были люди 
З'^лшточные и сугубо штатские. 

Командирами рот былт; назначены есаул Раздеришин и я, а команди- 
ром всего отряда полк. Сербии. При ген. Зыкове находился ген.Реб- 
дьев с подъесаулом Чепелевым. Юнкера остались в распозэя'гсенин 
ген. Покровского, как ординарцы. 

Ка::сдой роте полк. Сербии указал участки, и "стрелки" зэассыпались 
в цепь. Перед наступлением на деревню, занятую орловцами, ген. 
Покровский и ген. Боровский, в сопровождении юнкеров, решг.ли про- 
ехать в стан кап. Орлова с целью воздействовать на кап, Орлова, и 
убедить его сдаться на милость Главнокомандующего. Рот-^^.! было 
приказано оставаться на местах и огня не открывать. 

Прошло около трех часов, и генералы не возвращались. Полк. Сер- 
бии начал беспокоиться о их судьбе и решил это выяснить, прика- 
зав мне 1-1 Раздеришину отправиться на разведку в стан кгл» Орлова. 

Пройдя, приблизительно, две версты, мы наткнулись на сторо:::евые 
посты орловцев, были имт- задержаны и обезоружены (впосте/';ствии 
оружие было возвращено). 

Б штабе Оряова, куда нас препроводили, мы увидели геи. Покровско- 
го и Боровского сидящими в большой комнате вокруг стола с кап. 
Орловьш и Дубининьп.1. О чем велась беседа, нам неизвестно, но, 
судя по разгоряченным лицал1, в особенности ген. Покровского, можно 
было думать, что беседа была шумной, так как входя в комна.ту мы 
слышали громкий голос ген. Покровского. 



- 35 - 

Ген. Покровский, подойдя к наг,':, прикгголл отправиться к ген. Зыко- 
ву и доложить, что все обстоит блг.гополучно, мобилисовглных оби- 
т'^.телей Г0СТИН1Щ рг.спустить по домш^!. 

к вечеру генерг',лы возвратились, а через 2-3 часа отряд кап, Орло- 
ва о ал ял Ялту. 

В спешном порядке около 12 чп,с.ночи ген. Покровский приказал нам 
всем отправиться на миноносец, а сам с ген.Боровскт.! и Ребдье- 
вЫ1\1 отправился к ген. Зыкову с прощальным визитом. 

Как мы узнали позже, кап. Орлов не согласился распустить отряд и 
рекомендовал ген. Покровскому, во избежание неприятностей, поки- 
нуть Ялту." 

Так бессло.вно закончилась о>,нтастически организованная "опера- 
ция" ген. Покровского. РТмея связи с англичанами и учитывая его харак- 
тер (ген. Врангель - "соскочил с нареза"), нужно предполага.ть, что 
ген. Покровский предпринял эту "операцию" совершенно самостоятельно, 
по собственной инициативе. Это тем более справедливо, что, по словам 
ген.Взэангеля, Покровский метил себя в заместители ген. Шиллинга. Все 
это происходило в момент "борьбы за власть" в Крыму. 

Итак, Ялта была занята отрядом кап. Орлова без единого выстрела, 
и комендо-нтом города был назначен кап. Дубинин. Орлов выпустил воззва- 
ние следующего содержания: 

"Г. г. офицеры, казаки, солдаты и матросы. 

Весь многочисленный гарнизон гор.Ялты и ее окрестностей н 
подошедший десант из Севастополя с ртгсскими судами, вместе с 
артиллерией и пулеметами, сознавая правоту нашего общего Свято- 
го Дела, перешли к нам по первому нашеглу зову со своими одацера- 
ми. Генерал Шиллинг просив меня к прямому проводу, но я с ним 
буду говорить только тогда, когда он возвратит на^.т тысячи жиз- 
ней, безвозвратно погибших в Одессе, По дошедшим до меня сведе- 
ниям, налп молодой вождь генерал Врангель прибыл в Крьп.:. Это тот, 
с кем мы будем и должны говорить. Это тот, кому ьш верим все, 
все, это тот, кто все отдаст на борьбу с большевика1'.ш и престзгп- 

НЬП,! ТЫЛОМ. 

Да здравствует генерал Врангель, наш могучий и сильный ду- 
хом 110ЛОДОЙ офицер. 

Капитан Орлов. 

, П ''^. - ;гЛх В.В.Альмендпнгер 
в»)1| 1^о-з,^^М€1г Продолжение следует) 




- 36 - 



ОФРЩАТЕЛЬНЫЙ МИФ. 

Мкф - это народное сказание о богах, о героях, о явлениях приро- 
ды. Пий величает, прославляет. Но вот в нашем эмигрантско!'! народе воз- 
ник гтф отрицательного свойства, миф принижающий, а не величающий. 
Миф этот выражается слоБа1.ж: офицерство не пошло в Первый поход, офи- 
це1зство уклонялось от Белого Движения, офицерство создало Красную Ар- 
мию, победившую Белые Армии. 

Все три части этого трехчленного мифа считаются почти аксиоиа1.га, 
и да^гсе нгди военные, офицерские журналы печатали эту мифологию, пове- 
ривши неразумным мифотворца!.!. Приближается - через год - пятидесятая 
годовщина возникновения знатнейшей, значительнейшей из Белых Армий 
(Организации генерала Алексеева), и поэтому хотелось бы к этой годов- 
щине усплия1\1И всех, кто не приемлет этой мифологии, оп]эовергнуть кле- 
вету на, наше доблестное офицерство. 

Прежде всего чадо определить смысл слова "офицер". Смысл его 
был абсолютно ясен до мобилизации 1914 года: ос'Ьх^церами были все, кто 
Б Армии и во Флоте состоял на офхщерских должностях или кто был, по- 
сле службы, зачислен в запас или отставку; были еще прапорщики запа- 
са, кото]оых (за поспешностью их военно-воспитате-п-ьной и воегп-ю-учеб- 
ной подготовки) шутливо определяли словами: "Курица не птица, прапор- 
щик не офицер". Эта поговорка оказалась неправильной в отношении не- 
малого процента прапорщиков запаса, которые, будучи призваны в Дей- 
ствующую Армию, оказались на первых порах не очень способными к ко- 
мандованию, но способными - наравне с нами, кадровыми офицерах.ш - 
доблестно умирать. 

В течение войны развертывание войска, с одной стороны, и огром- 
ные потери в нашем офицерском корпусе - с другой, потребовали пиогих 
и поспешных выпусков из военных училищ, а потом и из школ прглорщ.иков. 
Первая волна этого пополнения была великолепна: студенты высших тех- 
нических учебных заведений и даже заведомые бунто.ри против власти, 
против режима - студенты университетов - хлынули добровольцгл.ш б во- 
енные училища, смешались тгм с за.кончившими кадетские корпуса, под- 
верглись воспитывающему влиянию - кроме училищно-дисциплипарного, 
традиционному юнкерскому - и вышли в строй отличными офицера1.1И. В 
полкгх пехоты и конницы, в батареях артиллерии и в батальонах инже- 
нерных войск, в перипетиях походов, биваков, разведок, стычек, дел 
и больг-их боев они офицерски возмужали, доучились, довосшгтались и 
- надо признать - сравнялись (в большинстве случаев) с на1/1и, т к ска- 
зать, профессиональными офицерами, вросли в нашлг офицерскую семью. 
Если мы бросим взгляд на наши офицерские организации, то увидим в 
них немало боевых братьев из студентов, которые и за почти полвека 
пребывания вне армии не ушли в "первобытное состояние", но в такой 
же мере остались офицерами, как и мы, выпусков 1914, 1913, 1912... 
1900... 1890 годов. (Не будем идеализировать себя, зарубежное оСэдцер- 
ство, не будем себя уверять, что мы полностью сохранили по сей день 
свои офицерские качества, а только уточним предыдущую Гаразу: то офи- 
церское, что осталось в нас, кадровы:с офицерах, осталось также в зна- 
чительном числе офицеров первых - энтузиастических - выпусков военно- 
го времени, 1914-15 гг.). 

Качество офицерского пополнения в различные периоды войны есть 
производное от качества народа в соответствующие периоды. Повалил в 



- 37 - 

ДНР1 ыобилнопдии 1914 г. и^.род к Зкмнему Дворцу петь "Бо::<е, Цг,ря хра- 
нп" - II студенты повг-.лилн добровольцп.ми в военные училища. А б 1915 
году наше трагическое отступление породило в народе уныние и получи- 
ло паническое объяснение в слове "иомена": приток добровольцев в во- 
енные училища сократился, и военно-учебные паведения пополнялись пре- 
иму1^,ествеино по наборз?-, а потому в Действующую Армию стали вливаться 
не оОицеры по призванию, как мы', кадровые, и не офицеры-энтузиасты, 
как добровольцы-студенты 1914 г., а осоицеры по призыву. В начале 1916 
года народ устал от войны - это было очевидно - и, в связи с этта-ьто, 
что могло бы быть цветом молодежи и пополнить ряды офицерства, оказа- 
лось пустоцветом и поспешило в земгусары и в горуланы, а в военные 
училища и в школы прапорщиков забирали тех, кто не умел "словчиться" 
и досадовал на свое не-ловченье; в этих офицерских пополнениях были 
храбрецы - по народно-наследственному русско!лу свойству - но, если 
всмотреться в их храбрость и з:<ертвенность, то в ней мояно увидеть пре- 
обладание (часто или, во всяком случае, нередко) гражда.нского созна- 
ния над тем офицерским, которое было в них не очень плотно уло;::ено - 
набито в короткие месяцы ускоренного обучения. К тому ::<е в полках пе- 
хоты и в б.атареях кадровая прослойка стала столь тонкой, что до— вос- 
питание не могли получить эти, так сказать, скоро-офицеры (это::у сло- 
ву не будем придавать презрительного, уничижаЮЕгего смысла - оно толь- 
ко вырг:::ает понятие об офицере, недостаточно долго и недостаточно 
сильно подвергшемся воздействию профессионально-оожцерских способов 
и приемов превращения человека в рыцаря- офицера, превращения гра;:сданн- 
на в воина душой, умом и волей). 

Вторая половина 1916 г. ознаменовалась в народе (или, скглем, в 
обществе) развитием предреволюционной борьбы против рехсима; все жда- 
ли "перемен", многие надеялись на "перемены". Это отразилось на каче- 
стве ослщерских пополнений тех месяцев: скоро-офицеры стали еще грг^ 
дапственнее; в них офицерскость была поверхностной ( огова:оива1эсь,что 
здесь, как и выше, речь идет о среднем оо;ицере из пополнения да:-:ного 
периода - были, конечно, и образцово отличные, как и образцово-гад- 
кие: последние поспешили, во исполнение социал-революционных и соци- 
ал-демократических заданий, войти и часто возглавить солдатские коми- 
теты 1917 года). Подтверждение факта преобладания гражданственности 
над воинственностью в пополнениях последнего периода воины слз'-жат 
воспоминания одного крупного зарубежного писателя (отнюдь не из "ле- 
вых"), в которых он сообщает об отказе юнкеров одного из луч^'их пе- 
хотньк военных училищ выйти 1-го марта 1917 г. для подавления восста- 
ния в городе (автор воспомтшаний был в те дни юнкером этого училища). 

Ктак, в 1917 году в составе офицерства были: 1) зщелевпие кадро- 
вые офицеры, в огромном больрщнстве увешанные всеми боевыми орденами 
и укрг^х:енные нарукавными нашивка1\<[и о ранениях; но были среди них - в 
семье не без зфода - и такие, которые немного или совсем уклонились 
от выполнения своего офицерского долга к, закрепившись на глубоко-бе- 
зопасньс: долхсностях, выказали отсутствие в себе офицерских достоинств; 
2) оГящеры-энтузиасты, которых патриотический порыв, а затем доблест- 
ное выполнение офицерского долга на полях боев сделали подл1:иньп1и 
офицерами, хотя в предвоенное время они готовились к гра;::данской дея- 
тельности; этими энтузиастами были почти все офицеры первых ускорен- 
ных выпусков, были не очень многие офицеры средних (хронологически) 
выпусков и были выдающиеся одиночки из последних выпусков (2-й: поло- 



- 38 - 

вины, грубо определяя, 146 г.)» З) третьим слоем были скоро-осоицеры, 
духовно-попорченные духовной порчей рп.оочаров'^.вшегося в войне нпродп, 
устп.вшего от войны народа, оппозиционно к влпсти настроечного общест- 
ва к революционно-деятельной левой части этого общества. 

В 1917 г. было около 250.000 офицеров. Нет ни возможности, нн 
надобности устанавливать, какое количество из них прртнадле>:сало к каж- 
дой но трех перечисленных категорий. Важно, что были три ка.тегорни и 
что поэтому, когда говорим о роли офицерства в Белой Борьбе к в со- 
здании Кр-',сной Армии, надо иметь в виду, что офицерские требования 
можно щэедъявлять к кадровым офицерпм, что большие требования можно 
предъявлять к офицерам-энтузиастам-!, но что к скоро-офицерам должна 
быть прилагаема особая мерка - они ведь особенные офицеры. 

- о - 

В составе Армии генерала Корнилова пошло в Первый Поход около 
2000 офицеров. Уверяют: могло бы быть гораздо больше - ведь в воспо- 
минаниях комиссара Ростова-на-Дону сказано, что к нему, по уходе Але- 
ксеева-Корнтглова, поспешило для регистрации 14.000 ростовских офице- 
ров. Кг^-:сдый большевик - лжец, а ростовский комиссар - двойной лжец: 
ему надо цифрой "14.000" унизить ненавистное ему офицерство, уверить, 
что оно состояло из розовых трусов, а не белых героев. Конечно, ино- 
го офицеров осталось в Ростове. В нормальной войне, в нормальной ар- 
мии для выполнения особо-опасного, но определенного боевого задания 
вызывглот охотников; Вожди же Добровольческой Армии вызывали охотни- 
ков не из нормального СФроя, а из демобилизовавшейся массы, вызывали 
не во имя нормального воинского долга в нормальной войне, а в зарож- 
давшейся братоубийственной борьбе звалп к выполнению необычного, не- 
определенного и почти безнадежного задания - 'ч^^ш уходим в степи. Мо- 
жем вернуться только, если будет милость Божия" (М.В.Алексеев). Муд- 
рено ли, что не так уж многие откликнулись на такой вызов охотников? 

Но к этим 2000 охотников, добровольцев, первопоходников надо 
причислисть тех - сотни? многие сотни? тысячи? Вероятнее всего тыся- 
чи - кто с пространства Ленинского государства одиночно или группами 
пробирался на зов генерала Алексеева. Для огромного большинства их 
этот их поход к Первому Походу был и последним их походом: красные 
заставы расстрелом прекращали геройское устремление. На одной из тра- 
пез Первопоходников в Буэнос-Айресе я закончил свое слово так: "Сла- 
ва ваи, первопоходникк, перводерзателп, первострадальцы, первогерои!" 
Чту г, г, Первопоходников, но чту - и всех призываю чтить - и тех, кто 
во имя в^шолнения офицерского долга погиб в походе к Первому Походу. 

Одновременно с теми, кто стал под знамя генерала Корнилова, ока- 
залрюь достойными офицерского звания те, кт'О примкнул к полковникз'' 
Дроздовскому в Румынии, кто ушел в степи с атаманом-генералом Попо- 
вым, донцом, кто во главе с капитаном Покровским образовал Кубанскую 
Армию. Можно ли списать со счета исполнивших свой долг тех, кто стал 
в противо-бояьшевнцкие ряды на Волге (Армия Учредительного Собрания), 
на Укра1-1не (где гетман Скоропадский думал защищать Юг России от ком- 
мунизма)? Вступили офицеры в Формирования у Астрахани и Арх'^лгельска, 
у Воронежа и Ревеля-Риги. 

Встуш-тть - э^о значит отважиться, потом^г что обстановка тех 
дней давила к не-вступленпю. Сведения об Армии генерала Корнилов'^ прв 
тиворечивы - есть ли еще та Армия? Погибла ли она? Кто ведет ее, ес- 
ли правда,, что генерал Корнилов убит? Р'дти ли на Волгу к эс-эра1'Л? 



- 39 - 

Т-ш нн одного военного имени, а имя эс-эр ст-гло для офицерствг. бран- 
ным. Р^дти ли к авантюристу Вермонту кс капельмейстеров, по кшлостк 
генерала фон-дер-Гольца именующему себя княоем Аваловшл? Идти лк в 
Западную Армию, фор.^шрованию которой препятствуют эстонцы? И, вообще, 
как отвг^хкться, если на женатом лежит забота о жене и детяз:, на холо- 
стой - о родителях? Когда наши деды, отцы, кш сами шли на Турецкую 
войну, на Японскую, на Великую, ни на ком из обжцеров не ле::сала про- 
блема: "Пойду, а семья помрет с голоду"... Не лежала^и другая пробле- 
ма: "Пойду, а семью в отместку расстреляют"... Мудрый Иагоиет решил: 
"Если гора не идет к Магомету, Магомет идет к горе". Мудрая жизнь ре- 
шила проблему офицерство.: кто не пошел в Белые Армии, к тоиу пошли 
Белые Армии и включили в себя офицеров, которые извинительньш, в 
больппнстве случаев, образом не могли отважиться устремиться к Армк- 
т.". через большевицкие зверства и через военно-революционную политиче- 
скую и бытовую неразбериху. 

К 1:сполинам офицерского духа примкнули потом в Белой Борьбе офи- 
церы офицерского духа, примкнули многими десятками тысяч. Едва ли бу- 
дет пзэеувеличением сказать, что офицеры примкнули почтм поголовно. 
Не примкнула часть скоро-офицеров. Та часть, которую не воодушевил 
даз:се победный восторг последнего периода Белой Борьбы. Они либо углу- 
бляли революцию - партийные души - либо возвратились к своим до-воен- 
ным профессия1Л - штатские души, - либо дел.али вид, что в не-о?^/нкцио- 
нирующпх высших учебных заведениях продолжают прерванное прнзывои в 
Войско военное образование. 

Но так как эти люди никогда не были ос^церами в истинно!,: значе- 
нии этого слова; так как эти люди были носителями офицерских погон, 
но не носителями офицерского духа, то их, при с^модемобплкзрдпн Рос- 
сийской Армии, надо считать возвратившимися в первобытное состояние 
и списать со счета офицерства: не 250.000 осоицеров было в 1917 г., 
в месяцы недолговременного правительства, а гораздо меньше, ртз этого 
гораздо меньшего (никакой статистикой не определяемого) числа больше 
половины оказалось в Белых Армиях, а меньше половины - в Храснох^. 

Если из 100 офицеров было, скажем, 45 на красной стороне - при- 
нудительно! - и 55 на белой стороне - добровольно! - то позорит лк 
Российское офицерство такое соотношение чисел? Кто помнит ситуацию 
1918-20 гг., скг^^■кет определенно и категорически: нет, не позорит. 

Балтийский, Гутор, Бонч-Бруевпч пошли в Краоцую Армив> нлк Н'^хо- 
му, что были подлы и двуличны на Царской службе, или потомзт-, что под- 
ло и двулично СЛУЖИЛИ Ленину; им подобггы были сотни хамелеонов ^ 
в штаб- и об ер-офицерских чинах. Бы^и такие, кто по своей партийно- 
революционной принадлежности искренно пошел к главковерхл/ Троцкому. 
Были и такие, кто в трагическом заблуждении считал белых зачннщкках^ш 
грп:ад",нской войны и дутлал, что на стороне красных надо защищать Рос- 
сию от белых - Бог и'м' судья. Но из 100.000 офицеров, включенных в 
Красную Армию, огтэомное большинство было включено голодом илл мобили- 
зационно-н'-.ганным нажимом. Пусть их было 70-80 тысяч. Не эта^цис^ра 
важна для историк Российского офицерства, а необъявленная цпора, опре- 
деляющая количество расстрелянных за то, что эти офицеры были как 
редиска - снаружи красные, а внутри белые". Ленин требовал увольне- 
ния всех офицеров из Красной Армии, так как они саботируют, п Троцкий 



- 40 - 

едвр. ног воспротивиться этой мере, усилив чекистскую бдительность в 
Кр'гсной Армии. Ленин был прр.в: если не все, то многие спботиров-^.ли 
- одни по инструкциям КЗ Шт'^.ба Добровольческой Армии, друп-хе по соб- 
ственнону офицерскому сознанию. 

Секч-^.с есть вырггжение: "внутренняя эмигрпцпя", определяющее ту 
Ч'гсть интеллигенции в СССР, которг^я сопротивляется советской влг.сти. 
Нельзя ли тех офицеров, что были насильственно включены в Крлсную Ар- 
мию и которые были расстреляны зг, ср.ботг^ж, назвать "внутренними пер- 
вопоходникгалп? Не один десяток тысяч офицеров был отправлен "в штаб 
Духонина" - они гибли, потому что делали белое дело или потому, что 
имели бе.пз^ю душу. Офицерскую. 

Продумав все это, ответим на вопрос: исполнило ли Российское ■* 1 
офицерство свой воинский долг в годы Белой Борьбы? 



Проф. полк, Несснер, 



- - оОо - - 



ФЕЛЬДФЕБЕЛЬ ЗУЕБ. 

Была теплая, темная сентябрьская ночь 20-го года. 0:::идая подво- 
ды на П.Рогачнк, Ф^вричеокой губернии, где стояла моя часть, я дол- 
жен был заночевать в села Федоровка- 

^1аленький дом коменданта, не ьяог вместить и сотой доли всех оста- 
новившихся на ночлег. Такая тихая, теплая осрнняя погода, небо, по- 
крытое мириадами ярких звезд, невольно влекли вон из дома. Я вышел 
на.обшп]эный двор, сплошь занятый кубанцами, которые укладывались 
спать на земле, подостлав солому. 

Я был тт-дивлен - а где же кони? Из расспросов узнал, что это ка- 
заки-партизаны генерала Костикова, недавно перевезенные из Грузии в 
Крым. Все они были одеты в сильно поношенную разнокалиберную оде>;сду, 
все были худы и черны - черны от грязи, которая въедается в кохсу за 
долгие месяцы похода, дымных костров, недосыпания. Большинство из 
них были молодые, почти мальчики. Разместившись на ночлег у самого 
Стога сена, я со своим приятелем невольно стал слушать рассказ каза- 
ченка, лежавшего в нескольких шагах от нас: 

- ...ничего у нас уже не было, ни патрон, ни хлеба. За^сватилк 
нас красные в горах и пригнали в Туапсе, в чека. Чекисты били нас не- 
щадно, мы не отрекались - служили, мол, у ген.Фостт-кова. Было нас че- 
ловек 5 на. суде, приговорили к расстрелу. Когда вели через город, на- 
род на нас кричал, плевал, бросал всякие гадости. Если бы не чекисты, 
которые нас вели, нас бы растерзали тут же на улице. 

"Больше всех старался старшой чекист, он был верхом, в кожаной 
тужурке, нагайкой лупил нас по головам и кричал народу, что он ведет 
нас на расстрел по приговору суда и никто не имеет права вмешнв'^.ться 
в советское правосудие. То ли, что он бил нас нагайкой, то ли вид у 
него был страшный, но кас оставили в покое. 

"Вывели нас за город. Чекист-то этот самый зловредный, по огили- 
лии Зуев, вытащил бутылку водки из хур джины, опрокинул ее себе в рот, 
а поток отдал остальным чекистам - было их пятеро, которые вели нас, 



- 41 - 

- .". с^-м кг)оет нпс матом и нагайкой. . . Были мы босы, оборваны, голод- 
ные, побитые, еле живые, а тут этот чорт нас мучает... 

"Подошли к леску. Остановились. Вытащил он еще бутылку водки, 
отпил I: отдал своим товарищам. Слес с коня чорт лупоглазый, еле на 
ногате держится, пьян вдрысг, и говорит: "Бы, товарищи, посидите здесь, 
отдохните, а я сам эту сволочь пущу в расход". Погнал по тропинке в 
лес, в одной руке у него наган, а в другой нагайка. 

"Дошли до обрыва. Выстроил он нас у обрыва - ну, знать пришел 
конец - и говорит: "Вот что, хлопцы, я такой же белый, как и вы; я 
буду стрелять в воздух, а каждый из вас по очереди - вопп изо всей 
мочи к прыгай в обрыв и спасайся. Больше помочь вал^ не могу". 

"Обомлели мы, ничего не понимаем, а он стреляет вверх и толкает 
одного в обрыв: "прыгай", - говорит. Весь хмель с него сошел, а на 
гла,за^с слезы. Выстрелил он пять раз, поскгали мы в обрыв - и ходу. 
Даже спасибо не успели человеку сказать. 

"Н-^лпли в горах своих с ген. Костиковым, воевали до Грузии, а вот 
теперь привезли нас в Крым, идем на фронт". 

Несколько слов в рассказе этом меня поразили, и, подойдя к нему 
побл1те, я увидел исхудалого, черного казаченка с умным лицом и на- 
чал его расспрашивать: 

- А ска^н, этот чекист Зуев был такого-то роста? 

- Да. 

- А нос у него был большой к красный? 

- Да. 

- На носу огромные очки, от них и кг,жется, что глаза у него вы- 
лазят? 

- Да! Да вы его знаете? 

- Да, знал когда-то! 

Пеня окружила толпа любопытных, прося рассказать, что он за че- 
ловек. Вкратце я рассказал все, что я знал о нем. Долго в ту ночь я 
не мог заснуть. Мысли роились в голове... Вспоминалось давно позабы- 
тое! . . . 

В 1916 году служил я в саперном батальоне на Кавкр.зском С'^эонте, 
в Приморском направлении. Быя у нас в команде штрафной фельдфебель 
Заа^дурского железнодорожного батальона Зуев. Сохранил он от своей 
прежней службы только кожаную тужурку, которой он очень гордился, но- 
сил ее летом и зимой. Не помню, за что его сослали на Кавка.з, - что- 
то наделал в пьяном виде, продал казенное имущество. Был он исполни- 
тельный и лихой солдат, и его беда была, что он всегда умудрялся до- 
ставать напитки! Я его жалел и не раз спасал от наказания. Ему было 
за 40, г, мне 18, ко мне он относился с большим уважением и не раз го- 
ворил : 

"Вот кончится война, поедем мы с вами на Зею". 

На ной вопрос, а где это? - он объяснил, что это приток А1.13Фа, 
в тех ыест'^^с он служил: "Есть у меня на Зее, в верховьях, нестечко, 
куда, и ворон не залетал; золото - хот'Ь лопатой греби, сделаем заявку 

- все пополаал, будете миллионером!" 

Конечно, я не придавал зна.чения его слов^^«I: сейчас война,, мы на 
Кавказе, а где Зея?! Да и как можно верить забулдыге! 

Наст^гаила. революция. Развалилась армия. Я заболел малярией и, 
так как был на фронте почти полтора года, получил отпуск на два меся- 
ца для лечения. Долго не мог избавиться от малярии, а потом уяе и 
ехать было некуда.! Я поступил в Инженерное Училище в Ростове для про- 



- 42 - 

догохенпя обр'гсоБпння. Большевики захвг.тили влп,сть. В Ростове нг.чг- 
лп.сь саб-^-Стовк". городских рабочих. Союз Рнненеров и Техников, в кото- 
ром я состоял, смог пустить в ход Электрическую стпнцию и водопровод. 
В н'^.Ч'гле янвпря 1918 года я записался в Добровольческую Ариию и ушел 
в Поход. . . 

В конце 18-го года встречаю в Ростове на Садовой Зуева - все та 
же ко::саная тужурка, лихо заломлена шапка, нос красный, глаза, на, выка- 
те. Навеселе! Страшно обрадовался, встретив меня. Служил в какой'-то 
Инженерной роте. Потом встретил его в 19-м году, он был мадшнпстои 
на. каком-то бронепоезде. Каждый раз при встрече напоминал, что кон- 
чится война — поедем на Зею! 

И вот теперь служит у большевиков! Как бы он вел себя, если бы 
я попался к нему? Видимо, он и пошел служить к большевикадл, чтобы 
спаса.ть наших! Ведь, спасая этих пятерых казаков-партизал, он риско- 
вал своей жизнью! 

Так и остался фельдбзебель Зуев для меня загадкой. 

- о - 

Прошло 4б лет, и во'^ месяц тому назад я прочел в газеталс замет- 
ку: "Открыты богатейшие россыпи золота, в верховьях реки Зен". 

Вот эта заметка и воскресила в памяти все вышеописанное - зна- 
чит, Зуев не соврал! ! ! 

А.Долгополов. 
- - оОо 



ГЕНЕРАЛ БРУСРТЛОВ 

(Окончание, см. К^ 59/бО) 

Итак, личные мои наблюдения 1915 г. приводят меня к заключению 
о нечестности ген. Брусилова и не только о недостаточности его воен- 
ных познаний, но даже о полном непонимании происходящего на современ- 
ном поле боя. 

Но это - мое заключение. Что же говорят о нем его сор.атники и 
факты его биографии? 

О нечестности ген. Брусилова - отзывы довоньно единоД'(,'Тинн. Ген. 
Деникин в своем жизнеописании несколько раз с величайшим негодовани- 
ем говорит о "правде Брусилова.". Это тот период Мировой войны (1914 
год) у когда начала создаваться незаслуженная слава Брусилова. Судьба 
послала ему в лице его ближайших помощников лучших русских генералов: 
Корнилова, Деникина, Каледина, Леша и др. Они создали "брлгсиловские" 
победы, нес ютря на его часто безграмотные распоряжения, путалицу, 
отказ от своих собственных приказов и обвинение других в их последст- 
виях, безжалостное пролитие крови для испр-^вления своих же ошибок. 

Когда же (в 1926 г.) вышли в Москве его воспоминания, то лжи- 
вость, клевета, старание свои собственные ошибки свалить на дзэ^тих и 
упорство (последнее - следствие непонимания обстановки и пря1.юго не- 
достатка знаний) выявились в такой степени, что Деникин счел нужным 
подзэобно разобрать бой 20-30 ноября 1914 г. в Карпатах, чтобы выя- 
вить всю ложь Брусилова в отношении особенно ненавидимого шл ген. Кор- 
нилова _.' ^1.. 

'7 А.Й. Деникин. "Путь русского офицера". Стр. 340-345- 



- 43 - 

При оценке Брусилова относящийся к нему довотхьно мягко А.Серппн- 
нин (Сидней) употребляет слова: "волевой", "настойчивый", "придирчи- 
вый", "обидчивый", "самолюбивый", "не терпевший возражений", "не при- 
снававшнй авторитетов", лишь необычный треск фейерверка", "тщеславие 
и угодничество"... *). 

Перейду к вопросу о подготовленности Брусилова к занятию саиых 
высоких ко андных должностей военного времени. Прежде всего необходи- 
мо отметить, что это был в наш.ей Арш^н вообще самый больной вопрос. 
Правда, к началу 1-й Мировой войны были приняты мег)Ы к лучшему подбо- 
ру командиров полков; но выше, в генеральских чинах, если и стали иг- 
рать некоторую роль "аттестации", то невольно приходится обратиться 
к словг^а.! дедушки Крылова: "А судьи кто?" 

Закон лее не ставил, насколько я знаю, никаких категорических 
ограничений при занятии высших командных должностей. 14ного говорили 
о том, что у нас на верхах слишком много пнералов с нностранньп.ш о^а- 
милкя1\1н. Любили вспоминать анекдот о знаменитом во времена Александра 
1-го генерале Ермолове, который будто бы просил Государя "произвести 
его в немцы" ... 

Брусилов - фамилия русская. Однако, мать генерала была полькой 
и, кроме того, Брусилов очень рано потерял отца (а в возрасте б лет 

- и Г'Еать) и воспитан был в семье ее сестры, бывшей замужем за челове- 
ком с немецкой фамилией. Любопытно, что Брусилов и в службе, и в сво- 
их "Воспоминаниях" всегда всех критиковал - и своих начальников, и 
своих подчиненных. В "Воспоминаниях" до такой степени презрительно о 
них отзывался или просто умалчивал (все он, все только он - Брусилов), 
что читать эти "воспоминания" просто противно. Однако, два имени он 
всегда отт^ечал положительно к, насколько мог, выдвигал: это были ге- 
нералы Кле-мбовский и уже упоминавшийся мною. Зайончковский. Если доба- 
вить к ним еще два имени (отношения к ним Брусилова мне неизвестны) 

- Бонч-Бруевича и Гутора - то это будет та изменническая генер-^.ль- 
ская пятерка, на которую прежде всего оперся Лев Троцкий (Бронштейн) 
птэи создании км "Красной Армии" *') - все они едва ли чисто русского 
происхо:::дения. 

Далее, бесспорныгя является факт, что обще-образовательный, да и 
военно-образовательный уровень большей части русского офпцезэства (а 
следовательно - и части генералитета) не был высок. До рефоз^м Лмп. 
Александра 2-го значительная часть офицеров начинала свою военнз''Ю 
службу "юнкерами", понимая под этим словом не воспитанников военно- 
учебных заведений, а недоучившихся молодых людей из дворян, получив- 
ших лишь строевую практику в полк^^с и производимых в офицеры по удо- 
стоению полкового нач-^льства. Лишь небольшая часть офицеров того вре- 
мени' окончила немногие бывшие тогда военно-учебные заведения. В конце 
19-го и начале 20-го века большая часть наших офицеров выходила из 
военных УЧ1-1ЛИЩ с 2-летним курсом военных наук. Для посттупления в "Во- 
енные" училища требовалось законченное среднее образование. Наряду с 
Воепньши училищгЛ'ЛИ имелись еще и "Юнкерские училища" с З-летним кзф- 
сом (1-й год - общеобразовательный). В них принимались войсковые ун- 
тер-офицеры с 4- классным образованием. Учащиеся и в тех, и в дрзтюс 

') Л.Серапинпн. "Брусиловское наступление". Н.Р.С. 14 июня 66 г. 
**) Подробности деятельности этих 5 лиц см. А.Звтлугин "х^вантю- 
ристы Гр,-::сданской войны". Париж 1921, стр. 20-21 и 32-39. 



- 44 - 

учкллщгос н'гзывр.лись "юнкерпмк" и вып^скг.лись в чпстк - из Военных 
училищ подпоручиками (корнет.-лш) , из "Юнкерских" - с правой производ- 
ства в подпоручики. В начале 20-го века Юнкерские училища переформи- 
рованы в Военные. Курс их имел целью всестороннюю подготовкг^'- младших 
офицеров своего рода войск (пехоты, конницы, артиллерии, саперных ча- 
стей");, но не давал никакой подготовки к управлению соединенияхли из 
разных родов войск. Да даже и для командования батальонами, эскадро- 
наллк и батареями подготовка Военных училищ стала считаться недостаточ- 
ной, и были сформированы "Офицерские Школы" для подготовки (таюгсе в 
пределам своего рода войск) старших оо^жцеров: Стрелковая (пехотная), 
Кавалерийская, Артил^терийская, Авк.ационная. Но и эти школы не давали 
никаких сведений относительно управления Дивизиями, Арменскш.ги Корпу- 
сами и Армиями, т.е. исполнения генеральских должностей. 

Единственньэл высшим учебным заведением, подготовлявши!:: старших 
начальников нашей Армии, являлась Императорская Николаевская Военная 
Акаде1.:1:я (в просторечии называвшаяся "Академией Генерального Е1таба"). 

Генерал Брусилов, будучи 14 лет; принят в "Па^хеский Его Величе- 
ства Корпус" (особое учебное заведение для детей к внуков генералов, 
связанное с почетной службой при Дворе) , окончил общие его классы 
(отвечавшие по программе наши"Г каде^^ским корпусагл) и был переведен в 
его "специальные классы" (2 года, отвечавших Военным училища:.:), но 
он щоошел только один класс и был (блгдто бы "по свое-^[у ::селанию") вы- 
пущен в один из кавалерийских полков Закавказья, и не корнетом, а 
прглорщиком * ) . 

Это было в 1872 г. И после этого Брусилов, кроме курса Осдтцер- 
ской Кавалерийской школы, которая, как выше сказа^но, никаких сведений 
об управленрти войсками не давала, никакого, ни общего, ни военного 
образования не получил. Р^нача говоря, он был в вое ном смысле вовсе 
необразован, имея военно-образовательнчй ценз меньший, чем любой офи- 
цер, окончивший не тоттько военное, но и юнкерское училище. К ч^ощт же 
это образование относилось к тем временами, когда наша пехота была во- 
оружена еще "берданками" с дымным порохом, а артиллерия - лишь первы- 
ми образцами с казны (сзади) заряжающихся пушек. Бой тогда имел еще 
почти "наполеоноЕс:сий" х-^рактер. Удивтгения достоин несомненно сущее? 
вовавший перед 1-й йировой войной взгляд, что старшие начальники мо- 
гут быть и из числа, совсем несведущих лиц. (Один из моих корпусных 
командиров - как раз времени "Брусиловского" прорыва - не мог дг^^хе 
читать 2-верстной карты) '*). 

Но, конечно, долгая служба в строю, начиная с младшего оотицера, 
' зате:,1 в положении ротного, батальонного, полкового и бригадного ко- 

гндира, давала серьезному и усердному офицеру большое знако:.'ство и 
опыт, з.-'-ленявшис ему до известной степени отсутствие образования. Но 
гонерал Бр^гсилов (увы!) и эфого опыта не имел... В чине поручь'ка, по- 
с--упив в Офицерскую Кавалерийскую школу в 1881 г., он был оставлен 
при Пколе и провел на различных, но исключительно "школьны:::" должно- 
стях 25 лет и снова попал в войска лишь при своем производстве в ге- 
не оал-лейтенанты в 1906 г., в возрасте 53 лет: он был, без вся1сого 

*) Вяч. Павлович. "Нерешенный вопрос". "Перекличка" Р 171 (Лир. 66) 
**) Таких начальников в генеральских чинах быто немало. Наличие 
при них Начальника Штаба их выручало, и они даже считались не :судши- 
ми, если без возра::сений подписывали то, что подносил им Нач.Птаба. 
Худ1::т-е были те, которые при оп^сутствип познаний пытались управлять 
лично. 



- 45 - 

строевого СТГ1ЖГ1, нпснпчен сразу Нп-Ч^льником К'^.вллерийской дцвиспи, 
притом Гв'^.рд ейской, п. всего черес 2 годг, - у):се командует 14-н Лзомей- 
скп:.! Корпзгсом по всех родов во.|1СК. З-г следующие б лет он сменил три 
до.'т:::сностп и, с объявлением войны 1914 г., он срг'.оу был нлснг^.чен Коман- 
дуюцп!.! 8-й Армией. Т^жим обрлсом, и ст.'г::< генерг.льской с,лу;:сбы был у 
Брусиловп. короче, не;:.:ели у прочих Ком'^.ндующих Армиями в н'",ч.'"ле войны. 

Остг.ется последний вид подготовки - с-^.мообр'гзов'^.нпе, чтение во- 
енной лит ер'-'. туры. Еще Суворов требовг.л, чт^обы генерплы (:: оппцеры) 
"постоянно поучались ис чтенкев" (И сгм он с спмых юных лет следовал 
этому требов-^нпю к, оная ряд языков, был одним из сг-лгых обзэасованных 
русских генералов) . 

Брусилов в своих "Воспоминаниях" (стр.41) таюхе говорит: "Я чи- 
тал военные журналы, множество книг военных специалистов, рVССкиx п 
иностранных..." Ценность этого сведения, однако, ослабляется оа.клю- 
чительной ("^^зазой: "Я говорил об этом давно близким людш.г, и иногне 
это понимали..." Следовательно, большинство круга, друзей Брусилова 
считало такое чтение ненужньпл. Поэтому не надо удивляться, что неко- 
торые ;:сиснеописатели этого генерала уполиналот о том, что многие на,- 
чатхьствующие лица, отзывались о нем не как о генерале, а как о "берей- 
торе" (т.е. специалисте в выездке верховых лошадей). 

Такие суждения о его личности не помешали, однако, Брусилову в 
его "Воспоминаниях" с удивительным апломбом касаться любых вопросов 
тактики, стратегии и политики, всех критиковать, а все пояо:::ительное 
прггписывать тогсько себе. Разбор этой книги не входит в задачу настоя- 
щей статьи -НС интересует генерал Брусилов, как полководец г чело- 
век. Его талант 5 как военного писателя, не связан с основной темой, 
тем более, что писал он старым и больным человеком, в условиях совет- 
ской цензуры, Дахсе самостоятельность его работы является для нас со- 
мнитетЕьной. Конечно, труд этот мо::сеФ в известной степени выявить по- 
нимание им отдельных вопросов современной войны. Поэтому я при'веду 
один из нат'более элементарных, но и Х".ра,ктерных взглядов Брусилова. 

В "ххоих Воспоминаниях", как ос^а-щиально называется '.псковское из- 
да.нпе 1526 г. книги БрVСилова, как обязатеньно для советских научных 
изданий, И1.1еется "вводная статья" охранитетгьно-пропагандного характе- 
ра "доктора исторических наук" проп.мавродина, и в ней (у::се без вся- 
кого пон!:мания военного дела) отмечены важнейшие , по мнению товари- 
ща м'авродина, из нрвых_ идей, внесенных ген.БрусиловЫ1«1 в военное дело. 
Особенно .мавродин оп:'тенил следующ;^по мысль (с^р.7): Брусилов, пишет 
Мав])один, "перв,ым_ учел особенности войны в новых условиях и ввел глу;- 
бокое построение оперативного порядка и рперативные_ резервы, "Теперь 
для У.С11 е_ха_ наступд_енпя надо_ ввести его густыми цепя1.ж, а прддер;:скп 
км_еть__в., егте более густых . цепях и д глее в, колоннах" *) . Далее 11авродин 
Vтвер;:сдает, что Брусилов "этот. сврй_тезпс_ развил и. применил во вр емя 
зда^^.еди.тргр._Бр2'■ркДР^з^^кргр. про^ 

Для специалистов ло::сь и вздорность этих утверждений не ну:::дает- 
ся в разъяснениях. Для читателей-неспециалистов скажу: 1) вопрос о 
глубоком построении оперативного порядка не и?^еет никакого отношения 
к вопросу о густоте цепей. 2) Требование глубины оперативного поряд- 
ка проповедывалось с кафедр Академии Генерального Штаба, по крайней 
мере с 1907 г., и если бы ген. Брусилов за.ботился о самооб.юазовании и 

') Во вторых кавычках - подл::нные слова ген. Брусилова. 



- 46 - 

ЧИТГ.Л хотя бы материалы Академии, то ему не пришлось бы изобретать 
этого учения. 3) Данные Брусиловым на стр. 223 его книги схех.нси от- 
нюдь не отвечалот идее глубокого пост^роения или, как официально гово- 
рилось, построения ис глубины: это ряд линейных построений, постав- 
леипьп: в сатылок друг другу. 4) Наступление густыми цепянп, а тем бо- 
лее колонна1.ш, сколько-нибудь мыслящими военными людьми (в условиях 
огня не только современного, но и конца прошлого столетия) отвергну- 
то егге после избиения Прусской Гвардии француза1\1и б августа (ст. ст.) 
1870 г, под С.Прива. Ныне же, при силе огня 1916 г., наступление гус- 
тыш: цепя1.ш и колоннами - просто безудше, те^^ более против противни- 
ка на укрепленной позиции. И не ген. Брусилов первый реко-гендует вновь 
этот способ действий. 

Возвращусь к личным воспоминаниякс. Еще в 1912 г., в чине штабс- 
капита,на, я производил в лагере под Рф^.сным Селом с вверенной мне ро- 
той на.невренное ученье по изучению нового (тогда) Полевого Устава. 
Моя рота наступала, изобр-^^гсая из себя участок походного охранения. 
На открытой '«аестности, на отронте, примерно, полукилометра, отлично 
были видны редкие цепочки людей от трех глоих взводов-застав, двигав- 
шиеся вперед, осматривая местность. Шагах в 200-300 за ни:.п: двигались 
сгл-.ш походные заста.вы, ст'^.ратетгьно применяясь к местности, чтобы не 
быть замеченными противником, для чего они шли большею ча.стыо "зией- 
калш" (Рота была в расчете военного времени - ок.50 чел. во взводе - 
для чего были сведены в одну роту люди пяти рот) . В полуверсте от за- 
став, по шоссе, точнее - по дну сухой канавы вдоль шоссе, частью за- 
росшей кустами, двигался мой 4-й взвод - главная застава - конечно, 
то:::е "змейкой". Несколько впереди нее, таю:се по дну канавы, пел и я, 
ротный командир, с положенными при мне людьми. 

I' вдруг ко мне на автомобиле подъехал сам "Врем.Начальствзгющнй 
войсками Лагерного Сбора", Командир Гвардейского корпуса, генерал-от- 
кавалерпи Безобразов. Он пожелал знать, что это у нас за_ странное пе- 
редви::сенпе. Я, конечно, рапортовал ему по уставу и дояожил о зада,нии 
роты. Генерал, видимо, был чрезвычайно недоволен, но постарался быть 
любезньм (вероятно, обратил внимание на мой академический значек) . 

- Птак, вы наступаете на Красное Село? Какие у вас сведения о 
противнике? 

- Сои оикосновения с противником еще нет. Но я предполагаро, что 
он окапывается за тем леском, Ваше Высокопревосходи'"ельство. 

- А какие сведения вы имеете от конницы? 

- Это чисто полковой, пехотный маневр, и конных частей при пол- 
ку нет. 

Генерал опять выра,зил свое неудовольствие, а затем сказал: 

- Запомните, штабс-капитан: если при наступлении вы, пехотны_е 
част1:^_ не гмеете _ впер^еди р_ебя_ масс коннидь!,, то, вы_ доттжны наступать 
,с о1\1КнутьЕ.'1и_ колоннами . 

я понял бы обратное: если наступление пехоты прикрыто в'",1!;в1:нуты- 
ми впезэед значрттельнымг ситгами конницы, то пехота может дви.гаться 
мирным порядком - в колонна^х и без мер охранения, - но если конницы 
нет и головные части пехоты могз^'т в любую минуту оказаться под артил- 
лерийским и ружейным огнем, то движение в колоннах п, вообще, густых 
строях - безумие и прямое нарушение устава. Но вождь Росс1-1Йско1Г Гвар- 
Д1Н1 геи.Безобра.зов и "знаменитый стратег" "берейтор" Брусилов это 



- 47 - 

гроико к открыто проповедуют, и нг-^ходятся "он-^токи военного делп", 
которые от этой проповеди в восторге! 

Но это теория. А пряктикг, выр.'гоилась в почти полно!.: ун::что::сении 
Бесобрг.оовыгл отлично обученной и героической Гвпрдейскон пехоты в сен- 
тябре' 1514 г. и повторении этого уничтожения восрогсденных Гв-^.рдейскнх 
полков в июле 1916 г. в болотах р.Стоходг. (у Кисеттинп.) те:.! ;:се Бесобрг,- 
зовЫ!:, но под глг,вноко!\'Г.ндов'^,нием Брусилова, который сп.м, кг.к мы ви- 
дели, счктп.ет себя иообретг.телем Бесобрасовской теории, причем Лавро- 
дин свидетельствует, что Брусилов и применил ее на "своем" прозоыве... 
Но, к счастью, на фронтах прорыва русские и неприятельские окопы по" 
чти сходились и места для колонн там не было, но вот для Гвардии, при- 
бывшей через 3 недели после прорыва, для его углубления, наплись от- 
крытые полосы заболоченной местности для атаки германских укреплений 
рядом густых волн (а может быть и колонн) с удаления в полтозэы верс- 
ты, среди бела дня, по Еезобразовско-Брусиловскому методу... Л Гвар- 
дейская пехота в день св. Владимира 1916 г. снова, в некоторьп: полках 
чуть ли не на 9/10, была перебита... 

Ио:::ет быть, я преувеличиваю? Предлагаю читателям прочесть не- 
бо-сьиую, но страшную статью полковника, Л^.Гв, Финляндского полка Б. В. 
Сергеева "Стоход" в Г"3 159 "Русского ттнвалида'' . 

Остается сказать, каков оказался Брл/-силов в революционное время. 
Он, когда-то, Гвардейским генералом, публично поцелов-^.впий рух^з'' вели- 
кого княза Николая Николаевича после полученного от него сл^/жебного 
разноса, через 2-3 дня после отречения Государя от Престола приглаша- 
ет к себе в л'.итомире (в ?"1табе Ю./З. Фронта) на чай представителей со- 
циалистических партий, П'эичем его супруга, угощая гостей, говорит, 
что ее мзгл уке давно состоит в партии социалистов-революционеров. В 
конце мая Временное Правительство назначает его Верховным Главкоко- 
мандующ-п.!. Я служил тогда в Ставке и хорошо помню день его прибытия 
в ■.1о'гилев. Принимая почетный караул на вокзале, он не подал руки на- 
чальствующим лица1Л, но при рапорте ему унтер-офицера, казначеилого 
ординарцем, он протянул ему руку, чем привел его в полное Сх.гущение, 
так как он держал в руках винтовку "на- караул". Выйдя к автомобилю, 
новый Верховный протянул руку шофФеру - нртжнему чину. Последний по- 
дал по команде жалобу на Верховного, так как усмотрел в подаче ему 
руки личное оскорбление (подана-де ему рука, чтобы подчеркнуть, что 
он солдат, а не офицер). 

Скоро ему пришлось, по желанию Военного Линнстра Керенского, вы- 
езжать на ('троит для уговаривания не желавших (благодаря п'оопаганде) 
наступать полков. В своих "Воспоминаниях" он описывает это так (стр. 
275-'27б): "Дивизия собралась вся без оружия, в относительном порядке, 
дружно ответила на мое приветствие и с интересом слушала мои прения 
с выбранными представителями дивизии. В конце концов дивизия согласи- 
лась принять обратно свое начальство, обещала оборонять нгли п;оеделы, 
но наотрез отказалась от каких бы то ни было наступательны:: операций. 
• . .Э'а.юп: случаев, было много., и не1^сменн.о„.оканзквп^:к.сь_ они теми. ::се. .ре- 
зультат,а1.-'и" , - уверяет Брусилов. Но вот что пишет офицер Ставки, ген. 
штаба подполковник Пронин, сопровождавший (в другом случае) Брусило- 
ва к войска!.': * ) . 



*)' ''Русская Йысль" (Париж) "Литинг ген. Брусилова" 6 апр,1955 г. 



- 48 - 

Он от:с^'вп,ет посещение (вернее - митинг), устроенный ген. Бруси- 
ловым в 151-м пехотном Пятигорском полку 38-й пех, дивизии в з^г'.йоне 
Двппскп. Поло::сение было серьесное: полк этот откг).оп.лся стать нг. пози- 
цию. Брусилов, в сопроволслении Ком-^.ндующего Армией и ком.^.ндизэп. Корпу- 
са, щэибыл на лесную поляну, где был собран 151-й полк. 

"Строя. . . не было. При обходе полка Главнокомандуюпш.! солдаты 
разговаривали, пересл^еивались, а на приветствие: - Здравствуйте, то- 
ва'опщк, - ответили в разнобой, да и то не все. Об-^йдя полк, геп. Бру- 
силов... так начал свою речь: Товарищи, я приехал посмот:оеть, как вы 
живете... все, что я вгл! буду говорить, это не только мое личное мне- 
ние, но и мнение нашего народного военного министра товарища Кезэенско- 
го и Совета Рабочих и Сотдатских Депутатов... 

"Далее Брусилов говорил и о "завоеваниях революции", "которые 
наш вз^аг грозит уничтохшть", и о "славном мире без аннексий и контри- 
буций", и о "наших верных союзниках, которые ждут нашей по1.:оци", и, 
поговорив еще о страданиях ^_•ранцип, заявил: "Зарвары-неицы уничтожи- 
ли одно из главных достояний соранцузского нр.рода - прекрасные вино- 
градники, дающие лучшее в мире вино - шглотанское" . , . Дальше Бзэусило- 
ву говорл-^ь не пришлось: "со всех сторон понеслись крики: Долой! До- 
вольно!... Вам пьянствовать, а на1^^ кровь проливать!.. Вам шр^шанское, 
а нам С1.терть ! " . . . Солда'Г'Ы грозили кулака1;Ш, стучали приклада;.1и о зем- 
лю и выкрикивали угрозы по адресу "кровопивцев" . . . 

Кончилось, впрочем, без убийства, вручением постановления чг'Сто 
боиьшевицкого содержания и отъездом начальства под "протя::сные свист- 
ки". . . 

Картинка, достойная Верховного Главнокомандующего, и образец его 
ума. . . 

Вскоре после этого Брусилов был отрешен от главнокомандования 
Ставшим "Главой Государства" Керечсктш, к своему'' полному (судя по его 
книге) недоук^ению: в Ставке был съезд главнокомандуюш.их, по требова- 
нию Кезэенского. На другой день последовало его отрешение. Брусилов 
указывает на два факта, ко'^'орые могли вызвать гнев Керенского: так 
как "Глава Государства" прибыи на час раньше указанного, то Бз:)усилов 
не вст]оетпл его на вокзале, а в заседании съезда ген. Деникин сказал 
слитком резкую речь, обвиняя в лицо Керенского... А он, Брусилов, ни 
в чем виноват не был. 

Но 1'.1не помнится (по рассказам участников, сльш1аннЫ1,1 в тот хсе 
день), что после съезда было "общественное" (революционное) собзэание 
в гозэодском театре, куда Керенский привез и Брусилова. Там кто-то из 
оратоз^ов обратился к "Верховному" с вопросом, может ли он засвиде- 
тельствовать лойальность офицеров Ставки. Брлт-силов ответив, что из 
все!! Ставки только один генерал Кортацци назначен по его, Бр^си'лова, 
пзэедставлению. За него он ручается. За остальных генералов и офице- 
ров Ставки он ручаться не может. Иначе говоря, "Верховный" предавал 
весь свой штаб! Это бы^то слишком дазтсе для Керенского!... 

Этим закончилась деятельность Брусилова в Российское Азэмип.Его 
слуз:сба и отличия в Красной Армии нас не интересуют. Впрочем, и в 
СССР было поднято после смерти Брусилова дело о его измене и новому, 
Красному, хозяину. 

Б. Н. Сергеевский, 
Генерального Штаба Полковник, 



- 49 - 




Бронепоезд 

"ГЕНЕРАЛ АЛЕКСЕЕВ" 

(Выдержки из Краткого Военного Ка- 
лендаря) 



10-21-1926. СформироБЛНке, по 
прик'гсу нр.-чпльникп. Тихорецкого рай- 
она ген. Шифнер-Маркевича; сборного 
бронепоезда из одной орудийной бро- 
неплатформы бронепоезд.а "Генерал 
Алексеев" и одной такой же бронепоезда "Вперед за Родину", оставав- 
шихся при баз.ах в ремонте. Каждый бронепоезд обслуживал свою плат- 
форму. Занятие позиции в районе ст.Порошинской. 

11/2' - 13/2'. Боевые действия сборного бронепоезда г^ежду ст. 
Порошинской и разъездом 28 вер. 

14/2. Восстановление телеградЬной связи между ст. Тихорецкая 
и Кавказская. 

15/2. Передача вышеуказанной бронеплатформы бронепоезду "Впе- 
ред за Родину" и возвращение обслуживавшей ее команды. 

16/2- - 17/2. Переезд базы в Армавир. 

18/2 - 5/3. Переезд базы со ст. Армавир до ст.Пашковской,где, 
вследствие забитости пути отст^/пающими эшелон.амк, база бросается, а 
личный состав отступает с Донской кавалерией на ст.Екатеринодар. 

б/З - 9/3. Отступление на порт Новороссийск. Дезертирство час- 
ти коьланды, состоявшей из кубанских казаков. 

10/3. Прибытие в Новороссийск и сведение команд бронепоездов 
"Генерал Алексеев", "Степной" и "Единая Россия" в пеший батальон 
на предмет занятия позиции в районе гою. Новороссийска. 

11/3 - 12/3. Стоянка в гор.Новороссийске. 

13/3. Погрузка командой бронепоезда парохода "Лариэт" огнепри- 
п.асши, бпосаемыьли в гор. Новороссийске, посадка на него команды н 
эвакуация в Крым. 

14/3. Прибытие в гор.Феодосию. 

15/3 - 19/3. Стоянка в гор. Феодосии. 

20/3. Переезд на тр-^лспорте "Екатеринодар" в гор.Севастополь. 
.-.1/." 21/3;-- 2/4. Стоянка в гор.Сев-^.етополе. 

3/4. Переезд на ст. Бахчисарай для формирования бронепоезд.а 
"Генерал Алексеев", приняв от расформированного нештатного бронепо- 
езда "Севастополец Ь? 3" материальную часть, состоявшую из самодель- 
ной пулеметной площадки с 3-мя пулеметами, двух классных во.гонов 
4-го класса и 5 теплушек. 

4/4 - 10/4. Принятие означенной материальной части. Для этой 
цели потребовалось командирование из управления Начбронпоглава Гене- 
рала итефельсона для "урегулирования" приемки, так как было выясне- 
но, что личный состав бронепоезда "Севастополец 19 3" (командир пору- 
чик Кочкарев) , проникнутый орловским духом, узна.в о расформировании 
бронепоезда, начал расхищо.ть казенное имущество и продавать местнык! 
жктеля1'/1. Некоторая часть имуш;ества была найдена зарытой в Я1/Гах и 



- 50 - 

спрят^-нной в стог.'гх сенгг вблиси бп,сы. Реальный результ?.т выеш'^.тель- 
ствгг С".ключ".лся в том, что личный состп.в бронепоездп "Сев'^.стополец 
Р 3" был р':^.скп.ссиров.'гн и переведен в другие чг.стп. 

11/4 - 20/4. ^Рормировлчие и комплектование бронепоесдп.. Строе- 
вые О'^.нятия, учебн'гя стрельбп, из пи.леметов и винтовок и изучение жел. 
дорохсного делг,. 

В середине ппреля прибыли нч пополнение 48 чел. донских ко.зг^.ков 
с тяг.елой морской б.'гт'^.реи Р 1 . Дс^лее рг.зновременно нп. бронепоезд для 
той хсе цели прибыли: 7-го бронепоеодного дивизион'г 30 чел., бронепо- 
езда. "Терец" - 13 чел., тялселой морской б.-1тлреи М^ 2 - 10 чел.^' броне- 
поездг^. "Витязь" - 20 чел. и 8-го бронепоездного дивизион?, - 50 чел. 
Из озн'^.ченного пополнения остг'.лись ня бронепоезде все кпзг^.кк тя^хелых 
морских б'^.т'грей, зн'гчительняя же чг,сть остальных чинов был-г р-^зновре- 
менно переведенп в другие ч'^.сти. 3,". то же время получено 9 пуле:,1етов 
от бронепоездов "Волк" и "Сев-.стополец". 

21/4 - 1/8. Д",льнейшее формиров".ние бронепоездп, строевые заня- 
тия и борьба с селеныгли. 

Борьба с зелеными велась первонач'^.льчо самостоятельно, а затем 
совместно с Лейб Гв'^.рдии Ат'^манским полком и батальоном ненцев коло- 
нистов. Возглавлял генерал Бутович (штаб в г.Симферополе). Ближайший 
начальник - н-^.чальник гарнизона гор. Бахчисарая, сначала полк, Ладан, 
а затем командир Л. Гв. Атаманского полка ген. Хрипунов. Действия заклю- 
чались в облавах на зеленых, ловле дезертиров и борьбе с б-угнтгллп. Ра- 
йон действий: села '1ангуш, Бодрик, Бешуй, Биа-Сала, Бешуйские копи и 
долина р.Кача. Брочепоездной отряд оттоавлялся в составе от 10 до 50 
человек с пулеметами, большей частью на подводах, в указанные районы. 
Наиболее в"Л(ные из захваченных зеленых доставлялись в гор.Бг^счисаро.й, 
где имелись военно-полевой с^гд и места заключения. г1енее важные пре- 
ступники I! дезертиры подвергались телесному наказанию на 'Лесте. Кро- 
ме того, бронепоезд должен был выезжать в случае нападения на карау- 
лы хс ел. дорожных мостов и порчи жел. дорожного полотна бандит-^а>ш. При 
борьбе с зелеными удалось добыть материалы, характеризующие зеленое 
движение и связь их с большевиками, их быт и состав, и выяснить нап- 
лучи^е способы борьбы с ними. В июне от Начбронпоглава были разновре- 
менно Получены две бронеплощадки с 75-м/м орудия1\ли. В июле были по- 
лучены: одна бронеплощадка с двумя трехдюймовыми орудитпг и одна с 
однии трехдюймовым орудием, после чего бронеплощадки с 75 м/м оруди- 
Я"ми были сданы обратно. 

2/8 - 3/8. Переезд на ст. ^едотэовка (на с'^:ронт) б распоря:ление 
начальника группы бронепоездов полковника Гадда. 

4/8 - 5/8. Боевые действия в районе ст.Чокрак совместно с Дроз- 
довски!'-; г Марковским полк'^мн. 

6/8. Боевые действия в ра.йоне ст-.Чокрак и сф. Попово. Гибель 
бронепоезда. Убито 9, ранено 13, захвачено в плен 2. 

Подробности боя т''Ковы: 

В ночь на б августа было получено приказание выехать со ст.Чок- 
рак на ст. Попово 5 где взорвать два моста вблизи станции. Затем отой- 
ти к мосту через р.Кара-Чоктэак, мичиров'^ть его и жд"ть около него 
особого приказа для производства взрыва. После взрыва занять позицию 
в районе моста. К 5 час. утра бронепоезд, взорвав предварительно два 
вышеуказанных моста у ст. Попово, получил приказ взорвать и мост че- 
рез р.Кара-Чокрак. Взорвав мост, бронепоезд, выполняя приказан1:е, 



- 51 - 

ост-^-ЛСя н'^. позиции у воорв'^.нного ^яоста. Н'г р.'^.ссвете бронепоесд был 
обстрелян почти тыльньП;: артиллерийским и рухсейным огнем. Р^.зведкгг 
бронепоезда, в сторону дер.В^.сильевка выяснила, что онп. по обе сторо- 
ны от по'п:отнг„ занятп пехотой красных с ,1ртиллери"ей. С цепью выяснр^ть 
обстановку, бронепоезд, отстреливаясь, направился на ст.Чокрак. При 
подходе к последней выяснилось, что она также занята красными: вок- 
зал пулеиетной командой, вокруг станции пехотными цепш.^к, поддержпва- 
емьми огнем 6 орудий, стоящих по-взводно на полузакрытых позициях. 
Отходивший перед бронепоездом вспомогательный поезд, выехав на стан- 
цию, сошел с рельс и захвачен красньши у южных выходных стрелок, 
взорванных и замаскированных кр-'-сными, закрывшими таким образом путь 
к отступлению. Бронепоезд, маневрируя, продолжал вести бой. Вскоре 
красной .'Артиллерией был перебит ш/'ть у северных стрелок станции, и 
таким образом бронепоезд оказался запертым на небольшом протяхсенкн, 
т.е. стал почти неподвижной целью для батарей красных. Не видя помо- 
щи извне и не надеясь ее получить, решено было, сняв с орл^цпй затво- 
ры и панорамы и взяв с собой легкие пулеметы, пробиваться сквозь це- 
пи красных на соединение со своими ч-^.стями. "Выйдя из состава, броне- 
поездная цепь уст'ремилась в разрыв между цепями красных и, быстро 
проскочив его, начала отстреливаясь отходить. Кап.Сильванскпй и подп. 
Булккн отбились от цепи в СФорону жел.доролсного полотна и наткнулись 
на цепь кзэасных, находившуюся за полотном. Подп.'Пулкин застрелился, 
кап.Спльванский захвачен в плен.О'.дальйейшей судьбе его неизвестно. 
Затем был убит поручик Соловьев. Тяясело раненый поручик Котляров был 
захвачен красными и ими пристрелен. Раненые бояее легко следовали за 
цепью. Не доходя до дер.Бурчатск, цепь бронепоезда было, принята на 
себя цепью 1арковского полка, поддержавшей ее своим огнем, а вслед 
затем перешедшей в контр-атаку, захватив в плен некоторое количество 
краснь^с и подобрав несколько человек раненых чинов бронепоезда. Поте- 
ри бронепоезда: убиты: пор. Котляров, пор.Сояовьев, подп.Вулкпн и б 
солдат; ранены: шт.кап.ЗVбович, пор.Стрегло, подп.Кононенко, вольно- 
определяюрщйся Чудаков и 9 солдат. Взяты в плен: кап.Сияьванскнй и 
вопьноопр.;1ирошниченко (последний бежал из плена, долго скрывался в 
тылу у красных и, перебежав соронт после взятия гор.Атгександровска, 
вернулся на бронепоезд. Вскоре после возвращения был смертельно ра- 
нен в бою 20 октября). В дер,.Бурчатск находился ш.таб дивизии. Коман- 
дир бронепоезда пояк.Шамов явился к начальнику дивизии. Последний со- 
общил, что приказание об очищении нами деревнрт Васильевка было отда- 
но ночью и что он удивлен, что стоявшие сзади три бронепоезда, рабо- 
тавшие, как пять самостоятельных бронепоездов путем выделения броне- 
плогтадок, оставили без выстрела ст.Чокрак и отошли за ст.Бурчатск, 
не предупредив об этом бронепоезд, находившийся у моста, II что об от- 
ходе дивизии было сообщено начальнику бронегруппы. Зате.-! нач,див1!3ии 
прик.азал полк.Шамову не1/1едленно отпр^^виться на подводе на ст.Бурчатск 
с приказом находящимся там бронепоездам взять обратно ст.Чокрак и 
спасти оставленный та_м бронепоезд "Ген. Алексеев" . Бронепоезда этого 
приказания не выполнили и продолжали оставаться за ст.Бурчатск, ссы- 
лаясь на неисправность материальной ч-"^стн, недостаток сна;оядов, не- 
бронированные паровозы и т.д. Полковник Шамов снова вернулся в штаб 
дивизии, где по приказанию начдива подал подробный рапорт о пропсшед- 
ше.1 г о том, что стоявшие сзади бронепоезда сдали ст.Чокрак без боя, 
не предупредив о том бронепоезд "Генерал Алексеев". Аналогичные ра- 



- 52 - 

порты были подг'.ны н-^.члльнику группы бронепоездов и Начбронпогл'^ву. 
По ЭФ!:;/! р'^.порт'ЧМ велось рр.сследов-лние, но бл",гоприятных реоульт'гтов 
оно не д?.ло. "В сводке по корпусу з.'г этот' день было нчпислно следую- 
щее: 

"По дополниФельным сведениям бронепоезд "Генератс Алексеев" и 
вспоыоглтетгьный поезд 4 роты, р'^.ботп.вшие утром б август", н.'^.д взрывом 
мостг. нп. перегоне Попово-Чокр?.к, были окружены проФивчккок. "Зедя упор- 
ный огневой бой, бронепоезд и впомогп.тельный прошлк 7 верст к югу, у. 
но дллее вследствие рр.зобрг.нного пути они должны бытги ост'^.новиться. 
Под СИЛЬНЫ!.! артиллерийским у Пулеметным огнем кр-гсных ко.й".нды вышли 
из сост^.вов и ня.ч.'^.ли пробивр.ться штыковым боем нп Бурч'^.тск, щэпчем 
большр.я ч-'.сть компнды погибла. Подробности выясняются. - б августа, 
1920 г, Ген.Лейт. Писарев." 

Кап. А. Осипов. 
(Продолх<енке следует) 

- - оОо - - 

ПМЯТИ ГЕНЕРАЛА х'!. А.ФОСТИКОВА. 

2$ июля сего года в Югославии скончался генерал 1'1. А. Костиков. 
Сын в":к:.а1-стра и внук офицера станицы Баталп'^линской, покойный после 
окончания Александровского военного училища в Носкве в 1907 году был 
выпущен хорунжим в 1-й Лабинский полк своего Кубанского войска. В 
1917 году в Петрограде окончил ускоренные курсы Академик генерально- 
го штаба. После войны вернулся на Кубань в чине войскового старшины 
Ставропольского казачьего полка Сводно-Кубанской казачьей дивизии. 
Летом 1918 года, при отряде полковника Шкуро, созормировал 1-й Кубан- 
ский полк, с которым потом вошел в состав 2-й Кубанской казачьей ди- 
визии полковника Улагая. 3 1919 году был произведен в генералы. Ско- 
ро назначен начальником 2-й Кубанской казачьей дивизии, которой бес- 
прерывно командовал до первых чисел февраля 1920 года. В марте того 
же 1920 года, при отходе Кубанской армии на Черноморское поберемсье 
через город Туапсе, Костиков был отрезан от нее и лппел на юг, в гор- 
ные станицы. Там он оргачизовал из казаков повстанческую армию, но 
силы были слишком неравные... Р'зможденные , плохо воору>хенные казаки, 
многие с семьтш - искали исхода. Единственный исход был - переброс- 
ка в Кры1\д, так как Красная армия прижала казакон к самой грузинской 
границе. Генерал Фостиков, дипломатическим путем, с несколькинк тыся- 
чами казаков вошел в пределы Грузии, кида своевременно прибыли кораб- 
ли из Крыма и подобрали их. В Крыму генералом Врангелем Костиков был 
произведен в генерал-лейтенанты. 

Война окончена... Корабяи увезли армию в турецкие пределы. Ку- 
банские части, сосредоточенные на острове Лемносе, были сведены в Ку- 
банский корпус. Ком'^ндиром его бып н-^ значен молодой генерал-лейте- 
нант '-'остиков. 

Соратник его по Турецкому (фронту 1-й мировой войны, его подчи- 
ненный командир 1-го Лабинского полка 1920 года - пишу эти строки, так 
как точно 5нр,ю, что отдаю дань одному из храбрых и популярны:: генера- 
лов Кубанского казачьего войска. Умер Фостиков 80-фи лет от рохсдения. 
1'1ир пропсу его. 

Полковник Ф.Елисеев. 



- -53 - 

ПР0Д0Ж1ЕНИЕ ВОСПО- П'ЩЛНИЙ Л.П.СУКАЧЕВА. 

(См. "Вестник Первопоходника гМ^ 28, 30, 33, 
35, 36, 37-38, 40, 43, 45, 47-48, 49, 50, 
51-52, 53-54, 57-58 и 59-60). 

Зс1со:ое после моей первой встречи в Пяркже с принц ее сани и Хюсейн 
Сельмг.ни я переехал на юг '^^рг.нцпи, где поселился в гора:?:, в 10 кило- 
метраже от Канн. Оттуда я часто ездил в Италию, где постепенно ликви- 
дировал свои дела. 

Контакт с албанской королевской семьей больше не прерывался, так 
как сестры Зогу, обычно в сопровождении моего друга "балканского рао- 
бойника" и целого двора, по несколько раз в год совершали путешествие 
из Александрии в Париж, останавливаясь по пути то в Канналс, то в Ниц- 
це, то в аарселп, где я всегда с ними встречался. 

В эти первые годы после конца Второй Лировой войны Египет сде- 
лался центром крупных спекуляций, в которых принимали участие уцелев- 
ш^-е нацистские сановники, во-время переведшие свои и казелпые деньги 
в Швейцарию, богатые египетские беи и многие другие, часто очень вы- 
сокопоставленные лица, старающиеся, по понятным причина!.!, соблюсти 
инкогнито. . . 

У Зогу, конечно, была возможность последовать примеру некоторых 
др'-'тих, по выражению американцев, "неактивных королей" и спокойно 
проживать остатки былых богатств где-нибудь на сдоанцузской Ривьере. 
Но Зог^г предпочел воспользоваться тем исключительным положение!.:, ко- 
торое он имел при Уаруке, и теми средств.ами, которые были на его сче- 
ТР.Л в /шглин, чтобы еще увеличить свое состояние и иметь во31.:ожность 
поддезэживать албанских повстанцев, продолжающих срас-хаться против ком- 
мл/нистов, помогать беженцам, рассеянным в разных страна:: Свободного 
мира... и самому, со всей семьей, вести действительно царский образ 
жизни. 

Кз своего дворца в Александрии Зогу давал р'^.споряжения: много- 
тонный карго, купленный Его Величеством, выходил из международного 
порта Танжера, шел по Средиземному морю, перевозя грузы и умножая " 
казну короля Албании в изгнании... 

Сестры Зогу, получившие от правительства Уарука паспорта., выда- 
ваеыые египетской королевской семье, постоянно ездили, тоже "по де- 
ла1>.1" в Париж. Там они меняли беспрепятственно вывозимые ими из Егип- 
та золотые монеты - сперва на озпэанцузские (франки, а потом покупали 
тысяча: Л1 пар найлоновые чулки и другие дамские вещи, которые продава- 
лись в Александрии и Каире. На этих коммерческих операциях можно бы- 
ло заработать иногда 400 ^о, 

Однако, как и их брат, тратили п"оинцессы эти честным путем зара- 
ботп,нные деньги не только на себя лично: они много помогали албанским 
беженца^.!. Так, в один из приездов во ч^-'ранцию они купили в Париже од- 
ному "щпптарскому" эмигранту дантисту, мечтавше^лу о том, чтобы про- 
должать заниматься своим зуборвотным делом и в Египте, все нужные 
е».1у орудия пытки. Полагающиеся в его деле машины и П'риналлежности, 
включая дг'^же дорогие рентгеновские аппараты, былг' погрухсены в Ларсе- 
ле на пароход. Вместе с ними еще был погружен многопудовый багахс 
принцесс, в котором н":ходились и три огромные хрустальные люг^тры, 
тг1Па висящих в Версальской Галлерее Зеркал - для дворца Зог^'- в А.яек- 
сандзэик . 



- 54 - 

Попз'-тно - Лонте-Кр.рло ведь тлк близко о'г йярселя - обогггщплп 

ПрТШЦеССЫ к КПСИНО ПРКНЦГ. 110Н''.КСК0Г0. . . 

- о - 

Получил я рг.з , во время своего пребызг.ния нп. юге „пэг.нцпи, теле- 
грглму из Ллекс'^.ндрик, извещающую меня о приезде принцесс в сопровок- 
дении Тлттк ( пле.мянникр. короля, бывшего н'^.следникг. престола до рохсде- 
нкя принцг. Искандэрп) , ??юсейн"Бея, кпк всегда, разных секретарей, ком- 
паньонок, горничных. Остановиться они ре^тили в Ницце, и я поехал ту- 
да заказать аппартамент в "Негреско", йешенебельном отеле но. рг'Шепайе 
йез Ап§1а1з. 

Встретил я принцесс в 11арсельско?/г порту и по дороге в Ниццу уз- 
нал, что они на Ривьере не задержатся, так как тозэопятся в Паз)и::с, а 
потом в '''талита; но что у них на Кот д'Азюр есть неотло::'ное дело. Я 
не стал расспрашивать о характере этого дела; чувствовал себя уста- 
льа: и, проводивши их в Ниццу, поспешил вернут^ься к себе доио:! в Пу- 
жон. Лег рало спать, но около 12 часов ночи был разбузхен телепонным 
звонко:.: из Нонте-Карло. Услышал взволнованный голос принцессы Сокии: 

- По::салуйста, приезжайте моментально в казино, захвативпи с со- 
бой 200 тысяч с5ра.нков на.личнымн. 

Я ответил, что приехать могу, но что двухсот тысяч наличнН1,ш у 
меня нет. На это принцесса возразила, чтобы я все же пото"150П1:лся при- 
ехать с чековой книжкой 1-1 добавила: 

- Оки "олжны взять в казино валЕ чек: я проиграла эту суг.с.1у. 

В 11онте- Карло в зале бакка,рп. я застал принцессу Сонгао в общест- 
ве мрачного Хюсейн-Бея. Вступил в переговоры с дирекцией казино, иой 
чек был принят и принцессе вручены жетоны на 200 тысяч соралков. Она 
пр1:нялась за игру. Карта стала идти, и в несколько минут супруга, пре- 
тендента на Оттоманский престол отыграла не только 200 тысяч, но и 
выиграла еще 500 тысяч. Я обрадовался, что, таким образом, получу на- 
зад сразу одолхсенные мною деньги, и предложил принцессе заорать выиг- 
рыш и уйти. На это мое благоразумное занечанпе я получил твердый от- 
вет: 

- Я никогда не оставляю игр^г, не выигравши минимум миллиона., п 
не намерена изменять своим принципа!.:. 

Спорить было нечего, но я предупредил, что больше денег у меня 
в банке нет. Поэтому пришлось покориться судьбе и покинуть ка.згтно по- 
сле того, как она опять все проиграла. 

Пне было заявлено, что на следуюш,ий же день вечером все уедут в 
Париж, где легко реализовать золотые монеты; но что до отхода, вечер- 
него экспресса из Ниццы еще осп^ается много вред^ени и что лично она, 
принцесса Сония, с младшей сестрой хоте-^а. бы после завтрака "покатать- 
ся" по Гранд Корниш, горной дороге, славящейся за1"гечо,тельны:.: видом. 

Та:: как семья Зогу во франции своих мапин не имела, то обычно 
для всяких поездок нанимались автомобили. Лне это было очень на-руку. 
Дело в том, что пт)иехав на юг Оранции и поселившись в маленьком го- 
роде 11ужэн, я бЫ-л вынужден купить для своих передвижений аЕто1.1обиль. 
Приобрел подержаный, но еще бодро бегающий Розенгарт. Бензин в эти 
первые годы после войны был рационизироьан и его выдавали всего по 
20 литров в м-^сяц. Правда, тот же бензин, и в любо!.-: количестве, мож- 
но было беспрепятственно приобретать на тех же станциях, на которых 
его П})одавали по карточка!.:, но заплативши огромные деньги. Лно по- 



- 55 - 

веоло, ТГ1К К1К в первый же приесд принцесс на юг Фрпнцип они ыне^д.-г- 
лк сво:: паспорта, в которых снпчилась принадлежность к египетской ко- 
ролевской семье. С этими документами з мэрии Мужен мне стали е;:семе- 
сячно выдавать огромное количество карточек на бензин, предназначав- 
шийся семье Зогу. Когда я в первый рас предъявил паспорта принцесс, 
то ной престиж у местных (французских властей еще увеличился, а бензи- 
на, для Розенгарта мне стало хватать, не прибегая к "черной биряе". 

Я понял, что после проигрьша в хЬнте-Карло и до приведения дел 
в порядок в Париже принцессам лучше лишних денег не тратить. Поото1лу 
Я предложил для прогулки по Гранд Корнпш наемной машиной не пользо- 
ваться, а удовлетвориться моим скромным Розенгартом. Мое предложение 
было с радостью принято. 

Итак, на следующий день, после нескольких часов сна, я подъехал 
к "Негреско" б своей маленькой машине; позавтракавши с сест:оа;.:и коро- 
ля, усадил двух принцесс на заднее сиденье Розенгарта, а Сельманн ря- 
дом со мной и сел за руль. Выехав из Ниццы, стал подыматься на Гранд 
Корниш. Вдруг я почувствовал, как автомобиль занесло направо, л по- 
нял, что лопнула передняя шина. К счастью, скорость была небольшая, 
мне удалось благополучно затормозить. Я только успел слезть п выта- 
щить крик, чтобы заменить лопнувшую шину запасной, как услышал собо- 
лесну1ого,ие слова младшей принцессы: 

- 1\х, как мне вас жалко! Ведь вам придется бросить этот автомо- 
биль на дороге, раз он испортился, и купить новый, а это стоит доро- 
го! А как мы вернемся в отель? Ведь нг^л поезд отходит вечером! Нам 
необходимо быть завтра у Ворта! 

Я успокоил принцессу, к, действительно, на парижский экспресс 
сестры Зогу со всей свитой попали во-время. 

Потом оказалось, что из Парижа принцессы проехали еще в Гталнк>, 
■через Швейцарию. Через некоторое время я получил от Хюсейн-Бея теле- 
грокс/П^г из Рима, извещавшую меня о приезде принцесс в марсель, конеч- 
но, со всем двором. Из -Марселя они дояжны были на следующий день от- 
плыть назад в Александрию. ■'1еня проси.ли заказать им апартгляент в оте- 
ле де Ноай, чтобы там переночевать. Я поехал в Марсель, та:.-: зглел в 
гостиницу, чтобы исполнить дачное мне поручение, и поспешил на вок- 
зал. Ри1-;ский экспресс в этот день прибыл во-время, против обыкнове- 
ния, и когда я вышел на перрон, то там сразу увидел сходя'дах уже ио 
вагона принцесс с компаньонка^^^и, двумя горничными, принца Татти, Хю- 
сейн-Бея, его секретаря и еще к^.кого-то албанца, как выяснилось, ис- 
полняющего обязангюсти минр'стра двора. 

Как всегда, понадобилась целая армия носильщиков, чтобы пог]эу- 
зкть только "ручной багаж" - оказалось больше 200 мест. Большой ба- 
гагс был доставлен пря!ло в порт, откуда на следующий день отбывал па- 
роход в Александрию. Надо отдать справедливость "ручному баг'^лу", 
что хоть вещей было много, но чемоданы, нессесеры и просто картонки 
были легкие. Принцессы обычно не перекладывали новые платья и шляпы, 
бесчисленную обувь, перчатки и прочие дп.мские принадлежности в ^чемо- 
даны, а просто забирали их с собой в той же упаковке, в которой все 
это присылали им из магазршов в отель. 

Впрочем, принцессы считали, что багаж у них не такой уж большой. 
Они не раз с возмущением рассказывали про случай, который произошел, 
когда вся коротгевская семья покидала Англию по окончании войны. 

- Ведь, - говорили они, - у нас не было много пожитков после то- 



- % - 

го, кг.к немцы потопили в Ла Манше пароход со всем нашим добром в 1940 
году. Но семья большая, и естественно, что оа годы изгнания накопи- 
лось кое-что, в общем, не так уж много: всего на нас всех 703 чемода- 
на к с-"-ндука. Несмотря на эту скромность, не обошлось без непрг.ятно- 
стей со стороны сильной в эту эпоху в Великобритании Рабочей партии, 
один ПС представителей которой осмелился задать вопрос в Палате Общин, 
имеет ли право король Зогу вывести ис Англии 703 места. Н.а это был 
дан ответ, что "Зогу все же король"! 

После некоторой суматохи на вокзале мы, наконец, все, то есть 
люди II вещи, погрузились в несколько такси, которые тронулись в на- 
правлении снаменитой Канебьер. Всю дорогу принцессы не переставали 
болтать, сообщая мне, откровенно говоря, мало меня интересующие па- 
ри::сск!!е новости и настойчиво стараясь узнать все последние сплетни 
Кот д'Азюра. 

- Что делает сейчас этот жирный Ага-Хан? Все ли еще его жена с 
утра навешивает на себя все свои блиллнанты? Да, камни у нее, конеч- 
но, не плохие, но все же не такой чистой воды и не такой величины, 
как те, Что подарил магараджа Апуртола своей молодой русской супруге. 
А Рита Харворт, изменяет ли она уже Али-Хану? 

Когда через несколько минут мы подъехали к отелю и целая армия 
мальчишек в синих костюмах с золотыми пуговицами стала вносить чемо- 
даны, П"окнцессы все еще, захлебываясь, посвящали меня в тайны жизни 
Холлнвз''ДСких звезд и разных других международных знаменитостей. 

Продолжая говорить, принцесса Сония дала мне в руки один из мно- 
гочисленных чемоданов, который, к моему удивлению, оказался очень тя- 
жельц..!, и я поспешил поставить его на пол широкого вестибюля гостини- 
цы. Сестры короля, не прерывая начатого разговора, подошли со мной к 
портье, чтобы узнать, как пройти в отведенный им апарта1'Лент. Все ока- 
залось в порядке, и, попрощавшись со мной, они направились к ли(>гу. 
Вдруг старшая принцесса что-то вспомнила, повернулась ко мне и спро- 
сила: 

- А где чемодан, который я вам дала, когда мы выходили ис такси? 
Я сказал, что не знаю, так как часть вещей уже успели отнести 

наверх, на что принцесса Сония ответила: 

- Знаете, лучше посмотрите, где он: в нем драгоценности короле- 
вы Елены, которые, наконец, нам удалось вывезти для нее из 1'1талпи и 
которые мы обещали доставить ей в Египет... 

Сознаюсь, что пока я не нашел этого чемодана, оказавшегося под 
одним из столов холла гостиницы, я пережил несколько неприятных ми- 
нут. Однако думаю, что я волновался бы еще больше, если бы сн.а.л тог- 
да то, что прочел в газете несколько лет спустя, когда был улсе в 
А^дернке: 

"После кончины королевы Елены, вдовы Его Величества короля Внк- 
тор.а Э гм.ануила 3-го Италии, остались драгоценности дома Савойа, оце- 
ниваемые в 11 миллионов долларов. Они были доставлены Ее Величеству 
в 1948 году в Египет сестрами короля Зогу Албании". 

- о - 

На следующий день принцессы благополучно погрузились на пароход, 

идущий в Александрийский порт, обещав, Ч'т^о скоро вернутся и пробудут 
"для отдыха" некоторое время на Ривьере. 

Сестры короля еш.е неоднократно приезжали во Францию. Он?' стара- 



- 57 - 

лись убедить меня принять предложение их брата, переехать в Египет п 
оттуда пе;оебраться на самый юг Африканского материка, где от: собирал- 
ся купить громадное имение и хотел, чтобы я его эксплоатировал. Одна- 
ко, я чувствовал, что возраст для авантюр прошел. Я от этого предло- 
жения откасался, так же, как, еще будучи в Италии, не согласился на 
увещания Берусалимского муфтия принять один из командующих постов в 
египетском армии... В скором времени я решился на менее рискованный 
ша.г: последовал пркьлеру многих тысяч русских Э1Мигрантов и в 1549-м 
году уехал в Америку. 

Л.Сукачев 
(Окончание следует) 

оОо 

А.П.Греков. 

ВОСЫШ ЛЕТ В ССЫЛКЕ В С0"ВЕФСШ'1 СОЮЗЕ. 

(Окончание, см. Г^- 57-53 I: 59-бО) 

В ночь ;а 5-ое марта 1953-го года нас разбудили продолгсптельные 
и громкие гудки всех паровозов на станции вблизи лагеря. Вскоре в ба- 
раки прршлк дежурные надзиратели г: пояснили нам причину этого шзпяа - 
умер Сталин. Г1ы должны были встать н простоять пять минут иолча в до- 
казательство нашего горя по этому поводз^. Но не успела страо:са выйти 
из барака, как начали обсуждать эту весть, не обращая внимания на 
стукачей; все выражали надежду, что теперь наше положение изменится; 
при постоянном напряжении нервов заключенные стали наивны, как дети, 
и хватались за всякую тень надежды. Но нас постигло горькое разочаро- 
вание - правда, новое правительство объявило амнистию, но только для 
"своих" уголовных, а нас, политических, она не касалась. Феи не ме- 
нее сме-оть Сталина была слишком крупным событием, чтобы не повлиять 
на настроение арестантов. В большом лагере в Норельске, около устья 
Енисея, в Ворк^гте около Печоры и на юге в Караганде вспыхнули откры- 
тые восстания, которые были ктэоваво задушены войсками '1ВД, по старо1Лу 
сталиискомз'" методу. Но .жертвы героических повстанцев все же дали ре- 
зультат для всех заключенных, особенно активно боролись с лагерной 
адшшистргдией в разных лагерях норельчане. Правительство забеспокои- 
лось и выслало уполномоченных из ;.1осквы в лагеря. Они созвали нас на 
собрание и заявили, что считают нас людьми и что наши просьбы будут 
рассмотрены; были таю::е произведены некоторые реформы в напей жизни. 
Номера, которые мы столько лет носили на спине и на нога^:, были сня- 
ты, к таюже решетки с окон, бараки перестали запирать на ночь. Нача- 
ли платить за работу, конечно, по очень низкому тарифу и с предписа- 
нием высокой нормы, но все же можно было улучшить пропитание, так 
как в лагерях стали продавать продукты. Особенно важно было разреше- 
ние писать раз в месяц письма родньл\л:, раньше мы имели право пг^сать 
лкпь два зэаза в год, но эти письма почти никогдс! не доходили, а те- 
перь и:: тгачали пропускать. 

В 1954 г. мы вновь обрели надежду с появлением ук'^.^зов об осво- 
бождении малолетних, т.е. тех, которым при аресте еш,е не было 18 лет, 
и старых свыше 65 лет. Время шло, но указы не проводились на пзэакти- 
ке, пока не выяснитгось, что для освобождения малолетних требоБГ'.лось 



- 58 - 

р^.среиенпе лагерной администрации, а так как карьера заведующих зави- 
села от успешной работы их бригад, начальники лагерей не хотели от- 
пускать колоде>хь. Что касается старых, для них требовалась так назы- 
ваемая "актировка", то есть решение специальной медицинской коинссии, 
которая, вероятно, имела тайное указание очень строго выбирать канди- 
датов на освобождение. В нашем лагере из 65 человек актировали толь- 
ко 9, в том числе и меня, но это не было освобо.'кдением, так как вско- 
ре пришел из Иосквы приказ "временно" остановить освобог.сдения, указы 
ока.зались только пропагандой, только очень малое количество людей бы- 
ло действительно освобождено. 

Все :"е некоторая нерешительность и колебание в отношении обра- 
щения с заключеннЫ1\ли ясно чувствовались, но сталинские традиции, ин- 
тересы и привычки л.агерного персонала сильно тормозили попытки про- 
вести новый курс. Это таюгсе характерно и вообще для всей линии совет- 
ского п]:)авительства после сыертУ' Сталина. 

После указов в лагерях была объявлена новая рефориа: была введе- 
на категория не-конвоированных, а именно арестанта!.^, которьц,: у::се не- 
долго оставалось отбывать срок заключения, разрешил!'! ходить на рабо- 
ту без конвоя. Правда, они допжны были выполнять очень высокие рабо- 
чие нор^ш, но могли распределить свое время в течение дня, как хоте- 
ли. Эта мезэа позволила нам сделать совсем новые наблюдения: мог-сно бы- 
ло войти в общение со свободным населением, с которьп»» до сих пор 
нельзя было сказать ни слова. При этом выявились совершенно для нас 
неогсиланные факты. Свободное население буквально бросалось на всякий 
род продуктов и одежды, которые только молено было купить у арестан- 
тов. В этот период я был поочередно в пяти разных рабочих колоннах, 
и везде была та ле картина: иногда свободные люди просили у арестан- 
тов кусок хлеба. В деревнях большая часть домов была без всякой об-' 
становкп, только в углу лежала куча соломы, нигде не было хозяйствен- 
ных пост;ооек или сараев для домашних животных, да и са?ше дома были 
в плачевном состоянии. 

В это время правительство начало открыто критиковать ошибки и 
недостатки сталинской эпохи, и 20-й партийный конгресс Д";:се отменил 
Особое Совещание (ОСО), но это были больше теоретические дискуссии, 
и в пзэактичоской 5:сизни мало что изменилось. Руководящий слой в Союзе 
был и остался учеником Сталина, оргр.низатора всемогущества государ- 
ства и строжайшего надзора и слежки. Это наследство переггло на его 
учеников, которые переименовали его в "переход к коммунизму", а сал^шх 
себя в "прогрессистов". Психическое и материальное состояние, :: кото- 
рому сталинская система привела большую часть народа,- дает, впз^грн^- - 
на9тБ его "преемникап .ианппулироаать; в отношении народа грошсими фра- 
зами, лозунгаьш и за1\яанчивыми обещания^лн, но на самом деле действо- 
ва,ть соответственно своему внутреннему убеждению. Народ в Советском 
Союзе не и.геет права говорить, а может только повторять то, что ему 
приказывают. Помимо этой глубоко внедренной системы, таю:се и свойства, 
характера различных народностей Союза облегчаиг его руководителя!.! по- 
литическую экви.либристику. Вся р "знообразная масса азиатских на:!:)одно- 
стей все еще находится на очень низкой степени ку.льтуры - с Н1ШИ нет 
надобности долго р.аз говаривать, достаточно отдавать им приказания и 
следить за их исполнением. Хозяин страны, великорусский народ, кото- 
рый векал.ш нес на своих плечах всю историю России, и тепе]:)Ь предста- 
вляет собой основной (•зундамент, на котором большевизм уже бо.льше со- 



- 59 - 

рок.", лет ст'^.рг.ется воздвигнуть свое пдание. Едет, ли правильно утвер- 
жд",ть, что мп,ссг. русского нлродп настроена коммунистически. Ис всех 
моих многочисленных наблюдений у меня сложилось впечатление, что 
крестьянск.^.я психик.?, неопвисимого землевладельца попрегснеиу преобла- 
дает в русском народе, но сталинская система так образцово его дис- 
циплинировала, что он держит про себя свои истинные мысли и убелсде- 
ния и никогда их открыто не высказывает. Н.арод давно привык подвер- 
гаться с громадным терпением р.азличным производимым над ним экспери- 
ментол.: и повиноваться государственной власти без всякого сопротивле- 
ния. Для этого необходимо одно только условие - эта власть ^до.лзгша 
быть своя собственная, русская, так как, кроме крестьянской психики, 
у ка::сдого типичного русского есть еще одна психологическая черта - 
он прироохденный властолюбивый империалист. Веками он подчинял себе 
все новые и новые народы и области, он, конечно, гордится ш.геть сво- 
ей собственностью такое колоссальное государство. Большевики предус- 
мотрительно и искусно идут навстречу этому мировоззрению, ххосква, 
историческ.ая столица Великороссип, таюхе и их сто.лица, пз которой 
они властно повелевают всей, только номинально федеративной террито- 
рией так называемого Союза Советских Социалистических Республик. 
Руководящая идея рт^сского коммунизма - всемирная революция под руко- 
водствог.1 Иосквы - и первенствующая роль России в кош\яунисткческом 
мире звзгчат, как новый громадный шанс д.ля увеличения и распростз^ане- 
ния сферы власти России. Сто.ль увлек.ательнке перопективы будущего 
заставляют забывать тяжесть настоящего, поэтому процент великорус- 
ских потпФических заключенных в лагерях был самый незначительный. 
Свободолюбивых народностей - украинцев и кавказских п.иемен - не/;о- 
статочно по численности, чтобы что-нибудь и;-" едпринять , их слишком 
основательно преследовали и продо.лжают держ.а1'Ь под чадзоро!.:. Таким 
образои, преемники Сталина получили благоприятное для них наслед- 
ство И; хотя у них нет той силы воли и того авторитета, они гибко 
лавзтруют в борьбе с современным духом, оставаясь в действительности 
непоколебимо верными своему учителю и его учению. 

Прога.ло два года после смерти Сталина, а жизнь в .лагерях шла 
СВ01П.1 чередом, хотя и была неско.'^ько легче. Уголовные элементы не- 
много присмирели, лагерный персон.ал был менее ст.юг, и в 1955 го.т^у 
мы в первый раз после многих лет празднова.ли Пас:-:7. Общими: усп^щ^рми 
мы уст:оои.лн в бараке своего "оода часовню и с глубоким настроением 
пропели "Христос Воскресе" - это было и для нас первьп;!, хотя пока 
еш.е слабьп/., но все же воскресением из мертвых. После слу.хсбы в двух 
бараках было приготовлено разговенье; для нас это все имело гро'^ад- 
ное значение - мы снова начали быть людьми. 

После объявления указов об освобождении ма.лолетних и старых, 
так и не выполненных на практике, прош.ло у::се немало времени, и со- 
временный дух требовал от новых правителей чего-то нового. Они на- 
шли подходяш,ий рекламный трюк - исправление проступков, совершен- 
ных по приказанию Берии, обвиняя его после того, как он был застре- 
лен, в произволе и несправедливости. Советская пресса провозгласила 
широкую реформу, но долгое время ничто не шевельнулось, и в нашей 
судьбе не было ник'^.ко'^о реального изменения. 

Наконец, в апреле 1956 г. в наш лагерь приехал н.ачальник це.лой 
Тайшетской группы лагерей. Он собрал всех нас и выступил с длинной 
речью о том, что коммунистическая идея побеждает весь свет, и при 



- 6^ - 

ЭТ01.1 особенно подчеркнул "небывалый гуманизм советской власти" и ее 
заботы о развитии народного благосостояния и обеспечения всех прав 
культурных людей. В доказатедтьство этого советского гзтанизма он со- 
общил нпл, что специальная комиссия будет объезжать лагеря п освобо- 
ждать арестантов. Наученные горьким опытом, мы ему не поверили, но 
в мае 1956 г. комгссия действительно начала объезжать железнодорож- 
ную линию Тайшет-Лена, вызывать арестантов за лагерную зону и прове- 
рять акты; скоро она приехала и в наш лагерь. Комиссия эта работала 
очень зэегулярно по восьми часов в день и ежедневно допрглпвала от 
бО до 80 человек. Допрос был очень короткий и формальный, бьио ясно, 
что слт-дьба к.аждого арестанта была уже решена заранее в 'Лоскве н пол- 
номочия комиссии были только фиктивны. Кроме рекламы для своего гу- 
манного отношения, правительство хотело избавиться от больного коли- 
чества инва.ттидов в лагерях, которые уже больше не приносили никакой 
пользы. Комиссия освободила довольно большое количество арестантов, 
но многим только уменьшила срок заключения, а некоторых вообще не 
вызвала. Также не вызвали и нас, иностранных подданных и бесподданн 
ных; на11 сообщили, что наше дело будет рассматривать другая ко1.:ис- 
сия. 

Пришлось опять ждать и надеяться, и вот в августе 1 55б г, нео- 
жиданно П'оишел приказ отправить всех не советских граждан в л.агерь, 
находившийся близь главного лагерного управления. Там мы предстали 
перед той же комиссией, которая три месяца тому назад заявила нам, 
что она не компетентна рассматривать наше дело. Это тоже типичное 
явление в советской официальной жизни - по тем же самым вопзооса1л 
к."^::дый день может быть от высшего начальства совсем другое предписа- 
ние, чем накануне. Это естественное последствие гипертрооэдп зэаботы 
всемогущего и за всем наблюдающего центра. Сталин все решал салл, н 
его метод продолжает применяться - в результате получается чрезмер- 
ный бюрократизм, одеревенелый формализм и абстрактная общность всех 
мер, без принятия во внимание местных и соответственных данноизг слу- 
чаю особых условий и свойств, столь различных на такой колоссальной 
территории. В итоге вся государственная машина идет скрипучим и хро- 
мающим ходом, о чем, конечно, нигде не упоминается; наоборот, газе- 
ты все полны похвал настоящих большевистских приемов и энергии пра- 
вителей государства. То, что только еще запланировано для будущего, 
нормально рекламируется, как уже достигнутое. Продукция, как прави- 
ло, опубликовывается в старых, меньших единицах мер, которые ослщи- 
ально у::се давно отменены, но цисары в пудах выглядят гораздо внуши- 
тельнее, чем те же количества, прртведенные в тоннах. 

Упо5/1янутая комиссия сделала нам короткий, фор'лальный допрос. 
Часть арестантов из н.ашей группы освободили, но предложили им вы- 
брать себе местожительство где-нибудь в Союзе, а тем, у кого были 
таи родственники, было приказано ехать к ним. Меня спросили только 
о личных данных и заявили мне, что после освобождения я.' должен ос- 
таться в Союзе, так как я родился на русской территории; с таким ре- 
шением я ни в коем случае не мог согласиться. 

Хотя комиссия и поздравила нас с освобождением, но ■''•правление 
лагеря произвело осчов-^тельную поверку и отправило нас на станцию 
под особЫ1>д конвоем. 1'1ы снова вернулись в нпл прежний лагерь и долж- 
ны были там жить, как и раньше. 

Через некоторое время меня снова вызвали в управление лагеря 
и опять предложили выбрать себе местожительство в Союзе. Я катего- 



- 61 - 

рическк зг.явнл, что я австрийский подданный и желаю вернуться в Бе- 
ну. Тогда допрашивавший меня офицер начал мне доказывать, что я бес- 
подданный, так как эта квалификация проставлена в приговоре ОСО 
(Особое Совещание, давно уже отмененное). Во время этого разговора 
перед ним лежал мой акт, и я видел, что там был документ о 1.:оем гра- 
жданстве, присланный австрийским правительством. В конце концов он 
ска.зал мне, что я должен ждать решения Москвы. 

Решение это заста.вило себя ждать, но наконец пришея П1эпказ от- 
править меня в Потьму, где был сборный лагерь для освобожденных. 
Потыда находится в 11ордовской республике в 450 километрах н.а восток 
от :1осквы. Из Тайшета я ехал туда '6 дней, но на этот раз в пасса^кир- 
скои вагоне, и мог смотреть в окно на окрестности: везде бьшп те же 
бедные крестьянские дома и почти нигде не было видно хозяйственных 
построек. 

Переезд в Потьму еще далеко не был разрешением ехать за грани- 
цу. В лагере было несколько десятков людей, которые жили тп: з'""^^ 
втозэом год, а были и такие случаи, что оттуда людей возвращали об- 
ратно в лагеря или переводили в так называеьше инвалидные до1.:а. Эта 
пе^эспектива меня больше всего пугала, так как там мне бы пришлось 
окончить мое суш.ествование далеко от моих родных и от всех возможно- 
стей культурной жизни. С конца сентября до половины декабря я дол- 
жен был сидеть в Потьме, не зная, какая судьба меня постигнет. По- 
сле долгих и тяжелых лет в ссылке это было очень тяжелое и удручаю- 
щее испытание для нервов. Мы, "свободные", продолжали жить в лагере 
и подвергаться поверкам. Потьма - большой населенный пункт, и здесь 
можно было наблюдать, насколько снабжение населения продуктгл.а-1 не- 
регулярно к плохо организовано; род товаров бо^тьтаей частью совершен- 
но случаен к не соответСФвует требованиям рынка, на товары широкого 
потребления. В течение трех месяцев моего пребывания в Потьне я, на- 
пример, несмотря на все мои старания, нигде не мог получить са^сару, 
и все население было в том же потгожении. 

Те..: временем этапы шли за границу; поехали немцы, поехало мно- 
го австзэпйцев, а 17 декабря заявили даже туркам, которые ждали в 
Потьае уже полтора года, что их высылают в Быково, последний лагерь 
перед отправкой за границу. А я все еще ждал. Веяико было мое удив- 
ление и счастье, когда утром того дня, когда выезжа.яи т:^,грки, из Мос- 
квы пришел приказ добавить и меня к их этапу и также отп'оавить в Бы- 
ково. 

В Быкове также были люди, ждавшие уже целыми месяцаАШ оконча- 
тельного решения правительства,; были и тут случаи отправки на.зад в 
лагезоя. Нас ра.зместили в доме, где когда-то помещался фельдгяаршал 
Паулус, ко-гандовавший германской армией перед Сталинградом. Дом был 
окг)у:'лек забором, а у ворот стояли часовые, но без автоматов. В Быко- 
ве я хотел купить хоть какой-нибудь теплой одежды, но несмотря на 
то, что Быково - предместье Москвы и там было больше 20 магазинов 
для таких товаров, в декабре месяце ни в одном из них нельзя было 
получить зимних вещей. Факт сам по себе незначительный, но характер- 
ны?": и встреча^ющийся на ка^гсдом шагу в том ияи другом роде, пополняя 
общую картину условий жизни в советском раю. 

Через три дня после того, как меня привезли в Быково, счастье, 
наконец, улыбнулось мне, и пришло разрешение на выезд в Вену. Этим 
я обязан твердому н'^.стоянию австрийского правительства, которое по 



- 62 - 

просьбга.1 моей дочери в Вене много раз посылало обо мне запросы, при- 
лагая все докуманты, доказывающие мое австрийское подданство; как я 
узнал впоследствии, на первый запрос Лосква ответила, что я "добро- 
вольно вернулся на родину". 

21-го декабря 1956 г. н'^с повезли автобусом в Москву; два, часа 
нас возили по городу, чтобы показать нам его, а вечером посадили в 
ва.гоны; этим кончилась моя "экскурсия на восток", и притоь.: довольно 
дальний - от Тайшета до Москвы больше бООО километров. Путешествие 
в удобном спальном вагоне было совсем иное, чем в свое время из Ав- 
стрии в Союз, но и на прощанье нас не оставили без надзора, и в пу- 
ти нас сопровождали два офицера гШД. Мы выехали на Брест; окрестно- 
сти по этой линии, где проезжает много иностранцев, имели совсем дру- 
гой вид, дома и прочие постройки выглядели совсем иначе, чем бедные 
деревни внутри страны. 22-го дека,бря я переехал через польскую гра- 
ницу и покинул Советский Союз, а 23-го декабря 1956 года был у5:се в 
Вене. Довелось мне в 81 год, после восьми лет в ссылке, отпраздноеа 
ва,ть Рог.дество в кругу семьи и старых друзей. 

Кончилась эта своеобразна.я страница моей жизни, и кончается 
мой рассказ, в котором я привел подлинные факты, ни приукрасив, ни 
исказив их. Как и везде на свете, есть идеалисты и в Советском Сою- 
зе, но пока принципы человеческого дост^оинства и гуманности, так вы- 
сохло возносимые там в теории, и то, что существует там на саалом деле 
и практикуется на каждом шагу, - представляет собой ножницы, далеко 
и широко расходящиеся своими концами. Уже давно нет на свете ни Ста- 
лина., ни Берии, но сталинизм не только еще жив, а даже и весыла. ак- 
туален. 



А.П.Греков. 



- - оОо - - 



Ежемесячный антикоммунистический 
общественно-политический и литературно-художественный журнал 

"РОДНЫЕ ДАЛИ" 

издатель А.Ф.Долгополов. 
Редакционная кол-тегия: А.Ф.Долгополов, С.В.Корсунец 
и Р.С.Тер-Погосиан. 

Подписка принимается по адресу: 1117 По.Вогс-П(1о З^г. 
Ьоз Апве1ез, Са11Гогп1а, 90029, И.З.А. 
Подписная плата на год (12 выпусков) - ;^ 5.00 
Чеки выписывать на имя ЕОВЫХУЕ ВЛЫ. 



- - оОо 



- 63 - 

от РЗЗДАКЦШ^. 

Ст.'^.тьи, присыл,?, емые пвторямн, должны быть н^пис^.ны ясно I: рпо- 
борчнво н.". одной СФороне листа. Редакция оставляет зп. собой прг.во 
сокраг'.р.ть или изменять статьи, не искажая смысла. Чер"Спотгьсованнь!е 
или непринятые рукописи возвращаются авторам при оплате шеи почтовых 
расходов. 

Не имея возмо "ности докуметально проверять имена, даты и собы- 
тия, описываемые сотрудниками, редакция возлагает всю ответственность 
за содерг^ание статей на авторов. 

Ни в какие споры, полемику и объяснения с авторами непринятых к 
печати произведений редакция п;оинципиально не вступает. 

- Редакция журнала "ВЕСФНИК ПЫРБОПОХОДНИКА" обращается ко всем 
участнккалл Белой Борьбы - Юга России, Сибири, Северного, Западного 
и дрз^гих противобольшевистских с^ронтов - с предложением помещать 
свои воспоминания, очерки и проч. на страницах н.ашего журнала,. 

- - оОо - - 



РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГРЩ: 
А.Долгополов, В. Мяч, М.Шилле, 



Подписная плата на журн.-^г "БЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА" : 

Подписка, на 1 год (6 номеров) - *; 5.00; 
на б мес. (3 номера) - | 3.00,, 
Цена отдельного выпуска - $1.00. 

Адрес Редакции: 1624 -1- ЕсЬо Рагк ..ус, Ьоб .Шйо1ез, Са11Г. 90026 

оОо 

Вниманию_Участников ^^Е^. ^1?2'35?2ЕР_!!_ 2НЁНЕ2?521!2_5222522л 

Правление О-ва Первопоходников получило ограчиченчое количество 
серебряных Знаков Отличия уменьшенного ра.змера для ношения в петли- 
цах штатского костюма. Ыена с пересылкой $2.10 

11елающие приобрести Знак могут обратиться к председателю прав- 
ления Б.П.Ияч по адресу Редакции. 

- - оОо - - 

Вниманию_г_^_г_^__подписчиков_[ 

Редакция "ВЕСТНИКА ПЕРВОПОХОДНГКА" покорнейше просит подписчи- 
ков возобновить подписку на журнал во избежание прекращения высылки 

ж^^фнала. 

оОо 



СОДЕРЖАНИЕ 19 61/62 

Сфр, 

1 . Внкмг-.нию подписчиков - Редг-.кцпя • 1 

2. "Друг мой, брпт мой..." - стих. С.Нп,дсона 2 

3. Е;::еБЦЫ и Вотккнцы - А.Ефимов 3 

4. Пг.няти усопшего поручикп. Г.А.Головг.нь - Ред. Коллегия . 18п 

5. Сны вешние - стих. С .Ж 186 

6. Орловщпно. - В.Альмендингер 19 

7. Отрицо.тельный миф - проф. Чесснер 36 

8. Уельдфебель Зуев - А.Д'^лгополов 40 

9. Генерал Брусилов - Б. Сергеевский 42 

10. Бронепоезд "Генерал Алексеев" - А.Осипов ....... 49 

11. По,ияти ген. М.А.'-^'остикова - Ф.Елисеев 52 

12. Продол;'1сение воспоминаний -ТТ. П. Сукачева 53 

13. Восемь лет в ссылке в Советском Союзе - А.Греков ... 57 

14. От Редакции 63 

- - оОо - - 



ДОКТОР 
В1'"КГ0Р МИХА^ИОВИЧ Ш И Л Л Е 

В Е Ф Е р г: Н А Р 
= Санта Ана, Калифорния. 



- - оО'^ 



Редакцией "ВЕСТНИКА ПЕРВОПОХОДНИКА" получены 

ОТРЫВНЫЕ КАЛЕНДАРИ на 1967 год 
издательства Н.Мартьянова. 

Цена с паспарту - 2.50 долл. 



^^Ь'Ц 



п. 




'^ ^ 



и 



Корнилова поз^а 




"ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНПКА" 
двухмесячный журнггл, посвященный Первому Кубанскому 
походу п историк Белых армий. 



"7ЕЗТМ1К РЕКУОРОНОБИНа" 

В1-Коп1;Ыу Рег1о(а1са1 риЪИса'Ыоп оТ %Ъ.е 

Зос1е"Ьу оГ С-епега! КогптХэУз Уе1;егапз 

оГ ■ЬЪ.е Р1Г31: ХиЪап Сатра1еп ас-^Хпз-Ь "Ыге Согсппдпхз-Ьз. 

1624-^- ЕсЪ.0 Рагк АVо . , Ьоз лпес1сз, Са11Гогп1а, 90026, 

РЬопе: 629-8208. 



б-й год исданп/: 



1^5 63-64 Дек. 1966 - Янв. 1967 г. 



хххххххххххххххххххххххххххххххххх 

X 
X 
X 



X 

X 
X 
X 
X 

'х 

X 

X 

X 
X 
X 
X 
X 
X 
X 
X 



ПРАВЛЕНИЕ КАЛ11Ф0РНИ1.СК0Г0 ОТДЕЛА СОЮЗА УЧАСТНИКОВ 
1-го Ю^А1-1СК0ГЭ ген. КОРНИЛОВА ПОХОДА 



ПОЗДРАВЛЯЕТ ПЬРВОПОХОДНРЧ-{ОВ С ИХ СЕГ"ТЬЯ]\Ш И ВСЕХ УЧАСТНИКОВ 
БЕЛОГО ДВИЖЕНИЯ с НОВЬМ ГОДОМ при ПОЖЕЛАНИЯХ ДОЖДАТЬСЯ 
УСЛЫШАТЬ БЛАГОВЕСТ О ВОЗРОЖДЕНИИ РОССИИ. 

- - оОо - - 

РЕДАКЦИЯ журнал- "ВЕСТНИК ПЕРБОПОХОДНИКА" 

ПОЗДРАВЛЯЕТ ДОРОГИХ ЧИТАТЕЛЕЙ 

С НОВЬМ 1967 ГОДОМ 

ПРИ НАИЛУЧШИХ ПОЖЕ.ТТАНИЯХ. 



хххххххххххххххххххххххххххххххххх 



- 2 - 

СОЮЗ УЧАСТНИКОВ 
1-го Кубп.нского 
ген. Корнилова Дорогих соратникков-гцервоцоходнкк^в, 

Похода. в рассеянии сущих, от лица Главного Прав- 

ГЛАВНОЕ ПРАВЛЕНИЕ ленкя и себя лично поздравляю с наступа- 

12 ноября 1966 г ющими Праздниками: праздником Покровите- 

Ныо-Иорк * •'^•^ нашего Союза Св.Вмч. Георгия Победо- 

* носца, Рождеством Христовым, православ- 

ным Новыт./г Годом и с 49-ой Годовщиной на- 
чала нашего легендарного Похода, продолжающегося и поныне. 

С каждым годом мы убеждаемся все больше и больше, что пошли по 
право1\/гу пути, обнажив свой меч 49 лет тол'гу назад. '^Тногне из нас ушли 
за это время в "Последний Поход". Будем 'толпть Господа, чтобы жерт- 
вы, понесенные нами на это1\т долгом пути, не были напрасными и мы 
увидели нплпу Родину и многострадальный народ наш освобожденными от 
красного ига. 

Всем дорогшт соратникам, их семьям и близкшт от души желаю пол- 
ного благополучия, бодрости и сил для продолжения нгшего общего де- 
ла. 



Первый Поход продолжается 



Председатель Союз о. 
Ген. Шт. Полковник Ряснянский 

Секретарь Гл. Правления 
Корнет Черепов. 



- - оОо - - 



X 
X X 



Без надежд и ликований 
Мы встречаем Новый Год. 
Человеческих страданий 
Он, как прежде, не уй^тет. 

Но, подняв свои бокалы, 
Пожелаем лишь, чтоб тот, 
Кто стремленье к идеалу 
В сердце чистом берекет, 

Не утратил духа силы 
Средь житейских бурь и гроз, 
Светоч св'^й чтоб до могилы 
Не угаснувший донес. 



А.Н.Плещеев. 



_ _ оОо 



Убедительно просим г. г. подписчиков покрыть свою задол;ленность, 
не ожидая напоА/гинанпя. 



- 3 - 




А. Ефимов. 

10:хЕВЦЫ И В0ТК1ЭДЦЫ. 

(Продо.ягсение,см. И^^ 59/60 и 61/62) 

1 3 . И'Т'оги__восстания_=_ 

Борьба Г^хевцев и Воткинцев про- 
тив советской власти пр:-- защите имн 
своих заводов получила лишь краткое 
освещение на страницах "Вестника". 

Отсутствие источников, недоста- 
ток временр и другие причины ограни- 
чили воЗ]^10>1сность дать более подзооб- 
ный очерк. 

Дотгг участников восстэ,нпя, оста- 
вшихся в живых, сохранить в той ртли 
иной форме воспоминания об этих днях. 
Дело бVДу[^Iиx исследователей - собрать 
все уцелевшие т^штеррталы п дать пол- 
ное описание этого восстания. 
Но и краткие сведения, которые были здесь даны, позволяют дать 
оценку этой интересной странице из гражданской войны и сделать неко- 
торые выводы. 

Значение воссталня в ходе вооруженной борьбы против красного 
позэабощенпя бVдет яснее и понятнее, если напомнить об обцеи положе- 
нии, сложквиемся на восточном фронте. 

Выступление против боттьшевиков чехо-словацкого корпуса, начав- 
шееся 25 мая, дало толчек к восстанию многоч^тсленных тайных проти- 
вобольшевицкпх организаций на Волге и в Сибири, ■большевики начали 
нецедлеино и энергично готовиться к отпору. 

У::;е 29-го мая ВЦРЖ объявил об организации красной армии, вмес- 
то слабо работавшего добровольного пополнения, наборами по !.1обнли- 
зацнп. Эфо дает им возможность быстро у?га ожить свои силы. 1"юнь п 



_ 4 - 

июль проходят у них в усиленных формкрованиях отрядов и аршхн. 

Восточный с'^онт привлекает большое внимание красной власти, но 
успехов у них нет. Постепенно они теряют Заволжье, Урал и обпирную 
Скбнрь, На Волге их бьет полк.Каппель. 21-го июля он берет блестя- 
щие маневром Симбирск. 

Красные шлют на восток все новые и новые силы. Вместо убитого 
или зрхтрелившегося главноко'|'1андующего фронтом Муравьева назначает- 
ся Бацетис. Новый "главком" считает, что у него в распо'оя:":ен1ш име- 
ется достаточно сил, чтобы перейти к решительным действнягл. 28-го 
июля он докладывает Наркомвоену: "Я решил в ближайшее время нанести 
противнику решительный удар и отбросить его с линии Волги на вос- 
ток". (Н.Какуркн: "Как сра^калась революция", том 1-й, стр.225). 

Ок ставит задачи: 3-ья армия должна перейти в наступление для 
"овладения ^^катеринбургом и дальнейшего действия на Фронте Челя- 
бинск - Златоуст". 2-й армии да,ется задача захватить Ус^зу и овладеть 
узловой станцией Чишма, наступая одной группой на Бугулььог в напра- 
влении на Самару, заслонившись со стороны Сызрани. Наконец, 5-я ар- 
мия, вновь создаваемая в районе Казани, должна бмла в районе Чисто- 
поль - устье Камы - Тетюши сосредоточить возможно большую грлгппу 
войск и перейти в решительное настVПление на спронте Симбирск - ст. 
Б^ояндино. 

"3 случае нашего успеха, - писал главком Вацетис, - блшгсайшей 
задачей будет поставлено овладеть Фронтом Актюбкчск-Орск-Троицк-Кур- 
ган-Тюмень'' (там >!се) . 

Когда Бацетис разрабОФал свой план, на>'ечавший захватить в кле- 
щи белые и чешские части в районе Симбирск-Сызрань, - в Сш.1аре сто- 
ял вопрос: "что делась дальше?". 

Н!:какими арАташ.да Са-тара не располагала, Формирование доброволь- 
ческих отрядов шло медленно, чехи не были склонны к большим опера- 
циям. 

Полковник Каппель и кап. Степанов - командир 1-го Чешского пол- 
ка - настаивали на захвате Казани. Для овладения этим боль"л::11 горо- 
дом и его ^т-дерхсания требовалось гораздо больше сил, чем те, которые 
находились под командой эфих двух начальников. Поддержать их было 
нечем. Таюгсе были и другие причины, отвлекавшие Самару в проттгвопо- 
ложн-''-10 сторону - к югу, на Саратовское направление (подробности со- 
здавшейся обстановки см. в тр'-'-де ген. Петрова "От Волги до Т!1Хого 
океана" , стр . 3 1 -37 ) . 

Тем не менее, удар по Казани был сделан, красные в панике бежа- 
ли. "Скоро начались просьбы о подкреплениях"... "Симбипск переливал 
тревожные дни"... "Полковнику Каппелю было приказано вернуться... 
в Сн!1бирск V. разбить противника, наступаюш;его к Симбирску", (ген. 
Петров, стр. 37). Не приходился теряться в догадках, нясколько поло- 
жение Казани оказалось бы еше более тяжелым, если бы 2-ая красная 
армия бтлла двинута на Казань. 

Восстание заводов отвлекло большие сил": красных. т*х 2-ая армия 
была, сначала прикована к району Сарапуля, а вскоре разгромлена 1'жев- 
■цами. Дезорганизованные остатки ее бежали в бассейн р. Вятки. Отсю- 
да некоторая часть этих беглецов была направлена на усиление кззас- 
ных войск, обложивших Казань, и действовала на Арском (восточном) 
участке . 

Восстание оказало таюхе боттьшое влияние на действия З-й крас- 
нон армии. Необходимость защищать линию сообш.ения с центром - жел. 



- 5 - 

дорогу Пермь-Вятка - заставили 3-ью армию выделить но своего соста- 
ва значительные силы для охраны дороги. Это ослабило армию против- 
ника, и наступление на Екатеринбург, согласно плана Вацетнса, не 
только не могло состояться, но армия едва держалась против Сибиря- 
ков. Позднее, в декабре, она была выбита из Перми. 

Продержавшись несколько больше месяца, Казань была захвачена 
красными. Они не предприняли энергичного преследования отстVпавше- 
го казанского гарнизона, и он довольно спокойно переправился через 
р.Кацгу у дер.Епанчино близ Лаптева. Свои освободившиеся у Казани 
войска красные направляли против Ижевцев и Воткинцев, торопясь по- 
кончить с восстанием. В первую очередь перебрасывались: отряд Ази- 
на, соормировавший 2-ую Сродную дивизию (потом 28-ую), и латышские 
полки. 4-й латышский полк, как отмечалось раньше, был разбит Вот- 
кинцшлп, а 5-й лат-ышский полк, сильно пострадавший при захвате Ка- 
зани полк.Каппелем, видимо, действовал со стороны гор. Глазова, и 
один из эпизодов встречи с ним Ижевцев был описан в "Вестнике". 

Таким образом, восстание отвлекло силы и отразилось на дейст- 
виях трех красных армий Восточного буроята. Значительные подкрепле- 
ния шли также из внутренних округов и с затихшего Западного ('тронта, 
при этом против Ижевцев и Воткинцев посылались особенно преданные 
и испытанные части, в их числе роты чрезвычаек. 

Если план Вацетиса был нарушен захватом Казани отрядом Каппе- 
ля и чехов, то его полное крушение было обусловлено восстание!,: 
Ижевско-Воткинских рабочих. 

После обратного захвата Казани красные войска смогли одержать 
на линии Волги некоторые успехи и продвинуться вперед. Севернее 
восставшие еще два месяца приковывали большие силы красных, и на 
левом участке своего Сфонта все их усилия перейти в наступление бы- 
ли парализованы на долгое время. 

- о - 

Большевистская власть с большими жертвами и жестокостью пода- 
вила восстание. Если бы надо было пролить крови в десять, в сто раз 
больше - большевики не задумались бы над этим. Человеческая жизнь 
в их расчетах стоит на последнем месте. 

Более суш;ественной для них была политическая сторона событий. 
Присвоив себе право исключительного руководства рабочими массами, 
они не могли допустить, чтобы рабочие могли идти не вместе с ними 
или, тем более, проФив них. Они пробуют немедленно подавить восста- 
ние Ижевцев, боясь, что их пример может увлечь других. Км это не 
удалось. И-жевцев поддержали Воткинцы, и поднялись в разное время 
еще несколько уральских заводов. Замолчать эти выступления было не- 
возможно - они стали достоянием истории гражданской войны. Но с ис- 
торией большевики не стесняются и дают всему свое собственное объ- 
яснение и толкование, 

"Гстория Всесоюзной Ко^'п^яунисФической Партии (бот1Ьш_евиков) ", 
изд. 1938 г., трактует события так: "Нятеж корпуса (чехо-словаков) 
послутшл сигналом к мятежу кулачества на Волге и в Сибири и эс- 
эровскк наСФроенных рабочих на Воткинском и Ижевском заводах"... 

Сходное объяснение дает Какурин ("Как сражалась революция", 
Т.1, СФр.9б): "Ижевское восстание было организовано союзом с^ронто- 



- в - 

вкков , насчитывавшим в себе до 4 тысяч членов, в которот^г в течение 
долгого времени велась эсэровская пропаганда". 

Большевики имеют все основания высоко расценивать силу пропа- 
ганды, которой сами они так умело и нагло всегда пользовались. 

Но их обвинения эсэров, что они своей пропагандой высвалп вос- 
стание в Ижевске, не имеют никаких оснований. Союз фронтовиков, ко- 
торый поднял восстание, далеко не насчитывал численности в 4000 че- 
ловек, указанной Какуриным, и не имел никакой политической програм- 
мы, а был организован исключительно для защиты прав вернувшихся с 
с';)ронта солдат, бывших рабочих. 

После успеха восстания вынырнули из подполья эс-эры, члены Уч- 
редительного собрания, воспользовались отсутствием власти после 
уничто::сения большевистского "совета" и, как убежденные "народоправ- 
цы", никого не спраливая, объявили себя высшей граждатской властью 
под названием "Прикамского Комитета Учредительного Собрания". 

Как обычно V них практиковалось, очи поспешили захватить каз- 
начейство и стали распоряжаться денежными средствами. Кх появление 
и начавшаяся теперь, после восстания, эсэровская пропаганда были 
встречены большинством ^т'З.бочих равнодушно. 

Надо было вести упорную борьбу с большевиками, а не занимать- 
ся политикой и партийной болтовней. Но эс-эры, по крайней мере бо- 
лее влиятельные из них, на первое д/гесто выставляют свои собствен- 
ные партийные интересы н под маркой "Учредительного Собра.ния" ста- 
раются прежде всего укрепить свою влас^-ь. Они начинают бюрьи-тровать 
свои собственные части - на первых порах роту "имени Учредительного 
Собрания". 

Б эту роту не находилось добровольцев, и не было желающих за- 
нять должность командира роты, ^огда из Самарского "Комуча" были 
командированы два эсэра, Шмелев и Шеломенцев, привезшие деньги и 
начавшие агитацию за посфупление в эту роту. Рота, наконец, была 
организована. Когда пришло время выступать на позицию, Шмелев по- 
спешил в тыл, Шеломенцев, командуя ротой, долг свой выполнил и по- 
гиб в_бою под Ижевском. 

Если рабочие в боттьшинстве относились безразлично к пропаган- 
де и затеям эсэров, то и последние не доверяли И;.'.эвцам и, б особен- 
ности, их командному составу. Этим объясняется поспешное бегство 
Евсеева и членов его комитета, удравших от вымышленной им.ч же сами- 
ми опасности. 

Последующие события, которые отстранили эсэров от всякого уча- 
стия в наламсивании государственного порядка и которые кончились пе- 
редачей власти в руки адмирала Колчака, еще яснее подчеркивают, что 
Ижевцы и Воткинцы выбрали дорогу, по которой пошли все честные и 
действительно любящие свою родину русские люди. 

Они, за 1^талым исключением упорных "партийцев", без оговорок 
признали власт'ь адмирала Колчака. Они не по^ли за партией, которая 
свои партийные интересы ставила всегда выше благополучия России и 
русского народа. 

Просив большевикам свой вызов на смертный бой, рабочие забыли, 
к каким партиям они принадлежали, забыли, кто были их политические 
единомышленники или противники, кфо были их друзья или недруги, все 
они, как один, поднялись против красного гнета. Для них время слов, 
програшлных различий и других разногласий прошло, и, крепко спаян- 



- 7 - 

ные в своем порыве, они упорно, самоотверженно бились с врагом. 

Считавшие себя эсэрами не хоФели выделяться из рядов других 
восставших рабочих и не пошли оа своими незадачливыми главарят.ш. 

Среди восставших против большевистского гнета были так;-::е при- 
надлежавшие к партии большевиков. Эфк большевики отказались поддер- 
живать зверства и преступления своих однопартийцев. 

В отличие от "ботгьшевиков" , стоявших во главе кровавой власти, 
они н.азывали себя "большевиками-мстителями", а своих врагов "комис- 
сародержавцами". Все это, конечно, хо1эошо известно ботгьшевкка!,^ н 
их историкам. Также они отлргчно знают, что их притеснения и крова- 
вые расправы с непокорными рабочими вызывали воз^гущение и озлобле- 
ние и были настояш;ими причинами восстания. 

РЬкевец N. К. Данилов вспоминает, как в Ижевск, недели за три до 
восстания, прислали "всероссийского старосту" Калинина, который про- 
бовал успокоить и задобрить рабочих, собравшихся в одной из обшир- 
ных мастерских. 

Раздражение прот-ив него, как представителя ненавистной власти, 
было таково, что ему не дали говорить. Шл;-м и угрозы встречали все 
его попытки начать свою речь. Он поспешил уехать из Ижевска., ниче- 
го не добившись, но самолично познакомившись с настоящим отношени- 
ем рабочих к совефской власти. Заметил, без солгаения, и единодушие, 
с которым все рабочие, как один, кипели гневом при его выступлении. 

Этот гнев через три недели прорвался наружу и дорого обошелся 
советской власти. Долгий путь гражданской войны с честью и славой 
был пройден Ижевцами и Вофкинцами, дела которых обличались высокой 
доблестью и самопожертвованием. 

Никакая пропаганда никакой партии не могла повести Пжевцев и 
Воткпнцев по пройденному ими пути. Это могла сделать только любовь 
к страдаюш;ей Родине. Это большевики знают, но не слтеют об этом го- 
ворить. 

- о - 

Необходимо коснуться еще одного вопроса - почему восставшрш 
Заводам не была оказана достаточная помощь со стороны других анти- 
большевистских сил. 

Незнп-Чительную помощь боевыми припасами восставшие пол^гч1тли 
от эскадры капитана 1-го ранга Федосьева. Пробравшийся в Са:1ару 
шт. кап. Куракин получил 10.000 снарядов г другое подкрепление мате- 
риальных запасов, но не мог довезти их до Ижевска вследствие начав- 
шихся нгопих неудач на Волге. 

Сибирская армия, захватившая 25 июля Екатеринбург и накаплива- 
вшая там свои силы, Интела больше воз^^ожносФей помочь V^^V^е■вца1: и Вот- 
кккцам. 

Собственно, это была бы не помощь, а использование сложившейся 
обстановки в собственных целях Сибирской армии - нанесения своему 
противнику, 3-ей красной армии, сильного удара, а при удаче - к 
уничтожения этой армии. 

Вместо с'оронтального наступления на Пермь, Сибирской армии да- 
вался шанс захватить этот город скорее и с меньшими усилия>.ш глубо- 
ким обходом через район восстания. 

Эф!п/г путеч Сибирская армия не только захватывала Пермь, но ре- 
шала более важную задачу - нанесения противнику пора^жения. 3-ья 



- 8 - 

К'оасная армия находилась в очень тяжелом положении, тр.к как восста- 
вшие рабочие отрезали ее от соседей и угрожали ее тылу. 

К сохсалению, во главе Сибирской армии находился неспособный 
на. такие лействия генерал Гайда. 

Пройессор генерал Головин пишет ( "Российская контр-революцня" , 
часть ^-ая, кн. 8, стр.121): "Разбросавши скои силы на столь штфоком 
фронте, Гайда, хотя неуклонно и отжимал действовавшую против него 
3-ью красную армию, но продвигался медленно, французский военный 
представитель подполковник Пишон так отзывается об этом наступлении 
Гайды: "Чечется во все стороны и дерется растопыренными пальцами, 
вместо кулака" . . . 

Далее ген. Головин приводит характеристику Гайды полк.Зл.йцева: 
"Путь из фельдшеров в командующие армией был им пройден всего лишь 
в три года, и это не могло не отзываться на его оперативной деятель- 
ности. Стратегически его успехи были блгзки к нулю"... 

Затем ген.Го-тговпн пишет (там же, стр. 121-122): "Даже если рас- 
сматривать наступление Гайды в ограниченных рамках операции на Перм- 
ском направлении, нельзя не заметить одной тфупнейшей стрсгтегпче- 
ской ошибки: Гайда не учел того громадного политического к страте- 
гического значения, ко'ророе ИА/гело восстание )"жевских и "Воткршсккх 
рабочих и соседних с ними Вятских крестьян. В лице этих повстанцев 
Восточный противобольшевицкий фронт мог бы обрести те народные мас- 
сы, которые так нерешительно шли на присоединение к чаходяЕ'гмся уже 
в контр-революциокном лагере элементам русской интеллигенции. Насто- 
ятельно требовалось возможно скорее и сильнее поддержать Т1::севских 
и Боткинских рабочих, которые в силу своей большой органисовп.кности 
являлись остовом повстанческого клина в юго-восточной части Вятской 
губернии. Н^жно прибавить еще к только что сказанному, что захват 
большевиками Ижевска передавал в их руки третий и последний по сче- 
ту русский оружейный завод." 

Тп.ковыми оказались печальные последствия - как для Т'жевско- 
Вотюгнского восстания, так и д>ля общего хода борьбы на Восточном 
Фронте - назначение на важный пост командующего Сибирской армией 
совершенно неподготовленного для этого генерала Гайды. 

После оФСФупления за р.Каму Воткинцы заняли позиции БДОVЛЬ ле- 
вого берега, загибая свой северный фланг с-тронтом на северо-восток 
против красных, действовавших со стороны г. Оса. 

На левом с^лакге находился 4-н Воткинский полк, растянувшийся 
от сСайг^атка до дер.Ершовка- У дер. Ершовка Воткинцы вошли в связь 
с отрядом Ус'эдмцев под командой пор. Воробьева, который действовал в 
районе жел. дороги Сарапуль-Красноуфимск. 

Ежевцы сосредоточились в с.Сайгатка и ближайших деревнях, где 
их части перео'1ор^«тровывались в бригаду в составе двух полков, запас- 
ного батальона, дивизиона артиллерии, конного дивизиона и инженер- 
ной роты. 

Через несколько дней один из полков Ижевцев смен1!л 4-й Воткин- 
ский полк, который был отведен в тыл для Формирования 2-й бригады 
Боткинской дивизии. 

Потеря родных л/гест и семейных очагов, боязнь за семьи, часть 



которых осталась во власти мСФИтеяьного врага, неизвестность, что 
предстоит дальше, - все это отражалось на настроении Ижевцев к Вот- 
ккнцев. Удары судьбы не проходяФ даром, вызывают падение духа п вы- 
ливаются наружу в тех или иных формах. 

Началось расхождение между Ижевцами и Боткинцами, До сего вре- 
мени соштестно и дружно боровшимися с красным гнетом. 

Раскол появился среди старших чинов и пот'ом распространился 
вниз. Отсутствие начапьчиков, которые обладали бы неоспоршшь'! авто- 
ритетом и могли бы сразу остановить зачатки взаимного недоброжела- 
тельства, привело к тому, что недовольство друг другом продолжало 
углубляться. Начались упреки в несправедливом распределении захва- 
ченных у противника орудий и другого имущества, в неправильном рас- 
ходовании денежных средств, в отказе помочь в бою артиттхернйсктш 
огнем и т.д. 

Бо.ттьгаое недовольство, главныл/г образом у Ижевцев, вызвал приказ 
из штаба армии с перечислением целого ряда обязанностей, нарушение 
которых будет караться расстрелом. Приказ заканчивался указанием, 
что те, кто не согласен подчиниться дисциплине в указанных рш-.жах, 
могут уходить обратно дот^той. 

Приказ, имевший целью поднять дисциплин:/, был явно плохо обду- 
ман и неудачен. По свидетельству одного из старших командиров №:сев- 
цев, этот приказ вызвал негодование среди рабочих-бойцов, доброволь- 
но поднявшихся прот-ив насглия большевиков, самоотверженно отдавших 
все силы на борьбу и принесших боттьиие и кровавые жертвы. 

Разбирафься в правильности, справедливости или необоснованно- 
сти этих взаимных обвинений теперь не приходится и невозможно. Ре- 
Злгльтет же был тот, что командующий Р'жевцами шт. кап. Журавлев увел 
подчиненную ему брига.ду в район Уюимского корпуса. 

По мнению Ижевца Ч.Д. , вниАтательно наблюдавшего за всем проис- 
ходившим, Х'Лфавлев сделал это, чтобы избежать недоразуглений и, воз- 
можно, столкновений. 

По его впечатлению, взаимная неприязнь начала заходить очень 
далеко, и можно быпо опасаться, что горячие головы не остановятся 
перед пролитием братской крови, что был даже заговор убить кап.^ 
Юрьева, но это не произошло, пото^/гу что Юрьев не появлялся в райо- 
не Ижевцев. 

С уходом Р'жевцев в район Уфимского корпуса пх совместный с 
Вотккнцамн путь борьбы с красными временно разошелся; первые дра- 
лись в рядах Западной (позднее 3-ей) армии, а вторые в Сибирской 
(потом во 2-й Сибирской) армии. 

Только в Забайкалье поредевшие в тяжелых походах ряды Р'жевцев 
и Воткинцев, сведенные в полкп, .в конце 1920 года вновь вст:оетились 
и дружно продолжали бороться со своим смертельным врагом. 

- о - 

Уходя в район Усримского корпуса и бросив боевой участок, шт. ка- 
питан Луравлев не предупредил об этом Воткинцев. 

Самовольный уход с позиции не может иметь оправдания, но ука- 
занные вьш1е обстоятельства говоря^ о том, что это было сделано не 
без причин. Что же касается того, что Журавлев не предупредил об 
уходе штаб Вофкинской дивизии или ближайшую часть, нельзя ра.сстла- 
тривать иначе, как предательством. 



- 10 - 

Это ОФраоилось на устойчивости положения "Воткинцев и облегчи- 
ло красным форскровакке р.Камы, к этому времени уже покрывшейся 
льдок. Воткинцы были вынуждены, под нажилюм переправившегося через 
реку противника и под угрозой удара с севера, начать отход со сво- 
его его выдвинутого вперед участка на восток. 

После переправы через реку крупный красный отряд, проделав в 
два дня большой переход, занял деревню Зипуново и оказался в тылу 
Воткинцев за левым флангом их 2-й бригады. Навстречу был брошен 
4-й полк под командой шт.кап.Болонкина, который задержал дальней- 
шее продвижение красного отряда. Это дало воза/гожность Воткинцэл.^ и 
всем беженцам, двигавшимся с нимп, благополучно выйтк из задуманно- 
го красныт.'ги окружения. 

Установив связь с Сибирской армией, Воткинская дивргзпя заняла 
участок на ее левом с'шанге, в 40 верстах к западу от г.Красноуоз^мск. 

-- о - 

В районе Уфи1чского корпуса Ижевская бригада была расположена 
по селам и деревням, примерно, в 170 верста.х к северо-востоку от 

Г0Р.УС^Ы. 

Здесь Ижевцы испытывали большие лишения от наступивших зимних 
холодов. Т-^'Х собственное интендантство не могло достать обж/^дхфова- 
ние. Некоторые покупали теплые вещи сами, некоторым по-югали крес- 
тьяне, дрVгие мерзли или промышляли теи, что плохо лежало. 

Последний способ был исключением, но жалобы пострадавших дохо- 
дили до высших шта,бов сильно преувеличенными. 

С другой стороны, тяжесть пережитой борьбы и кровавьпс потерь, 
неспособность молодого и неопытного кс^тандного состава наладить вну- 
тренний порядок - толкали на желание забыть тягости жизни с помощью 
спи]эта к са»/гогона. 

В 1-'." Ижевском полку, стоявшел/т в отдалении о^ остатгьных частей 
бригады, командиру полка удавалось поддерживать дисциплину и поря- 
док на значительной высоте. В остальных частях дело это страдало, 
в большей или меньшей степени, в зависимости от качества командиров. 

Худая слава о бригаде все увеличивалась. На боевые качества и 
моральную устойчивость Ижевцев, как упорных и непримиримых врагов 
большевизма, казалось, никто не хотел обратить внимания к использо- 
вать для общего дела. 

Крепость своей спайки, любовь к Родине и ненависть к ее пора- 
бот::телям Ижевцы вскоре доказали, когда власть от Директории, не 
сумевшей справиться с вопросами государственного управления, пере- 
шла, в руки адмирала Колчака. 

Ко?(1андовавшГ'й брттадой шт. кап. Журавлев, ставленник эсэров, на 
собрании офицеров бригады, решавших, что делась дальше и за кем ид- 
ти, был на стороне устраненной Директории. 

За ним никто, кроме двух его сообщников, не пошел. Эс-эровское 
руководство полностью доказало свою несостоятельность во время за- 
щиты заводов, к это все помнили. 

Непродолжительное обс-ул<дение - "за кем идти?" - закончил моло- 
дой прапорщ^:к Ермаков, котсоый громкид/г голосом сказал: "Пойдем за 
Колчаком - больше толку бу.гет!" - Все, кроме Журавлева, согласи- 
лись. "Устами младенцев глаголет истина", - вспоминал об это1л капи- 
тан Зуев, вскоре занявший пост командутра бригады. 



- 11 - 

Весь состав Ижевской бригады спокойно прршял решение. Клсевцы 
вступили в ряды Белых армий, где - хорошо или плохо - политические 
вопросы стояли на заднем плане, а на первое место выдвигалось унк- 
чтокение большевистского ярма. 

В лице адмирала Колчака все видели честного русского человека, 
доблестного солдата и патриота России, для которого благо Родины бы- 
ло выше всего. 

Через несколько дней шт. кап. Журавлев со своими приверженцами, 
захватив два миллиона рублей, скрылся из бригады. По сведения-.т из 
штаба армии, его последним днем командования бригадой было 13 дека- 
бря. Розыски его тгспехом не увенчались - по некоторыл/г данньм, он 
перешел на сторону большевиков. 

- о - 

В начале января 1919 года была сфор^-тирована Западная арьшя, в 
состав которой вошел Усортмский корпус и расположенная в его районе 
Ижевская бригада. 

л^алобы на поведение чинов бригады заставили командующего арми- 
ей ген.Ханжина назначить ршспекцию. Был послан ген.Тиманов. 

Плохо питавшиеся, мерзнущие и ск7/чающие от безделья Ижевцы об- 
радовались: наконец-то кто-то о них вспомнил. 

Для встречи инспектора Кжевцы тщат'ельно подготовились. Весь 
состав бригады выстроился на большой площади села стройными рядами. 
Ра^здалась команда для встречи, и винтовки четко звякнули "нг. ка.ра- 
ул". 

Генерал Тиманов поздоровался и услышал громкий, отчетливый сол- 
датский ответ. Он обошел ряды, осматривал внимательно одеждзг и 
обувь, разговаривал. 

Стрр.нное впечатление производили ряды Ижевцев. Стояли как буд- 
то хорошо обученные солдаты, но были пестро одеты в пиджаки, в паль- 
то, некоторые в шинели, в полушубки... На головах картузы, кепки, 
фетзэовые шляпы, папахи... На ногах - сапоги, штиблеты, валенки или 
башмаки с обмотками. Большая часть одежды обтрепана, заштопана^, в 
заплатах, давно отслужила все сроки... 

Больше всего внимание генерала Ти^^анова привлекли глаза Пхсев- 
цев. Он проходил по сТгронту, и тысячи глаз провожали его. Но это не 
было заученное казенное "ешь начальство глазами". Старого царского 
слл/жаку нельзя было обмануть. Этр' глаза говорили, и генерал понимал, 
что они говорили: "Мы знаем, кто наш враг! И мы хотим С ним встре- 
чи ! " . 

Генезэал Тиманов дотгожил о всем виденном, считая необходимытл 
прежде всего одеть Р'жевцев, наладить регулярное питание и дать опыт- 
ного боевого командира. Он вынес убеждение, что бригада будет отлич- 
но драться. Особенно он подчеркивал то впечатление, которое произ- 
вели на него глаза Ижевцев - их прямота, смелость и решимость. 

Через Уйи^ский корпус Ихсевцы начали потгучать обмундировз.ние и 
нала::спвать правильную доставку продовольствия. Были получены поход- 
ные кухни. 

От УоФ^'-'Ского корпуса Ижевская бригада доттжна была поручить и 
нового начальника. 



- 12 - 

К тому, Что было уже сказано, как в Ижевских к Вотккнсккх час- 
тях было встречено исвестпе о вступлении ад^^шрала Колчака на пост 
Верховного Правителя, следует добавить подробности, полученные от 
одного Боткинского офицера. Он присутствовал на собрании, которое 
кап. Юрьев созвал после получения известия об изменениях в верховной 
власти. 

На это же собрание были приглашены также Ижевцы. Кап .Журавлев, 
видимо, через партийные круги получивший сведения раньше и, к. .к уже 
гово:оклось, пытавшийся повести ХДжевцев против адм. Колчака, на со- 
брание не Пошел. Туда отправилось несколько Рокевцев во главе с кап. 
Зуевьпл. 

Среди Боткинских офицеров находились два моряка (в тол числе 
строитель моста через Каму - капитан 1 ранга Бологдпн). 

Оба морских офицера рассказывали Боткинцам об адм. Колчаке, о 
его высоких досФоинствах, любви к родной стране и к д/горской службе. 
Один из них был в^тесте с адмиралом в полярной экспедиции, и его ин- 
тересные рассказы захватывали слушателей, заставляя их с ува::сенпем 
относиться к неизвестному им, но выдающемуся и славному адмиралу. 

Когда кап. Юрьев объявил о вступлении ал- г. Колчака на пост Вер- 
ховного Правителя, Боткинцы дружно ответили па это грс-ювым "ург." . 
Иясевцы тут же сообщили, что у них уже было собрание и что они поста- 
новили идти за ад-'-гиралом Колчаком. 

Этот рассказ указывает, чфо сведения об изменениях в о;огакпза- 
ции Верховной власти долтли раньше того вре^течи, когда кап.Л^равлев 
увел Т&севцев в район Уфимского корпуса. 



15^._Нрвые_командиры_^ 

После включения в состав армий Восточного фронта, у Шгсевцев и 
Боткинцев были произведены из»'[енения в их ко'тандном составе. 

Как указывал х-тнспектировавший 1<"жевскую бригаду ген.Тиманов, 
И):севца1я необходи^то бь'ло н"-! значить опытного боевого начальника. Его 
выбор определил весь будущий путь службы и боевой деятельности Ижев- 
цев. На должность начальника Отдельной Икевской Стрелковой бригады 
бчл назначен командир 32-го Прикамского полка полковник '/юлчанов. 

ТрVдно было сделать более удачный выбор. Судьба послала доб- 
лестны'-т Илсевцам выдающегося командира. 

В сплоченной однородной Ижевской бригаде, уже прошедшей часть 
своего тяжелого крестного пути, новк'й командир являлся посторонним 
человеком. 

Нес^^отря на предупреждение о приезде, никто не вышел его встре- 
чать, когда он поздно вечером приехал в расположение бригады. Преж- 
ний командир со своим начальником ш^аба уехали раньше, не сдав долж- 
ностей. Знавшие о приезде полк.''1олчанова командиры частей не пока- 
зывались из своих квартир, полагая, что они б^дут смещены со своих 
должностей. Другие еще не знали о его приезде. 

Случаь.'э попавшийся на улице села ко^енданф штаба поручг-хк Са- 
ламатоБ отвел кврртиру. Встреча нового командира была недоброжела- 
тельной. 

Ко^/^андир 1-го Ижевского полка пор.'^1ихайлов, не извещенный о 
приезде полк.. "Тол чанова, так вспоминает о первой встрече: 



- 13 - 

"Конечно, командиры полков ожидали смещения с дол::сностей - и 
я был к ЭТ0Т.1У готов. Ген.Тиманов нам уже дал понять, что иы слишком 
молоды и что будут, наверное, присланы более опытные командиры. 
"Вскоре по приезде к на^/г нового командира бригады я приехал в штаб 
бригады, явился и доложил: "По вашему приказанию явился!" Полковник 
^Толчанов удивленно посмотрел на меня и сказал, что не вызывал 1леня. 
Подаю записку. Он читает и улыбается. Говорит: "А вы число посиотре- 
лн?'' Дает мне. Смотрю, а дата старая. Итак, по ошибке я попал к но- 
вому командиру. "Ну, вот и прекрасно, что пришли. Мы с вами побесе- 
дуете". Справился о моем семейном положении и, зазнав, что у меня ни- 
кого нет, сказал: "Бы незаменимый человек для военной слу::сбы". По- 
том сообщил мне, что на должности командиров частей у него есть 
много предложений опытных офицеров в больших чинах и что им будут 
назначены новые командиры полков, но он дает слово, что мы, то есть 
я и Ляпунов (командир 2-го Р'жевского полка), останемся на должнос- 
тях помош.ников. На это я ответил: - "готов хоть ротой командовать". 
Весь разговор по^шю слово в слово, т^ак что было вперед у>::е решено 
нас смесп^ИФЬ. А не сместил нас ко"'гандир бригады потому, что в пер- 
вых же боях мы оказались на должной высоте" . 

Полковник 'Молчанов начал быстро приобретать доверие и любовь, 
одновременно бл'-дучи очень требовательным. 

Это нелегко было достигнуть от Ижевцев. Прошедших военную служ- 
бу было немного. Остальных сделало бойцами восстание. 'Тного особен- 
•юстей наблюдалось в бригаде. 

В боях Р'жевцы действовали смело и дружно, признавали блп.сть 
начальников и исполняли их приказы. Вне боя отношения менялись. На- 
чальник обращался в Ивана Ивановича или просто в Ваньку, как было 
на, з?.воде. 

Только командиры полков и соответс^^вующие и'^т по дсггГ'.ности поль- 
зовались боттьшим уважением, и к ним обращались не по чршам, а по 
за.нима.емой должности - "господин полковник". 

Прттказы вне боя вызывали обсуждения и пререкания. Сторожевая 
слу::<ба, когда противника не было поблизости, неслась неисправно - 
часовые уходили с постов погреться и попить чайку. 

Ответы Ижевцев отличо,лись своеобразием. Например, нозоьг^'' на- 
чальнику бригады отвечали "ваше высокоблагородие". На вопрос: поче- 
му? - отвечали: "хотим по старинке". 

В ответ на благодарность к уставноглу: "рад стараться!'" п]Л'1бав- 
ляли: "и охота есть!" 

Не легко было переучить такое войско, заставить исполнять при- 
казы без рассуждения и нести сторожевую службу строго по уставу. 

Обычные меры наказания не принесли бы пользы. Переучивать за- 
каленных в боях бойцов, начиная со "словесности", было нелепо. 

Ну::сно было постепенно и упорно внедрять в сознание Цгсевцев, 
начиная с их начальников разных степеней, необходимость для внутрен- 
него по:оядка и для успеха в бою поддерживать строгую дисциплину и 
выполнять все требования устава. 

Это и начал полковник "Толчанов проводить в жизнь . 

Свое родное гнездо Ижевцы отстаивали, защищаясь на позициях 
среди хорошо знакомой местности и действуя "фронтами", состоящими 
из отдельных рот. Для маневренной войны в поле, с быст7>о меняющей- 
ся обстановкой, подобная организация и упрощенный образ действий 
были неприменимы. 



- 14.- 

Нр. первых же трех переходах к новому расположению полк. Молча- 
нов р.ясбкл бригаду на два отряда, направил их по двум дорогш? и 
дал двухстороннюю задачу на параллельное преследование. Далее - 
другие задания. 

Обучент^е требовало много лишних движений на разведку, охране- 
ние тт разворачивание д^гя боя и делало переходы много утомительнее. 

Но 1'жевцы с большим внрртаниетт относились к этим ученият..-!, к их 
разбору и указания^/г опытного командира и не жаловались на усталость. 
Учения вызывали явный интерес, и это закладывало прочный ("фундамент 
для будущих побед. 

Особую систему пришлось применить к привычке обсуждать приказы. 
Этого новый командир не выносил. Он обрушивался на непокорного та- 
ким потоком крепких слов, что тот быстро бросался выполнять приказ. 
Однако, часто с ворчанием: "Ну и командир попался! Фы ему слово, а 
он десять! " 

Более близкое знакомство Кжевцев со своим командиром произошло 
в наступивших в начале марта боях. 

Горячая любовь к Родине и ненавис'т'ь к ее врагам сближали к 
роднили Кжевцев с их командиром. 

В своей борьбе на заводе р^жевцы потеряли все. 'т^о^ько винтовки, 
выделанные ими самими, сживались в их крепг.их руках, и им они вру- 
чили свою дальнейшую судьбу. 

Столь же решитетгьно, не признавая никаких колебаний, вступил 
в борьбу с красным гнетом полк. Молчанов. 

Под его водительством, сначала непосредственным, а потоп б со- 
ставе налсодившихся под его командой корпуса и армии, боевой путь 
И-Г^евцев обратился в ряд стремительных наступлений, упорных защит 
позиций, тяхселых боев в арьергардах и пробивании дороги в долгом 
отступлении во вре^чя Сибирского ледяного похода и последующей борь- 
бы в Забайкалье и Приморье. 

- о - 

В Воткинской дивизии было боттьше перемен на командных должно- 
стях. 

Капитан Юрьев, пользовавшийся яю^оббю и ав'^ори^^етом у Воткин- 
цев, оставался после переправы за Каму начальником дивизии недолго. 

В январе он был отозван в тыл по неизвестной причине. Однако, 
явившись Верховному Г1авнокомандуюш,еА4у ад^-гиралу Колчаку, он был про- 
изведен за руководство восстанием в полковники и награжден орденом 
С в. Георгия 4-й степени. 

В т/гарте или апреле он вернулся в дивизию и вступил в ко амдо- 
ванпе. На этой должности он пробыл до боев на р.Ишим, то есть до 
октября 1919 года, после чего был устранен, по имеющи^гся сведеиияТ'Л, 
за то, что отказывался ст^ступать дальше на восток. 

Перемен среди командиров отдепьных частей в дивизии было мно- 
го, и полных сведений собрать не удалось. 

Ко \анлир 3-го Сайгатского полка - храбрый и энергичный полков- 
ник }иуланов - был переведен на должность помощника командира 4-го 
Воткинского полка, ко^^орым командовал полк. Вольский - совершенно 
новый в дивизии офицер. Полк. "'Вольский командовал полком очень не- 
долго. Бывший командир 4-го полка, доблестный шабс-капитан Болон- 
ккн, коренной Воткинец, был тяжело ранен 1-го января и эвакуирован 



- 15 - 

во Владивосток. Вернувшись в дивисию в пюне, он получил в командо- 
вание баталион. 

Повкдимому, выдвижения на должности в Боткинской дивиспе носи- 
ли случайный характер и не были в соответствии с заслугами назнача- 
емых оСагщеров. 

- о - 

"Мартовское наступление было первым испытанием для Ижевцев в 
новых боевых условиях. 

Перед наступлением был получен приказ Командующего Западной 
армией ген.Ханжина, специально обращенный к ним. Не доверяя И>::евцам 
и сомневаясь в их желании сражаться против красных, ген.Ханжкн ре- 
шил поднять их боевое настроение и указывал в приказе, что насту- 
пление приведет к освобождению 14жевска и они будут туда, немедленно 
отпущены, 

Этии приказом ген.Ханжпн исключал Ижевцев из числа доброволь- 
цев, обязанных служить до конца. Ижевцы попадали в положение каких- 
то временно обязанных, которым разрешалось принять участие в воен- 
ных действиях, но от которых было желательно избавиться. 

Неосторожное и ненужное обещание ген.Ханжина Ижевцы крепко за- 
помнили. 

Несмотря на донесения полк.^1олчанова, что настроение у .Ижевцев 
превосходное и они с нетерпением ждут приказа о наступлении, ген. 
Ханжин продолжал сомневаться до последнего дня. Накануне наступле- 
ния он приказал полк. Молчанову прислать ему краткую условную теле- 
граш^гу: "пойдут" или "не пойдут". 

Хорошо уже изучивший своих подчиненных и вполне уверенный в 
них, полк. ^'Молчанов без колебаний ответил: - "пойдут". 

б-го марта 3-й Уральский корпус, которо^лу была придана Ижев- 
ская бригада, начал наступление из тшкта сосредоточения на юг, в 
направлении на гор.Уфу. 

1'1жевцы рвались в бой. В первые же дни они разгромили красных, 
бывших перед ншш, п начали неотступное преследование. 

Врг.г не выдерживал ни одного удара. Если он был силен с фрон- 
та, обход с фланга или в тыл, обычно по глубокому снегу, решал 
участь боя. 

Во время атаки одной деревни батальон бросился в незамерзшую 
горную речку и, по готэло в ледяной воде, атаковал противника. Толь- 
ко выбив врага из деревни, они пошли в избы сушись свою одежду, об- 
ратившуюся в ледяную кору. 

Пленные красноармейцы говорили, что не могут понять, как белые 
способны так быстро атаковать по глубокому снегу. У них прошел слух, 
что Ех противник движется на паровых лыжах. 

"Не успеваю следить за орлиным полетом молодецкой бригады" , - 
начршает свой приказ командир Уральского корпуса ген. Голицын. 

Елседневно было 3-4 боя. Наступавшие рядом соседи начали отста- 
вать. 

Через семь дней бригада подошла на пол-перехода к гор. Уфе. 
Здесь, на Фронте дер.Под»швалово - Красный Яр, происошли последние 
бои перед захватом Уфы. 



-16- 
13-ГО марта 1-й Р1жевский полк получил задачу выбить красных из 
дер, " Подымалово, а 2-й - но села Красный Яр. 

2-й полк встретил упорное сопротивление у с. Красный Яр, но по- 
сле двухчасового боя выбил красных пз этого села. 

Бой 1-го полка у дер.Подымалово был проведен быстро п очень 
удачно п посеял большую панику у красных в гор.Уфе, которые поспеш- 
но оставили город. 

Подроб^'юстн этого боя заслуживают того, чтобы на них остано- 
виться. 

Деревню Поды'лалово, находившуюся в 12 верстах от Уоы, занимал 
229-й стрсПслк 26 -й красной дивизии. Полк был совершенно свежий, 
деркавшийся в резерве для отпора противника у самой Уфы. Он насчи- 
тывал более 1500 бойцов и укрепился около дэтэевнн. Красные бы^и 
так уверены, что им удастся отбить наступление белых, что весь обоз 
держали в самой деревне. 

Утром 13-го марта 1-й полк, ночевавший в дер. Камыш онка, начал 
наступление двумя баталионамп: 2-м с с^ронта и 3-м в обход правого 
фланга противника, угрожая отрезать его от Уфы. 1-й батальон был в 
резерве, Поллсу был придан один эскадрон Конного дивизиона и батарея 
из четырех трехдюймовых орудий. 

Когда 2'-й батальон развернулся и начаи наступление цепжи, по- 
дойдя на одну версту к противнику, из дер.Камышонка прискакал орди- 
нарец и допожил командиру полка, что эту деревню, где были оставле- 
ны хозяйственная часть и обоз полка, захватил коммунистический от- 
ряд, появившийся со стороны с. Красный Яр. 

Командир полка решает сначала выполнить задачу и разбить про- 
тивника в дер. Подымал ово, а потом действовать против врага, появив- 
шегося в его тылу. Но нужно ускорить выполнение задачи. 

Батарее отдается приказ выдвинуться в цепи пехоты на открытую 
позицию и открыть усиленный огонь; 1-й батальон усиливает цепи 2-го 
батальона; эскадрону и конной разведке приказано приготовиться к 
атаке, 

Ихсевцы, увидя пушки в своих цепях, не дожидаясь команды побе- 
жали вперед с криками "ура". Командир полка во главе конных бросил- 
ся вдоль дороги в атаку. 

Участник боя вспомина,ет: 

"Что получилось - трудно описать. У рТжевцев чеописует.дай подъем. 
Воля противника подавлена. Красные бегут на Уйу. Снаряды точно ло- 
жатся на дорогу и бьют бегущих. Конные доскакали до красных и оста- 
новились на Атомент - огонь своей же артиллерии преградил дорогу. 
Артиллерия прекращает огонь и мчится в Подымалово. Противника пре- 
следуют на 5 верст в сторону Уфы. Красноармейцы с поднятъаш руками 
возвращаются обратно и толпами сдаются." 

У Подымалова было взято в плен 1280 человек, в том числе ко- 
мандиры всех трех батаньонов, несколько комиссаров, захвачено 16 
пулеметов и весь обоз 229-го полка с большим количеством патронов, 
запасов обмундирования и обуви, продуктов и фуража. 

Успел бежать в Уфу командир полка с небольшою горстью своих 
бойцов. 

Разгром красных произошел очень быстро и с небольшими потеря- 
ии в 1-м йкавском полку. 

Когда наш успех был налицо, командир полка послал две роты на 



- 17 - 

дер. Камыш онку, которые выбили оттуда отряд ко^^^нистов п освободи- 
ли НРД1НХ пленных. 

Отличные действия всего состава 1-го полка и приданных екгу ар- 
тиллерии и конницы в бою у Подымалова не являются исключенпеи. Они 
выказывались Ижевца^га не раз в течение операдпи в эти дни мартов- 
ского наступления. Но здесь также обращает на себя внимание 1.г7*кес- 
твенное решение командира полка - сначала всеми силами разгромить 
главные силы врага и выполнить поставленную задачу, а потом у5:се за- 
няться противником, прорвавшимся в тыл и захватившим полковой обоз. 
Решение, доступное военачальнику высокого класса, обладающему вер- 
ным глр.зомером и твердой волей. 

В то время, как шли бои у Подымалова и с. Красный Яр, конный 
разъезд Ижевцев проник к железной дороге западнее Уфы и включил те- 
лефон в провода, по которым красные в городе вели разговоры со сво- 
им тылом. 

Выяснилась полная паника в рядах красных к растерянность среди 

их командного состава. 

Полковник Молчанов донес об этом ген. Голицыну и просил разре- 
шения атаковать Уфу с запада. Уфа не входила в полосу наступления 
Ижевской бригады, но паника у противника и успешное движение брига- 
ды впереди остальных частей корпуса дазали возможность использовать 
положение и захватить город ранее намеченного срока. 

Но честь захвата Уфы должна была принадлежать, по заранее раз- 
работанному плану, шефскому Уральскому полку, на.ступавшему левее 
Ижевцев. 

Генерал Голицын отказал полк. Молчанову в его просьбе, а вместе 
с тем просил и молил не атаковать Уфы. 

Уфа была захвачена позднее, чем это было возможно. Но 25~й 
Уральский полк, вошедший в город с севера, должен был разделить 
свои лазры с частят-ш 11-й Уральской дивизии, наступавшими с восто- 
ка к вошедшими в город одновре^/генно с северной колонной. 

Первые боевые действия Кжевцев в составе Западной Арт.пж, под 
блестяП'ИМ руководством полк.'Толчанова, показали превосходное качес- 
тво бригады и получили общее признание. 

Так:1се вполне оправдалось желание начальника бригады не то,ро- 
питься с зат^теной молодых и, как предполагалось, неопытных начальни- 
ков в малых чинах более опытными осТтиц ерами с авторитетом прошлых 
заслуг. 

Гражданская война имеет свои особенности и, в гоч числе, предъ- 
являет свои требования к команднот^гу составу. Борьба идет не для за- 
щиты Родины ОТ! нападения внешнего вр?-.га, а, в коротких словах, за 
установившиеся государственные и общественные порядки против новых, 
обычно разрушительных идей. 

Настроение борющихся масс меняется, и "перелеты" из одного ла- 
геря в другой - обычное явление. 

Начальнику мало ИАтеть ап'^орит'ет, хотя бя и вполне заслуженный. 
Необходимо получить ионное доверие от своих подчиненных, и тогда 
моральная устойчивость будет сильна. Не только при временных неуда- 
чах, но даже и при крушении всей борьбы рядовой состав армии идет 
до конца, за начальником, заслужившид/г доверие, и готов на предельные 
подвиги и са^^опожертвовг^ние. 

~1олодые командиры Ржевских частей выдвинулись на свои посты 
ходом событий - "война роди'т;' героев". Для выяснения вопроса об их 



- 18 - 

"неопытности" полк. 'Молчанов дал и^т возможность показать своп спо- 
собности управлять боем. Он действовал здесь очень осторожно и осмо- 
трительно и не ошибся. Поэтокту, хотя командир 1-го полка н получил 
предупреждение, что он может быть заменен, - теперь, когда он бле- 
стяще выдержал экзамен, в это"' от^падала необходимость. Пор.Т1ихайлов 
с больш1ш искусством командовал свои^" полком и прошел с ниг весь Си- 
бирский поход до Забайкалья. Командир 2-го полка пор. Ляпунов хоро- 
шо р-<'-ководил -боевыми действия^V!И своего полка и был вполне на своем 
месте. Он был тяжело ранен в октябре на р.Тобол и умер через нес- 
колько дней. 

Кот.тандир артиттлерийского дивизиона пор. Кузнецов оказался выда- 
юш,имся артиллеристом. Его любили в бригаде за своевреVтеннуIО поддерж- 
ку в бою и ценили необыкновенную способность точно и быстро опреде- 
лять расстояние до целей. Он часто открывал огонь на поряленпе без 
пристрелки. 

Единственным начальником, оказавшимся не вполне на своеы иесте, 
был командир Конного дивизиона. Он был заменен командиром эскадро- 
на прапорш.иком Багиянцем. По происхождению турецкий а.рмяннн, он при- 
был на завод для закупки винтовок, но собнт.ая в России и восстание 
на заводе лиши'п-и его возможности вернуться на родину. Он быстро 
овладел русскиА/т языком, принял горячее участие в восстании и отли- 
чался большой смелостью, хотя и не всегда разбирался правильно в 
обстановке. С Ижевца^ш он провел все походы и с ни-'И же отступил в 
Китай. При нападении хунхузов на. ресторан, где он работал, Багиянц 
уложил КС револьвера несколько грабителей. Копда он был тт убит, 
разъяренные хунхузы распороли его живот и обмотали убитого его же 
кишками. 

А. Ефимов - 
(Продолжение следует) 

оОо 



ФОСКА ПО РОДШЕ. 

Звону дальне^лу тихо я внемлю 
У Днестра, на зеленом лугу, 
И Российскую милую землю 
Узнаю я на том берегу... 

А когда засыпают березы 

И поля затихают ко сну... 

О, как сладко, как больно сквозь слезы 

Хот^ь взглянуть на родную страну. .. 

А. В. 

оОо 



- 19 - 



НЕПРГ'^'Ц'ТТ^ТОСТЬ И нЕкз^тенность. 

На Февральскую революцию часть России (офицерство в особенно- 
сти) ответила негодованием - то ли на самое революцию, то лр: на ее 
несвоевременность, - а на Октябрьскую революцию реагировала крепким 
негодованием. Но негодование и даже крепкое негодование - это лишь 
слова. Негодование превратилось в непрк^/гиримость, то есть в дейст- 
вие, через 8 дней после Ленинского Октября: Алексеевский Ноябрь 
(2/15 ноября 1917 году - воззвание генерала Алексеева) воору::скл не- 
годование и преобразил его в боевую непримиримость. 

Непримиримые к большевизму, психической эпидемии, и к марксиз- 
Щу злодейской утопии, и ко всему, что поднялось против России, мы 
ровно три года дрались за Россию: от 2/15 ноября 1917 г. до 1/14 
ноября 1920-го. Покинув Родину, мы увезли с собою два клада: идею 
России и нплу непримиримость к тем и к тому злу, какие овладели Рос- 
сией. За рубежом непримиримость-оружие »/[Ы сменили на непримыримость- 
слово, сделали слово своим оружием: калсдый зарубежник, где бы он 
ни хсил, твердил к.аждому тл'"3емцу о коммунистической опасности, и в 
результате нет ни одного антикоАдлтунизма на свете, в котором не бы- 
ло бы всходов наших б е л ы х семян. Славна наша непримири^^ость! 

Ье не поколебали евразийцы, ни '\'гладороссы, ее не смутил совпа- 
триотизм в сороковых годах, а зазывания Комитета за возвращение на 
Родину были бессильны, как мягкая пуля против твердой брони. Но в 
последние годы смерть вырвала многих из наших рядов, а старость не- 
сколько ослабила дух; дух ::се сменяющих нас поколений не имеет той 
закалки, какую в боях приобрели первопоходкики, корниловцы, марков- 
цы, дзэоздовцы - только в молодых корпусниках чувствуется крепость, 
сходная той, какой отличались воины генералов Корнилова, Иа.рг.ова, 
Дроздовского, - и стало в военной части Зарубежья, как и в грахсдан- 
ской его части, обнаруживаться скольжение в ново-совпатриотисм. 
Чожно, не осуждая, жалеть совпптриотов 40-х годов, под действием 
тоски по Родине поверивших розовым обешания!^^ Кред/гля и лестоко р^азо- 
ча:оовавшихся. Но их горький опыт дотгжен